Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
23 ноября 14:13Распечатать

Х.Ш. Насреддинов. ИХ БОРЬБА. Мусульманские политические организации России на парламентских выборах 1995-2003 годов


Первым политическим объединением мусульман России стала в 1990 году тогда еще Всесоюзная партия исламского возрождения, которой так и не довелось участвовать ни в одной избирательной кампании. В 1994 году, будучи неперерегистрированной, она благополучно прекратила свое существование.

В 1995 году на российской политической сцене появились сразу два новых исламских политических объединения — Общероссийское мусульманское общественное движение "Нур" и Союз мусульман России (СМР). У колыбели обеих организаций стояли выходцы из ЛДПР: у "Нура"– помощник Алексея Митрофанова Халит Яхин, а у СМР – помощник лидера партии Владимира Жириновского Ахмет Халитов. "Нур" и СМР уже к концу 1995 года зарегистрировали свои региональные отделения по всей России: "Нур" — в 72 регионах, СМР — в 50. Обе организации были готовы к решительной политической борьбе в ходе предстоявших в декабре 1995 года выборов в Государственную Думу. Особенно внушительный список кандидатов удалось сформировать СМР. Первоначально в немприсутствовал даже тогдашний президент Ингушетии Руслан Аушев. При этом СМР от имени всех мусульман России громогласно заявлял о своем стремлении "добиваться равноправного представительства мусульман во всех областях общественной и политической жизни страны", самых широких политических и экономических прав для республик с преобладающим мусульманским населением.

Однако СМР не был допущен к выборам, не сумев в срок исправить по требованию Центризбиркома неверно оформленные подписные листы. Участвовавший в выборах "Нур" смог обеспечить себе значительную поддержку избирателей только в Чечне и Ингушетии, где получил 23 процента голосов, а также в Татарстане (5 процентов), но в целом по России даже близко не подошел к пятипроцентному барьеру (0,58 процента) голосов.

Как утверждал тогдашний лидер "Нура" Яхин, имело место хищение голосов у партии в пользу других политических объединений.

Предпринимавшиеся в дальнейшем попытки объединить СМР и "Нур" в единую общероссийскую мусульманскую организацию не увенчались успехом. В руководстве обоих объединений усилились разногласия. Они стали причиной ухода из СМР нескольких наиболее влиятельных лидеров. В 1996 году при не совсем ясных обстоятельствах СМР возглавил ныне покойный Надиршах Хачилаев. Два года прошли в традиционной политической "спячке".

1998 год для мусульманских политических организаций был насыщен самыми разнообразными событиями. Прежде всего, это было лишение депутатской неприкосновенности лидера Союза мусульман России Надира Хачилаева. В августе 1998 года в Махачкале братья Хачилаевы организовали нечто, что было квалифицировано местными правоохранительными органами как попытка свержения законной власти. Попытка, однако, провалилась, Хачилаев был лишен депутатской неприкосновенности и скрылся в горах. (Впоследствии он был убит при попытке выдвинуться кандидатом в депутаты в родном Дагестане на выборах 2003 года. Еще раньше при неясных обстоятельствах был убит его брат Магомет.) Союз мусульман России, претендовавший в свое время на политическое лидерство, фактически приказал долго жить. Затем СМР не перерегистрировали в Минюсте, и он утратил всяческие основания полноценно участвовать в политической жизни страны.

По мере приближения даты выборов активность потенциальных игроков на поле мусульманского электората возрастала. 16 марта 1999 года в ресторане "Харбин" состоялась встреча представителей мусульманских политических организаций с целью обсудить сложившееся положение и наметить пути для диалога. Инициатором встречи стало движение "Мусульмане России" под руководством Мукаддаса Бибарсова (ныне муфтий Поволжья), возникшее в апреле 1996 года. Единогласно было поддержано предложение Х. Яхина о создании единого мусульманского блока из тех организаций, которые прошли перерегистрацию и могли участвовать в выборах. Была образована рабочая группа под руководством того же Х. Яхина. Итогом ее работы стала выработка документов по созданию мусульманского блока. Однако дальше выработки документов дело не пошло. Видимо, все застопорилось на вопросе о том, кому быть лидером нового образования. Каждый из возглавляющих ту или иную мусульманскую организацию, естественно, видел лидером только себя. Был образован орган по подготовке предвыборных мероприятий –координационный совет мусульманского блока "Меджлис", председателем которого был избран Л.Г. Рафиков. С каким-то патологическим упрямством лидеры мусульманских организаций повторяли одну и туже ситуацию, воспроизводившуюся от одной предвыборной кампании к другой, – реального объединения никто толком не желал. Предпочитали работать с крупными предвыборными объединениями, видимо, не очень надеясь на успешное выступление самостоятельного мусульманского блока. Отчасти это объяснялось и отсутствием четкой организационной структуры, материальными трудностями, отсутствием профессиональных политиков, имеющих опыт даже не столько предвыборной борьбы, сколько хотя бы какой-нибудь политической деятельности. Все лето предпринимались достаточно слабые попытки сколотить некое подобие мусульманского блока. Однако из-за нерешенного вопроса о лидерстве (формально говорилось, что из-за различия в программных установках) все мусульманские организации решились идти на выборы по отдельности.

ОПОД "Нур", заявившее было о вхождении в блок "Меджлис", очень быстро покинуло его, а за ним потянулись и остальные. Л.Г. Рафиков быстро сориентировался в данной ситуации и был включен в федеральный список "Нашего дома России". Немного раньше активизировался Гейдар Джемаль, решивший выйти со своим "Исламским комитетом" на дорогу большой политики и объединившийся в своем стремлении с "Движением в поддержку армии", возглавляемым известным депутатом В.И. Илюхиным.

В преддверии очередных парламентских выборов, осенью 1998 года возникло новое общероссийское общественно-политическое движение мусульман и малых народов "Рефах" ("Благоденствие"). Его председателем был избран А.-В. Ниязов. 2 октября 1999 года был проведен съезд "Рефаха". Съезд утвердил списки кандидатов в Государственную Думу в составе блока "Единство", в который, на правах блокообразующего, вошло движение.

3-4 октября 1999 года провело свой съезд ОПОД "Нур", которое, несмотря на сокрушительное поражение на прошлых выборах, утвердило свой самостоятельный федеральный список, а также список кандидатов по одномандатным округам. Таким образом, осенью 1999 года только ОПОД "Нур", не взирая на свою слабость, решило идти на выборы самостоятельно как мусульманская политическая организация.

Однако "Нур" был выведен из игры - формально из-за того, что не предоставил в указанные законом сроки первого финансового отчета. Таким образом, организация, подававшая некоторые надежды на старте избирательной кампании, организация, которая удостоилась даже встречи с главой администрации президента, оказалась за бортом избирательного процесса. "Меджлис" разделил участь НДР и, по меткому замечанию Х. Яхина, "остался анализировать приобретенный опыт". Не прошло в Думу и ДПА, в рядах которого Г. Джемаль находился в период предвыборной кампании. Определенного успеха добилось движение "Рефах", сумевшее (и в этом главная заслуга лидера "Рефаха" А.-В. Ниязова) правильно определить лидера предвыборной гонки. Наградой за это Ниязову стал мандат депутата.

В мае 2001 года Министерство юстиции РФ зарегистрировало еще одну общероссийскую общественно-политическую организацию мусульман под названием "Исламская партия России" (ИПР). Ее возглавил выходец из Дагестана, банкир и предприниматель Магомед Раджабов – один из сопредседателей движения "Нур". После вступления в силу закона РФ, запрещающего создавать партии на религиозной основе, "Исламская партия России" клонировалась, превратившись в две — "Истинные патриоты России" и "Партия справедливости и развития России", которые создали единый блок для участия в выборах в Государственную Думу в 2003 году. Раджабов иногда делал экстравагантные заявления (то говорил, что только в Дагестане у его партии 700 000 членов, то обещал набрать 30 % голосов на выборах в Думу). Впрочем, это его партии не помогло: она набрала всего 2,5 % голосов избирателей.

Незадолго до выборов 2003 года была создана партия "Великая России – Евразийский Союз", в которую вошло движение "Рефах" и которая также намеревалась использовать, в том числе, и мусульманский электоральный ресурс. Возглавил партию Павел Бородин – государственный секретарь союза России и Беларуси. "Засветились" в объединительных проектах партии такие известные личности как певец Иосиф Кобзон, а также первый президент Ингушетии Руслан Аушев, но это ей не помогло – на выборах партия набрала около 3 % голосов и благополучно канула в политическое небытие. Пыталась использовать исламский фактор в своей агитации и "Народная партия", возглавлявшаяся в то время Геннадием Райковым, для продвижения своих кандидатов-одномандатников в Башкортостане, Оренбургской области, Дагестане, Ингушетии.

Никаких успехов, выступая на выборах самостоятельно, исламским политическим организациям добиться не удалось. Все они благополучно улетучились вместе с туманом политической нестабильности. В связи с этим справедливым представляется замечание исламоведа А.С. Малашенко: "С приходом к власти Владимира Путина реальная политическая интрига постепенно уходила в небытие, и от мусульман лишь требовалось одобрение проводимого курса". Впрочем, теперь продемонстрировать знаки своего внимания к мусульманам стремятся лидеры основных политических партий, которые всерьез рассчитывают провести своих кандидатов в Думу.

Вспоминается одна история, похожая то ли на анекдот, то ли на притчу. После недавно прошедшего снегопада придорожный плакат с лозунгом "Не врать и не бояться" одной из участвующих в предвыборной гонке российских политических партий то ли намочило, то ли залепило снегом, да так, что частица "не" в первом слове в свете фонарей стала незаметна. Всему виной было плохое уличное освещение, и я прочел лозунг, который в моем восприятии (конечно ошибочном!) гласил: "Врать и не бояться!". "Совсем оборзели", - подумалось мне, но претерпевший метаморфозы лозунг так крепко врезался в мою память, что всю дорогу до дома в моей голове крутилась фраза: "Врать и не бояться... Врать и не бояться... Врать и не бояться...".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования