Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
28 июля 17:53Распечатать

Иннокентий Павлов. ОТЛОЖЕННЫЕ ПОРАЖЕНИЯ. Заметки церковного историка. Часть первая – "Дело Диомида"


Если обратиться к событиям последнего месяца, когда Московская патриархия (имею в виду центральное руководство РПЦ МП и его местные управляющие структуры) очень часто оказывалась в фокусе внимания СМИ, то получается, что всякий раз она оказывалась "в минусе" - с учётом тех целей и задач, которые ставили творцы её пиара. Причём речь здесь идёт не об отдельных проколах священника Владимира Вигилянского или иной нынешней говорящей головы РПЦ МП из информационной обслуги. Они-то на этот раз выглядели, если и не убедительно, то, по крайней мере, вменяемо. Видать, набираются понемногу профессионального опыта. Речь идёт о более или менее очевидных провалах их работодателей в той самой сфере высокой церковной политики, где ещё не то что десятилетие, но даже и пару лет тому назад их позиции казались непоколебимыми, а победы несомненными.

Впрочем, в последнем случае следует сказать: для кого как. Лично для меня ещё в начале 90-х, точнее - в 1991-93 гг., когда я сам имел некоторое отношение к тем сюжетам, где у РПЦ МП и, прежде всего, у её главного идеолога и геополитика митрополита Кирилла (Гундяева) тогда началось "головокружение от успехов", стало ясно, что рано или поздно наступит похмелье, причём чем дальше, тем оно будет тяжелей. Самое интересное, что очевидная кризисная полоса, в которую вступает ныне РПЦ МП, обозначилась как раз тогда, когда её административный ресурс по всем показателям является сильным, как никогда. Однако оказывается, что он может далеко не всё. Но самое главное даже не это. А то, что столь тесная привязка к правящему режиму, которая является предметом нескрываемой гордости питомцев гнезда Андропова, каковыми выступают нынешние "религиозные лидеры", так и не сменившиеся с начала 90-х годов, имеет и свои оборотные стороны, с которыми связаны её нынешние и уже очевидные будущие провалы.

Но обо всём по порядку. События истекшего месяца (конец июня - конец июля 2008 г.) я буду рассматривать в их хронологической последовательности: дело епископа Диомида, 90-летие убийства Царской семьи, визит Вселенского Патриарха в Киев. Проницательный читатель заметил, что в первом и в третьем случае я обозначил не официальные названия соответствующих мероприятий – Архиерейский Собор РПЦ МП и 1020-летие Крещения Киевской Руси, а именно то, что в них оказалось не только самым интересным, но именно влекущим исторические последствия.

1. За что боролись, на то и напоролись

Взятая в заголовок этого раздела настоящих заметок поговорка, мало что говорящая молодому поколению, была не раз слышана мною в детстве от людей, чья молодость или даже зрелость пришлись на период НЭПа. Тогда она звучала на каждом углу, произносимая вчерашними красноармейцами, проливавшими кровь "за власть Советов", а вскоре оказавшимися безработными и никому не нужными. Понятно, что обман широких революционных масс большевицкими вождями был несомненной трагедией, тогда как нынешние, вызванные делом епископа Диомида, психологические неудобства того же митрополита Кирилла есть безусловный фарс. Ведь как ни крути, но они есть самый прямой и непосредственный результат именно им сконструированной системы, когда из соборного процесса исключены не только миряне и клирики РПЦ МП, но и, по сути, епископы, которым лишь накануне голосования подсовываются многостраничные "эпохальные" документы, непонятно кем и непонятно зачем составленные, и которые они, словно на каком-нибудь съезде КПСС, должны единогласно одобрить. Но времена КПСС, под бдительным надзором вооружённого отряда которой формировалось нынешнее руководство РПЦ МП, давно миновали и, кажется, безвозвратно. Даже в "Единой России" теперь имеются разные платформы. Так что не надо было быть ни богодухновенным пророком, ни проницательным политологом, чтобы понять, что при своём воплощении в жизнь Устав РПЦ МП, незаконно принятый в 2000 г. на "Соборе победителей", когда-то даст сбой.

Вот и наступил период сбоя. Поскольку дело епископа Диомида - это только скромное начало. А изменись совсем ненамного внутренняя политика страны, и что тогда? Скажем, возникнет у власти нужда показать Западу некий знак "оттепели". Так ведь любой циничный (а других в РФ не бывает) политикан или кремлёвский функционер знает, что с учётом совершенно нулевого значения религии как социально-политического фактора в современной России (за исключением некоторых мусульманских анклавов), нет ничего более безопасного для режима, как явить цивилизованному миру реальную свободу совести, для чего не надо будет даже менять действующее законодательство. Очевидно, что при таком вполне, кстати, прогнозируемом повороте событий, последующие Архиерейские Соборы РПЦ МП будут напоминать последние пленумы ЦК КПСС.

Но вернёмся к прошедшему Архиерейскому Собору РПЦ МП и к делу епископа Диомида как к гвоздю его программы. Патриархийные пиарщики горько сетуют на отечественные (в том числе вполне кремлёвские) и зарубежные СМИ, что те проходят мимо очередных "эпохальных" решений (что-то и официальные информресурсы РПЦ МП не слишком уж их обсуждают), а заостряют свое внимание на "маргинале" епископе Диомиде. Что поделаешь? Такова судьба всех этих "эпохальных" документов, и прежде всего потому, что сами их творцы не слишком потом о них помнят, а главное - им следуют.

Что же касается самого епископа Диомида, то он, без сомнения, в истекшем месяце был главным ньюсмейкером РПЦ МП. Разбору его дела на том же "Портале-Credo.Ru" было посвящён не один добротный аналитический материал. Что же касается моей личной позиции в связи с этим, то, во-первых, Преосвященный Диомид не принадлежит к числу тех личностей, кои мне симпатичны. Моё отношении к нему и его делу близко к тому, что Николай Митрохин выразил в своей заметке, появившейся в "Гранях.Ру". Во-вторых, позиция, занимаемая епископом Диомидом по большинству поднятых им вопросов, мне глубоко чужда. Тем не менее, есть два обстоятельства, делающие его дело историческим и имеющим куда более далеко идущие последствия, чем это теперь кажется. Прежде всего, если бы в РПЦ МП реально действовали соборные механизмы, как они были определены на Московском Священном Соборе 1917-18 гг. и как они действуют, пусть и в скромных масштабах, в жизни тех же Православной Церкви в Америке или Русского Западно-Европейского экзархата Вселенского патриархата, то и никакого бы дела епископа Диомида не было. Обскурантизм - заметное явление в жизни РПЦ МП, однако оно, если и не маргинально, то уж никак не является в ней преобладающим фактором. Так что, выступая под лозунгом борьбы с ИНН или воюя с ветряными мельницами экуменизма, а уж тем более проклиная демократию (пока что для России существующую лишь в теории), явно невозможно претендовать на роль некоего "народного Патриарха" в противовес официальному Патриарху номенклатурно-бюрократическому. Очевидно, что открытая, обстоятельная, охватывающая все уровни церковного общества дискуссия это бы и выявила. Другое дело, что такая дискуссия сама по себе - нож острый для верхушки РПЦ МП. И понятно почему. Начав, как говорится, "за здравие", наиболее духовно зрелые участники такой дискуссии непременно закончат её "за упокой". В связи, скажем, с теми же церковно-финансовыми или же дисциплинарными вопросами. Одно дело, когда отец Павел Адельгейм поднимает последние в камерном пространстве Свято-Филаретовского института или на объявленном патриархией "антицерковным" независимом "Портале-Credo.Ru", а совсем другое дело, если он получит слово на представительном официальном церковно-общественном форуме.

Однако, возвращаясь к делу епископа Диомида, позволю себе высказать одно предположение. Если бы этот иерарх ограничился только обозначенными выше темами, думаю, что он не вызвал бы столь бурной, сколь и неадекватной реакции со стороны тех, кто теперь столь неуклюже, с точки зрения канонических процедур, лишает его сана. Более того, всего бы этого "дела" просто не было. В конце концов, тому же митрополиту Кириллу в этом случае было бы куда респектабельнее заявлять примерно следующее: "Да, у нас в Церкви есть и такая позиция, епископ Диомид не сказал ничего нового, такие высказывания мы слышим уже не один год и всегда даём на них исчерпывающий ответ". Но в том-то и дело, что епископ Диомид покусился на самое святое (без всяких кавычек), что есть и у митрополита Кирилла, и у Патриарха Алексия II, да и у подавляющего большинства того самого епископата РПЦ МП, которое, уверен, без всякого внешнего принуждения голосовало именно так, как голосовало, об "условном" лишении епископа Диомида сана. Что же это за святыня такая? В соборном определении от 27 июня с.г. об это сказано так: "Отдельные утверждения и выражения, присутствующие в обращениях епископах Диомида, ведут к конфронтации Церкви с государством и обществом". Понятно, что "общество" здесь вставлено для красного словца. Да и лёгкая конфронтация с государством в годы ельцинской вольницы была делом даже в чём-то престижным (об этом в моём следующем сюжете). Не то, что теперь. С нынешним государством, какое бы оно ни было в плане своей ответственности перед гражданами, баловать не велено. И даже вовсе не из-за пресловутого "чекистского ренессанса", но именно из-за того, что слишком много получают от него, и хотят получить ещё больше те, кто собрались в соборном зале новодела ХХС. Вот оно нео-сергианство, опять же в виде фарса. Отсюда и та неприличная форма осуждения епископа Диомида с полным игнорированием требований 74-го Апостольского правила о троекратном приглашении на Собор через двух епископов, которая кому как, а мне напомнила снятие проштрафившегося секретаря обкома на пленуме ЦК КПСС.

Другое дело, что творцам нынешней патриархийной политики именно такой стиль наиболее органичен. Я сразу же мысленно перенёсся в далёкую осень 1983 г., т.е. в самый разгар андроповщины, когда, также вопреки какой-никакой дисциплинарной процедуре, т.е. игнорируя решение воспитательского совещания Ленинградских духовных школ, их тогдашний ректор и нынешний митрополит Кирилл (Гундяев) по первому сигналу КГБ исключил из числа студентов духовной академии диакона Георгия Кочеткова, между прочим, в то время своего старшего иподиакона.

Так что Московская патриархия оказалась верна себе: срастание с властью, со сталинской ли, андроповской ли, или нынешней, - вот её главная, не подлежащая никакому сомнению святыня, посягательство на которую карается немедленно и беспощадно, без всякого канонического "крючкотворства".

Но сколько такое будет продолжаться? Ответ ясен. До первого же равноудаления ЦРО "РПЦ МП" от власти и, прежде всего, от административно-финансовых ресурсов. Вот тогда-то под сводами соборного зала ХХС мы и услышим другие песни о главном. И, вероятно, даже скорее, чем это теперь можно представить. Тогда-то тот же митрополит Кирилл наверняка услышит от своих собратьев много занятного о себе, что не станет секретом и для церковной общественности, причём уже без всяких кавычек, т.е. настоящей. А то, что даже малейшие политические колебания для РПЦ МП катастрофичны, теперь наглядно показывает ситуация в Украине, о чём будет сказано в третьем моём сюжете.

Когда я написал приведённый выше текст, то подумал, что можно до сентябрьского Синода РПЦ МП поставить точку в деле епископа Диомида. Но не тут-то было. СМИ донесли новое сообщение из Анадыря. Оказывается, временно управляющий Чукотской епархией архиепископ Хабаровский и Приамурский Марк "обратился в правоохранительные органы и прокуратуру Чукотки с просьбой возбудить уголовное дело в отношении бывшего управляющего епархией епископа Диомида по факту незаконной растраты средств епархии. <…> "Заявление написано мной еще 11 июля. В настоящее время по данному факту ведется проверка, о результатах которой можно будет говорить не раньше августа", - сказал владыка Марк. <…> Есть претензии к расходованию денежных средств на протяжении семилетнего срока управления епархией Диомидом. "По самым скромным подсчетам, общая сумма прихода, которая не была документирована, только по одному храму в Анадыре составляет не менее восьми-десяти миллионов рублей в год", - сказал архиепископ Марк".

Чем интересен этот, право же, неожиданный поворот сюжета с епископом Диомида?

Архиепископ Марк (Тужиков) родился в 1961 г., т.е. как раз тогда, когда последний раз в отечественной церковной истории против архиерея РПЦ МП было возбуждено и доведено до суда с осуждением на продолжительный срок уголовное дело. Речь идёт об архиепископе в то время Черниговском и Нежинском Андрее (Сухненко) (1900-1973), которому в вину была вменена как раз та самая "растрата средств епархии". Произошло это на пике т.н. хрущёвских гонений и вполне укладывалось в русло тогдашней генеральной линии в отношении деятелей РПЦ МП, возражавших против закрытия храмов и, вообще, свёртывания религиозной деятельности, но при этом на которых можно было нарыть хоть какой-то компромат. Теперь, когда уже в РФ какому-то известному деятелю вменяют экономическое преступление, то, даже если оно и имело место, в общественном сознании ясно фиксируется, что репрессируют его всё-таки не за это. Сомневаюсь, что архиепископ Марк согласовал этот своей, безусловно, опрометчивый в плане репутационных последствий для Московской патриархии шаг со своим московским начальством. Скорее, идея прокурорской проверки епархиальных финансов шла от аппарата полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе. На это указывает и вовлечённость в это дело г-на Сафонова, который, согласно сообщению РИА "Новости", "призвал правоохранительные органы проверить факты, изложенные новым управляющим епархией, "самым тщательным образом".Опять же, как ни крути, но тут ясно просматривается противоречие с принятым "Собором победителей" Уставом РПЦ МП, где в пункте 9-м главы 1-й есть такая, прямо скажем, гибкая формулировка: "Должностные лица и сотрудники канонических подразделений, а также клирики и миряне не могут обращаться в органы государственной власти и в гражданский суд по вопросам, относящимся к внутрицерковной жизни, включая каноническое управление, церковное устройство, богослужебную и пастырскую деятельность". А здесь ведь затрагивается вопрос очень уж даже "внутрицерковной жизни", к которой прежде всего и относится распоряжение правящим архиереем церковными финансами. Или, может, в Хабаровское епархиальное управление к самому архиепископу Марку отцы-настоятели свои взносы переводят через банк, а не несут их наличными, как это заведено на территории РФ в РПЦ МП, воистину, от Москвы до самых до окраин?

Интересно, конечно, какое развитие получит этот поворот в деле епископа Диомида в августе, как обещает архиепископ Марк. Не удивлюсь, однако, что никакого. Поскольку, получи он развитие, вскроется настолько опасная для организма РПЦ МП язва, что, боюсь, залечить её уже не получится. Ведь не зря же как чёрт от ладана на "Соборе победителей" отмежевались от определений Московского Священного Собора 1917-18 гг., где приходской и монастырский уставы, определение о епархиальном управление, наконец, определение о Высшем Церковном Совете ясно и недвусмысленно прописывают все процедуры, касающиеся церковных финансов на всех уровнях, обеспечивая полную их прозрачность.

Так что на этот раз позволю себе скепсис в связи с суждением Николая Митрохина, ожидающего от данного сюжета в деле епископа Диомида "очень интересного прецедента". Очевидно, что такой прецедент, если бы он и впрямь теперь произошёл, стал бы для РПЦ МП по своим последствиям, причём не только моральным, самой настоящей катастрофой, рядом с которой все диомидовские анафемы оказались бы просто комариным писком. Хотя в исторической перспективе на "многосерийную судебную "Сагу о Форсайтах" в связи с формированием и распоряжением реальными церковными финансами рассчитывать, конечно, следует. Но только не теперь, и уж точно не в связи с делом епископа Диомида, которое, даже если и обретёт когда-нибудь судебную перспективу, окажется далеко не самым громким и интересным.

(продолжение следует)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования