Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
14 октября 16:36Распечатать

Борис Колымагин ЦЕРКОВЬ И КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ. Единство Церкви и отечественной культуры возможно и даже необходимо


Взаимоотношения Русской Православной Церкви Московского патриархата и учреждений культуры сегодня нельзя назвать безоблачными. Спор идет и о собственности – кому должны принадлежать храмовые комплексы и монастыри – Церкви, утратившей их по решению безбожной власти, или музеям, благодаря которым памятники пережили советскую эпоху? И о самой стратегии сохранения культурного наследия.

Кострома, Рязань, Соловки… Список мест, где бушевали и продолжают бушевать конфликты легко продолжить.

Конечно, Церковь имеет право получить в собственность то, что принадлежало ей до революции. Это требование диктует простое нравственное чувство. В то же время мы не можем игнорировать того факта, что многие памятники, переданные в ведение РПЦ МП, реставрируются недолжным образом, а то и разрушаются.

Сегодня государство пытается избавиться от "неликвидных активов", и передает все больше памятников федерального значения верующим. Но такая передача подразумевает ответственность и государственных контролирующих органов, и верующих за переданные объекты.

К сожалению, такой ответственности особенно не наблюдается. И Росохранкультура часто бездействует. И церковные люди нередко следуют формуле "аще настоятель изволит". При таком раскладе бизнес-интересы легко перевешивают интересы культуры.

В этой связи крайне интересен и поучителен дореволюционный опыт, который свидетельствует о том, что единство Церкви и отечественной культуры возможно и даже необходимо.

В XIX веке и общество, и Церковь активно занимались охраной исторических памятников. Еще в 1842 г. император Николай I повелел "во всех древних памятниках ни к каким обновлениям не приступать без высочайшего разрешения". Результатом этого стали указы Синода 1842 и 1843 гг. Согласно им, во-первых, требовалось обязательное "предоставление на рассмотрение Синода предложений об обновлении памятников древности", во-вторых, указывалось, чтобы без разрешения Синода в "древних церквях не дозволялось ни малейшего исправления" [1].

В 1890 г. охрана церковных памятников со стороны государства была передана в ведение Императорской Археологической Комиссии (ИАК) и Академии Художеств. И это отразилось в Строительном уставе.

Церковь, в свою очередь, способствовала сохранению культурного наследия. В частности, Св. Синод издал ряд указов, направленных на улучшение сохранения церковных древностей. Указом Св. Синода 1853 г. предусматривалось создание специальных комиссий по епархиям "из сведущих лиц" для составления описей церковного имущества [2].

Епископы и священники способствовали охране культурного наследия. И тому есть немало свидетельств. В Олонецком крае, например, коллекционеры за бесценок скупали церковные вещи. "На такое крайне нежелательное явление обратил свое особенное внимание епископ Мисаил. Владыка разъяснял настоятелям, какое важное значение для истории церкви имеют обнаруженные ценные рукописи, и просил по возможности отсылать их для хранения в церковно-исторический музей, устроенный в этих видах при братском Назарьевском доме. Первым откликнулся на призыв владыки о. Иоанн Рябинин, протоиерей Вытегорского собора, и прислал его преосвященству найденный в Озерском приходе Лодейнопольского уезда очень древний (XVI столетия) антиминс, квадратный, 5 вершков размера". [3].

Архиепископ Новгородский Гурий осмотрел шкнятинскую Введенскую церковь (XIV век), убедился в ее древности и воспрепятствовал намерению притча расширить ее. [4].

Интересно, что и в этом, и в ряде других случаев просвещенный клир идет против мнения причта, мирян и не боится вступить в конфликт с "низовым благочестием".

Этот пример не единичен. ИАК благодарит Владимирскую духовную консисторию "за охрану памятников церковной старины от искажения". Причт Крестовоздвиженской церкви (1785 г.) в Переяславле хотел заменить древний иконостас на новый. "Консистория, находя, что иконостас красив, оригинален и довольно прочен, отказала в удовлетворении этого ходатайства" [5].

Для Церкви, как соборного организма, было чрезвычайно важно охранять памятники старины как элемент живого Предания. К началу XX века сложилась интересная сеть церковных музеев, называемых древлехранилищами. Это были церковно-археологические собрания, и появились они благодаря переформатированию ризниц. Самые выдающиеся из древлехранилищ – это музей Троице-Сергиевой Лавры, два музея, организованные Михаилом Васильевичем Покровским в Новгороде и музей при Санкт-Петербургской духовной академии.

В отборе экспонатов этих музеев участвовали не только церковные, но и светские ученые (например, академик Н.П. Кондаков). При этом Церковь проявляла неподдельный интерес к тому, чтобы все желающие могли беспрепятственно посещать экспозицию.

Скажем, в Могилеве древлехранилище сначала помещалось в церковном доме Воскресенской церкви. Под него была отведена небольшая комната, и о свободном посещении его не могло быть и речи. Но в 1905 г. с появлением архиерея Стефана все изменилось к лучшему. Было найдено подходящее помещение и организован комитет по управлению музея и описанию его экспонатов [6].

Интересно, что в дореволюционное время Церковь показывала экспонаты, демонстрацию которых сейчас некоторые священники сравнивают с кощунством. Например, коллекцию антиминсов. Такая коллекция, в частности, имелась в архангельском епархиальном древлехранилище.

Немаловажно, что при архангельском древлехранилище, да и при многих других церковных музеях, помещалась библиотека.

К услугам древлехранилищ прибегали разные учреждения, и они функционировали именно как культурные центры. Так, в 1903 г. в ИАК, по ее просьбе, из архангельского древлехранилище было выслано для ознакомления Евангелие XIV века. В Санкт-Петербургскую духовную академию в ответ на поступившее ходатайство отправлено два рукописных сборника [7].

Была, конечна, и другая сторона медали. Церковь, к сожалению, не всегда способствовала сохранению культурного наследия. Это было связано как с непросвещенностью народа, так и с желанием епископата решать все вопросы по принципу "аще настоятель изволит". Скажем, при реставрации Путивльского собора (1697 г.) иконостас был фактически изменен. И ИАК требует от курского архиерея, причта и церковного старосты объяснения, "на каком основании допущено ими переписывание икон вопреки прямому запрещению". [8].

Но подобные коллизии не мешали работе по сохранению культурного наследия. Все-таки общество было достаточно воцерковлено, а Церковь – просвещена, чтобы не ставить друг другу палки в колеса.

Сегодня ситуация сильно изменилась. И охрана культуры часто просто сопрягается с освоением "финансовых потоков". Требования качества реставрации, культуры хранения и эксплуатации исторических объектов отступают на задний план. А принцип "аще настоятель изволит" часто становится внутри церковной ограды превалирующим.

В этой связи возникает вопрос о необходимости создания специального церковного отдела, на подобии Издательского. Этот отдел мог бы не только координировать работу по охране памятников старины, но и курировать церковные музеи, заниматься выставочной деятельностью и т.д.

Церковь и сегодня может сохранять культурное наследие России. Опыт прошлого подтверждает это.

____________________________

[1]. М.В. Медведева. "Деятельность архитектора К.К. Романова в области изучения и охраны памятников монументального зодчества по документам из собрания Научного архива ИИМК РАН" // "Археологические вести", №12. – СПб., Издательство Дмитрия Буланина, ИИМК РАН, 2005. Стр. 295.
[2]. Цит. соч. с. 296
[3]. Известия императорской археологической комиссии. Прибавление к выпуску 21-му. СПб., 1907, с. 17.
[4]. Известия императорской археологической комиссии. Вып. 26 (Вопросы реставрации, вып. 1), СПб, 1908, с. 23.
[5]. Известия императорской археологической комиссии. Вып. 26 (Вопросы реставрации, вып. 1), СПб, 1908, с. 45-46.
[6]. Известия императорской археологической комиссии. Прибавление к выпуску 14-му. СПб., 1905, с. 25-26.
[7]. Известия императорской археологической комиссии. Прибавление к выпуску 14-му. СПб., 1905, с. 22-25.
[8]. Известия императорской археологической комиссии. Вып. 28 (Вопросы реставрации, вып. 2), СПб, 1908, с. 39.

Для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования