Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
27 декабря 18:21Распечатать

Алексей Муравьев. ТРЕЩИНЫ. Разделения среди православных и перспективы возможного распада существующих православных деноминаций


Православный мир, который обыденное сознание по признаку монолитности привыкло помещать где-то между католиками и протестантами, постепенно входит в полосу новых расколов. Если Католическая Церковь традиционно рассматривалась как твердый, единый монолит, который не могут поколебать никакие житейские волны, а протестантские деноминации изначально представляли собою весьма дробную структуру, то православные деноминации трудно приблизить социологически к той или другой форме исторического бытования христианства.

В протестантском мире дробность обусловлена несколькими причинами: отстутствием общих и обязательных для всех богословских принципов, отсутствием общей иерархической структуры, отсутствием единого центра христианской организации. В Католической Церкви все наоборот – единая и общая богословская парадигма так широка, что вмещает в себя как ригористически-консервативное богословие кардинала Йозефа Рацингера, так и ультралиберальные взгляды немецкого епископата и экуменических деятелей. У католиков существует весьма развитая и очень древняя иерархическая структура - костяк, на котором строится церковное тело, и, конечно, единый центр, Ватикан, резиденция Папы. К слову сказать, именно попытка перейти от аморфности апостольских администратур к четкой иерархической организации в России стоила католикам немалых слез, пролитых над изгнанными из России епископами и священниками.

У православных картина куда сложнее. С точки зрения официального богословия, преподаваемого в духовных академиях и семинариях, православный мир представляет собою сплоченный союз т.н. "поместных Церквей", соединенных общим причастием и каноническим общением. В этот союз не входит лишь незначительное число жалких отщепенцев и сектантов. Но в действительности эта отлакированная и парадная олеография годится только для незадачливых семинаристов. Начнем с того, что гармоничная система Поместных Церквей в византийские времена была представлена системой "пентархии" (пятивластия), содружества пяти крупнейших патриархатов - Римского, Константинопольского, Иерусалимского, Александрийского и Антиохийского. Однако система эта, хотя и продолжала существовать во времена туркократии, полностью утратилась в эпоху освобождения православных народов из-под власти Высокой Порты. Она заменилась внеканонической системой т.н. юрисдикций, иначе говоря автономных церковных организаций с собственным священноначалием и часто богословским направлением, со своими отношениями с миром католицизма, монофизитства, со своими контактами и часто со своими народными обычаями. По традиции эти деноминации продолжают называть Поместными Православными Церквами, хотя очевидно, что само бытие их не вписывается в рамки существующих нормативов, называемых каноническим правом.

Возьмем, к примеру, греческих православных. На территории Европы существует Элладская Церковь и Константинопольский Патриархат, признающие друг друга, но отличные по полномочиям. Все греческие приходы вне Греции – не принадлежат Элладской Церкви, а находятся в юрисдикции Константинополя. В самой Греции уживаются около десяти различных "старокалендарных" юрисдикций, возникших в результате мелетианского раскола 1920 г., называемого "новокалендарной схизмой". Эти юрисдикции имеют сложную и взаимопереплетенную историю и не признают друг друга, равно как и официальную "новокалендарную" Элладскую Церковь, ни Константинопольский Патриархат.

В большинстве православных юрисдикций, где был принят григорианский (от стыдливости названный "новоюлианским") календарь, существуют параллельные структуры "старокалендарных" Церквей (иногда по нескольку сразу): такова ситуация в Румынии, Болгарии, Сербии, Македонии.

В России, несмотря на численное превосходство близкой к государству РПЦ МП, наличествует ряд церковных юрисдикций, находящихся с "титульной Церковью" зачастую в антагонистических отношениях. Это – остатки общин Русской Зарубежной и Катакомбной Церквей, две старообрядческие Церкви (РПСЦ и РДПЦ), общины беспоповцев разных согласов, Российская Православная Автономная Церковь, Апостольская Православная Церковь и многие другие.

На "православном" пространстве часто сталкиваются интересы двух крупных юрисдикций: так РПЦ МП даровала автокефалию американской митрополии (сейчас – Православная Церковь в Америке), отколовшейся от Русской Православной Зарубежной Церкви, которую не признает Контстантинопольский Патриархат. На Украине и в Эстонии действуют параллельные и не признающие друг друга структуры Константинополя и Москвы, в Европе, Австралии и Соединенныхъ Штатах Америки царит чересполосица: рядом с респектабельными храмами официальных Церквей (Константинополя, РПЦ МП) встречаются храмы Русской Зарубежной и старостильных Церквей. Оправдание, обычно приводимое тут, – наличие иноязычной диаспоры – не вполне очевидно, ибо принцип поместности как раз и предполагает, что священник или храм может быть русским, а подчиняться он должен местному епископу. Но теперь иное…

Часто юрисдикции разделяет богословская позиция. В католицизме дело спасает принцип "признания Папы": каковы бы ни были воззрения священника или мирянина, если он признает Папу Римского главой Церкви видимой, значит он член той самой единой церковной организации. В Православии активно делаются попытки ввести такой принцип. Их называют "православным папизмом": пример такого подхода – недавняя история в России с московским священником Георгием Кочетковым, который имеет ряд разногласий со священноначалием, но продолжает служить и поминать его, а значат – все в порядке. Другой аспект – отношение к экуменизму: например, Антиохийская юрисдикция подписала договор о евхаристическом общении с католической Церковью, а РПЦ МП католиков рассматривает как раздорников, которых надо выгонять с "канонической территории"; Константинопольский и Румынский патриархи сослужат с Папой Римским, а Русский или Сербский – нет. Грузинская Церковь из Армянской принимает в свои ряды как из ереси, а Русская – нет.

В 1996 г. ссора между Московской патриархией и Константинополем расколола эти две крупнейшие православные деноминации и вынудила их разорвать общение. Тогда же наметились контуры глобального разделения православных деноминаций и их группировки вокруг нескольких центров, прежде всего Москвы и Константинополя. Важную роль тут сыграл календарно-языковой принцип. Например, славянские страны традиционно тяготеют к славянской же Москве, но Болгария все же – к Константинополю.

Показательны недавние события в Великобритании, где руководство РПЦ МП захотело "навести порядок", как в остальных полностью подконтрольных Москве епархиях. По некоторым сведениям, духовенство Сурожской епархии РПЦ МП готово поставить Москве жесткий ультиматум, и в случае несогласия с его позицией уйти из канонического подчинения Москве в Константинополь. В далекие 40-е гг. митрополит Антоний (Блум) проделал обратный путь. Покинув Русский Экзархат в Париже (православную юрисдикцию в составе Константинопольского Патриархата), он перешел в РПЦ МП. Теперь его последователи стоят на грани обратного пути. Процесс, запущенный разрушением Православного Византийского Царства и отнятием царя-Удерживающего, продолжает и дальше бесконтрольное и почти неуправляемое деление православных юрисдикций, безусловно ослабляющее православное свидетельство в мире и снижающее его "конкурентоспособность" на социальном поле.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования