Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
27 ноября 18:17Распечатать

Климент Фатимский. ВИЗАНТИНИЗМ, ПРАВОСЛАВИЕ, РОССИЯ И ИОСИФ СЛИПЫЙ. Жизнь и подвиг одного из узников совести ХX столетия Патриарха УГКЦ Блаженнейшего Иосифа Слипого


"Для нас в несчастье может быть
счастьем то, что переселенные
наши верные в глубь России
могут творить
первый шаг единства.
Доброй основой для работы
над отделенными могут быть
наши выселенные
– священники и верные,
с которыми необходимо
поддерживать связь".
Из выступления д-ра Иосифа Слипого
на Архиепархиальном Соборе
во Львове, 1941 г.

Иосиф Слипый родился 17 февраля 1892 г. на Тернопольщине, учился, преподавал, священствовал, в 1939 г. возведен сан архиепископа, с 1944 г. митрополит, в 1945 г. арестован. Заключение отбывал в Сибири, Заполярье, Мордовии, в 1953 г. сослан в Красноярский край, в 1957 г. вновь осужден на восемь лет, в 1962 г добавлен срок, 9 февраля 1963 г. освобожден. Участник II Ватиканского Собора, умер 7 сентября 1984 г. в Риме.

Восемнадцать лет исповеднической жизни, проведенной Иосифом Слипым в лагерях, тюрьмах и ссылках не могут быть случайными, а тем более, – напрасными. Боль, страдания, молитвы и слезы – вот фундамент, который заложен под строительство восточного католичества в лице поместных Церквей Восточной Европы, в том числе и на просторах бывшего СССР.

В наши дни идеологи и церковные функционеры продолжают использовать старый тезис о противостоянии Православия и Католичества, причем камнем преткновения в вопросе достижения церковного единства видят греко-католиков. Униаты – препятствие для диалога, препятствие для единства, препятствие для любви и мира.

Так ли это? О чем свидетельствует реальный опыт церковности? Для ответа на эти вопросы необходимо прибегнуть к древнему постулату: "audiatur altera pars". Одним из свидетелей, не выслушанных еще православной стороной, как раз и является кардинал Слипый. Итак, что для него православие? Что останется, если освободить официоз от позолоты, парчи, имперских амбиций?

Византизм, православие, Россия – насколько это звенья одной цепи? "И. Слипый никогда не противопоставлял Украинскую Греко-католическую Церковь (УГКЦ) православным и иным христианским общинам в Украине", – пишет украинский исследователь Любомир Бабий. Напротив, в своих публичных выступлениях он постоянно подчеркивал единую традицию, церковные и народные обычаи, общую двухтысячелетнюю историю. В предсмертном Завещании Блаженнейший пишет о том, что наиближайшими "нам по вере и крови есть наши православные братья", и далее: "Все мы, католики и православные, боремся за восстание нашей Церкви и за ее духовную силу".

Восточная и западная модели церковного устройства пришли к драматическому расколу 1054 г. Однако, в этом споре Византии и Рима, не был слышен голос других народов. Частный спор греков и латинян ни в коей мере не учитывал мнение других этносов, культур, цивилизаций. Конечно, ни славяне, ни румыны, ни грузины, и иные представители национальных групп, не обладали в то время полнотой церковного самосознания, вот почему прекращая общение с Римским понтификом Цареградский Патриарх не спрашивал у иных народов византийской зоны влияния: "Согласны ли они с этим шагом?"

Уния – отнюдь, не продукт раскола, это не переход из одной конфессии в другую. Это ответ, рожденный в общественных и национально церковных кругах, возвращение к прерванному единству. Импульс духовного возрождения и стремления к церковному единству, начатый Слугой Божиим митрополитом Андреем Шептицким, носителем древней Киевской церковности, продолжили его ученики, одним из которых был Иосиф Слипый.

Основные положения своих взглядов, доктор Слипый, впервые изложил в докладе "Византизм как форма культуры", прозвучавшем на IV Пинской конференции 1933 г., посвященной экуменическим проблемам. Несмотря на то, что основа работы – это анализ церковно-культурных проблем Византийской империи IX-XV вв., она содержит также важные философские и богословские размышления. Объявляя Церковь Христову Вселенской, всемирной, универсальной, автор реферата анализирует прошлое и делает проекцию в будущее. Исходя из принципа вселенскости и многогранности, отец Иосиф дает оценку термина "византизм", как феномену духовно-культурного и неотъемлемого фактора Христовой Церкви.

В исторической науке принято считать 330 г. от Рождества Христова началом византийского периода. Перенесение столицы империи с Апеннин на берег Босфора приходится на то время, когда осуществилась победа христианского миропонимания над языческой моделью объяснения мироустройства. Общепринятые государственные, общественные, культурные стереотипы получили новый импульс в одухотворяющем христианском понимании, новый виток развития цивилизации выявил себя в византийских формах. Спустя века, мы наблюдаем, как положительное, так и отрицательное в государстве базилевсов. В политическом отношении Византийская империя была "бюрократической и дворцовой монархией", личность была подчинена державе. Не отрицая в целом элементы деструктивного, деспотичного, политизированного в государственном византизме, в идеологии правящей элиты (синклита и царя), Слипый акцентирует внимание на творческих элементах, на том, что "цвел и оскудевал в продолжение целого тысячелетия" и говорит о культуре, которая "стала культурой иных народов".

Определяя католическую Церковь, как наднациональную, автор выступает против попыток подчинения веры политическому давлению, а также категорически отвергает саму возможность отождествления Церкви с какой-либо нацией. "Напротив, Христова вера может развивать и облагораживать каждую культуру и каждая из них имеет право на ее благородное влияние. Это есть не только теоретическое раздумье, но действительность, которая реализуется на наших глазах". Культура есть творение человеческого творчества и византизм, как культурный фактор в истории Церкви и экуменической деятельности следует рассматривать под углом зрения анализа совокупности различных пластов. Целостность сокровищницы византийского христианства состоит из таких элементов, как римская государственная организация, фундамент права, греческий язык и характерные черты восточной (orientalis) духовности. Византия – это сплав. В горниле развились искусства, литература, наука, формировалось оригинальное христианское миропонимание. "Чем Рим был для Запада и немцев, тем Византия была для Востока и славян. Превосходство византийской культуры привлекло к себе уважение не только славян, но и нормандов-скандинавов, для которых Византия стала подобным притягивающим центром, как Рим для немцев", - читаем в работе д-ра Слипого.

Далее, следует четко размежевать две стороны византийской жизни: государственный фактор и искусство, культуру, творчество. Оба фактора апеллировали к христианской модели и искали импульсы своего развития или обоснования своего существования и эволюции в христианской модели. Оригинальным свойством византийской цивилизации было то, что она складывалась из творческого потенциала разных этносов: греков, сирийцев, египтян, славян, карфагенян, армян и т.д. Иосиф Слипый пишет: "Византизм, кроме государственного фактора, не означает национальности и не является этнографическим понятием, а лишь понятием культуры".

Этническому многообразию противостояла сильная державная власть. Особенностью византийского государственного устройства было превосходство римского господствующего духа над национальным самосознанием, что обеспечивало формирование целостности народного, общественного сознания в явно выраженной греческой форме. И тем самым, само развитие греческого фактора, как-то языка, культуры и т.д. способствовали отчуждению Византии от Запада.
В политической и культурной жизни Византии произошло признание христианской религии в качестве государственной. Религия в то время была единственной, известной формой идеологии. Произошло тесное переплетение церковного и государственного аппаратов. Все это отразилось и проявилось в обряде, культовом искусстве, науке и литературе Византии. Личность не ценна сама по себе, а ценна тем, что несет в себе образ Божий. Икона, пишет д-р Слипый: "не представляет человеческой личности, а лишь хочет изобразить одухотворенного человека, который стал святыней Бога". В то время как на Западе появляются предпосылки индивидуализма, на Востоке этого не было. "Византизм не мог стать основой для протестантизма", - читаем в работе исследователя, анализирующего творчество патриарха Слипого: "Победа духа над материей - вот основной принцип восточной культуры".

Продолжая мысль ученого, мы в праве говорить о том, что византизм, спроецированный на восточнославянские земли, дал следующие результаты. Это основание Древнерусского государства, крещение Киевской Руси (988 г.), уничтожение язычества, объединение разрозненных племен, формирование новых наций и культур на Востоке Европы и за Уралом вплоть до Тихого океана. Наши предки "приняли из Византии наивысшую культуру и стали одной из наикультурнейших держав".

Однако при этом, не следует забывать, что спасение конкретного человека совершается не благодаря принадлежности к этносу, культурному сообществу, цивилизации и не измеряется членством в какой-либо социальной или партийной группе, не определяется гражданством. Источником спасения человека является Церковь. И если в византийский период истории взаимоотношения между Востоком и Западом были подобны синтезу, где происходил обмен ценностями не имевший ничего общего с "навязыванием или культурным империализмом", то аналогичным образом модель будущего плода экуменического устремления католиков и православных следует рассматривать с этих же позиций. Обмен дарами, а отнюдь не подчинение и превосходство. При этом следует помнить о том, что обмен возможен только между теми, кто сам владеет тем, что желает предложить. По мысли украинского богослова, исследователя творчество Блаженнейшего патриарха Иосифа, модель восточных католических Церквей, как раз и отвечает заданным требованиям, т.к. они есть реальность произошедшего церковного единства, единства византийской традиции и римского центра: "Исторические примеры плодотворного синтеза Востока и Запада есть аналогичными подобной попытке синтеза, которым стала Уния". Церковь Древней Руси - наследницы Византии, была открыта богословскому диалогу, как для Востока, так и для Запада.

Греко-католики – это не кордон, не граница, не фронт, не передовая, не бастион между православным и католическим мирами, а "особое поместное тело во Вселенской Церкви". Восточные католики призваны "быть островом неразделенного христианства".

Препятствиями на пути к единству остаются не изжитые недостатки прошлого. С одной стороны, унаследованный от византизма дух державной идеологии, сохраняемый в той части Церкви, именуемой Православной. С другой – западноевропейский культурный стереотип преподносит Католицизм "не как истинно всемирный (католический), а как европейский и латинский феномен". Географическая принадлежность Ветхого Рима к западноевропейской территории ни в коей мере не ограничивает полноту папского примата только для Западной Церкви или культуры: "Папа не латинский, а вселенский архиерей". В этом контексте с самым глубоким анализом следует отнестись к словам Святейшего Папы Иоанна Павла II, прозвучавшими в адрес архиепископа Нового Рима, Константинопольского Патриарха Варфоломея: "Я только учусь быть Вселенским".

Важно помнить о том, что будущий Патриарх Иосиф Слипый, еще в 30-х гг. прошлого века отважно говорил "про византийский тип культуры, как аутентично католический". По утверждению д-ра Мирона Бендыка: "Слипый очень остро чувствует некатоличность только западного или только восточного культурного эксклюзивизма, неправомочность отождествления той или иной формы со всей Вселенской Церковью". И далее читаем у того же автора: "Подход Слипого сохранял для каждого народа и культуры возможность ничего не утратить из собственной идентичности, вступая в католическое вселенское общество, не бояться быть ассимилированным". И более того, вселенская семья народов открыта к включению в свой ареал "и иных "материков" человеческой культуры, по мере оплодотворения их духом вселенского христианства".

История отделенных от вселенского центра Церквей византийской ориентации, по мере эволюции своего национально-государственного самосознания приводит к Поместному оформлению своего земного бытия. Реализуется т.н. принцип Автокефалии. Второй Рим (Царьград) перестает быть безусловным авторитетом, ему на смену приходит идея Москвы - Третьего Рима. Опираясь на мысли, выраженные в труде И. Слипого, данную проекцию, следует квалифицировать, как угрозу утраты вселенской перспективы. Поместные Церкви, по учению католическому – это семья Церквей-сестер, объединенных вселенским единством. Напротив, автокефалия православных Церквей – это утрата вселенского единства с подчинением национально-государственным интересам, сужение перспективы и плен. Это угроза сближения не с народом (народами), а с державными амбициями и идеологическими стереотипами. Иерархия автокефальной Церкви, не признающая Апостольского престола "прислуживает партиям и их правительствам, тогда такая церковь, оторванная от материнского ствола, не живет и засыхает. Она утрачивает со временем Божественный характер, становится игрушкой и мячом в руках сильных мира сего", – пишет Слипый в другой своей работе "Шляхом обнови". "Иерархия Церкви вырождается только в политиков, дипломатов и финансистов.., исповедь в зондирование настроений населения, проповедь - в защиту существующих порядков, духовность - в верноподданность, церковность - в политическую благонадежность", – комментирует далее д-р М. Бендык.

Помимо собственно теоретических разработок, относящихся к теме церковного единства, нашедших отражение в работах Блаженнейшего Иосифа Слипого, следует особо остановиться на реалиях его личной жизни, связавших святителя с Россией на долгие восемнадцать лет.

В 1939 г. Западные области Украины были включены в состав СССР. Будучи ближайшим помощником митрополита Андрея Шептицкого, И. Слипый, обладая полномочиями экзарха Великой Украины вместе с другими экзархами активно принимал участие в Архиепархиальных соборах 1941-1942 гг., призванных решать вопросы взаимоотношений с православными в конечной перспективе с возвращением к утраченному единству в вере. В письме на имя кардинала Евгения Тиссерана 1941 г. читаем: "Несмотря на тяжелый гнет, действительно, появляется большая надежда возвращения многочисленных верных в России до Католической Церкви", далее экзархи разъясняли, что уже сейчас многочисленные верующие из Петербурга, Московской, и иных областей, переселенные, начинают посещать греко-католические церкви, принимать святые Таинства крещения, миропомазание, покаяние, причастие, венчание, покупают молитвенники, приобретают образа и распятия: "Поскольку боятся латинизации, сначала относились к обряду нашей Церкви с неким недоверием и иногда открыто спрашивали, употребляется ли у нас для Святого Причастия пресный хлеб, все ли службы совершаются по соответственным литургическим обрядовым восточным особенностям"

В след за советской оккупацией, наступает гитлеровская, затем вновь приходит Красная Армия. Греко-католики - персоны non grata. Будучи в неволе, не сломленный глава УГКЦ, подобно, Патриарху Гермогену, перед угрозой торжествующего зла, писал пастырские послания, в которых излагал правду, воодушевлял слабых, обличал лож. Читая эти документы, невольно приходит на ум сравнение с другим христианским митрополитом, старшим современником страдающего митрополита Иосифа. Это митрополит Сергий (Страгородский), автор "Декларации" 1927 г.

Настолько актуальна тематика посланий Слипого и декларации Страгородского, их объединяет острота момента, сила аргументации, эрудиции, боль и борьба за Церковь, за ее настоящее и будущее. Эти документы объединяет единство цели – сохранение Церкви, только разнят средства достижения.

Господь устроил авторам придти к патриаршеству, каждого своим путем. Первоиерарх Сергий (Страгородский), благодаря своей "Декларации", серии уступок и традиционно верной службе коммунистической власти, стал в 1943 г. Патриархом Московским и всея Руси, он заложил основы политики, которая вошла в историю под именем "сергианства" – компромисс с совестью, предательство сути, ради сохранения формы. В этом фарватере продолжает плыть корабль РПЦ МП до сего дня.

Первоиерарх Иосиф Слипый стал Патриархом "Церкви молчания" в изгнании, не уступив ни в чем, перенеся до конца исповеднический жребий, приложив все усилия для использования возможности легального существования церковных структур и видя невозможность этого, тем не менее, самим фактом своего безмолвного и бессильного в человеческих очах свидетельства (свидетель от слова martiros), обрел в очах Божиих исповеднический венец. Не сломленным он вышел из застенков на свободу и заложил фундамент будущей свободной жизни УГКЦ.

А также, указал вектор развития католичества восточного обряда для других Поместных Католических Церквей на постсоветском пространстве (Российский и Белорусский Экзархаты, греко-католические церковные структуры в Казахстане и Балтийский государствах).

У православных авторов много пишется о позиции митрополита Сергия (Страгородского), вот что читаем у святителя Иосифа Слипого по поводу оправданий и компромиссов: "Не место и не время на суд и выслушивание оправданий. А вина тем больше, что допустили ее священники, - избранники народа и слуги Христа, - представители Католической Церкви. Если бы это учинили верные, меньше была бы их вина - по причине незнания всех правд веры", – написано в 1953 г. в Сибири.

"Вся трагедия заключается в том, что соучастники зла шумно уверяли всех, что "они радеют за Церковь", а в действительности угробили ее", прикрывая тем самым свою зависть, амбиции, больное самолюбие, страдая манией величия и алчностью до власти и денег. Слово за словом праведник XX в., как бы дает ответы на тезисы митрополита Сергия.

Сергианство, якобы, спасло видимую административную структуру, без которой пропала бы Церковь в России. Блаженнейший Иосиф приводит пример: "Японские католики без священников и храмов выдержали двести пятьдесят лет (1620-1870). Сами крестили, венчали, хоронили. И все же они не одичали, но более крепче держатся в духовном своем житии. Выбирай меж голодом и отравой! Куда пойдем помолиться? Неужели не знаешь первой страницы катехизиса? Что Господь Бог есть повсюду, также, и в твоей хате. Почему не можешь со своей семьей создать церковь в хате и тут помолиться?" – написано в Красноярском крае в 1953 г.

Будем помнить, что и к нам россиянам относятся слова священноисповедника Божия: "Я день за днем молюсь в Сибири и верно Господь не оставит нас, уповающих на Него".

Жизнь и подвиг одного из узников совести ХX столетия Патриарха Украинской Греко-католической Церкви Блаженнейшего Иосифа Слипого – это не только безусловное свидетельство исторического пути украинского народа к Поместному церковному бытию, но и сопричастность к пути, которым Россия идет к семье Вселенской полноты.

Источники:
1) Бабiй Л. Проблема византизму у культурологiчнiй концепцi  Й. Слипого. - // Кардинал Йосиф Слiпий i сучаснiсть. - Iвано-Франкiвськ: Плай, 2002.
2) Бендик Мирон, отец. Помiснiсть Укра нсько  Греко-католицько Церкви та бачення патриярхом Йосифом Слiпим. - Львiв: Свiчадо, 1996.
3) Митрополит Андрей Шептицкий: Життя i Дiяльнiсть: Церква i церковна еднiсть. Т. I.- Львiв: Свiчадо, 1995.
4) Заповiт патрiярха Йосифа Слiпого. - Львiв: Пiрамида, 2002.
5) Слiпий Й. Византинiзм як форма культуры. - // Твори Кир Йосифа Верховного Архi пископа i Кардинала. Т. II. - Рим, 1969.
6) Слiпий Й. Шляхом обнови. - // Твори Кир Йосифа+ Т. III-IV. - Рим, 1969.
7) СлiпийЙ. I пiзнатеправду. - Львiв, 2004.
8) Biserica noastra si cultele minoritare. - Bucuresti, 1928.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования