Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
21 ноября 11:30Распечатать

Александр Шрамко. ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ МИРЫ. Архиепископ Тадеуш Кондрусевич обрушился на Беларусь подобно порыву ветра


Подобно порыву ветра обрушился на Беларусь архиепископ Тадеуш Кондрусевич. Провентилировал связи с местным православным предстоятелем, прогулялся по высшим коридорам власти, с демократичной живостью пообщался с журналистами, и, пожав руки ведущим оппозиционерам, вознесся на митрополичью кафедру под звуки националистического гимна. Но пообещал не стихать, взяв лишь тайм-аут, чтобы оглядеться и набрать сил для новых порывов.

Как бы то ни было, но уже появилась ясная надежда, что застоявшемуся белорусскому воздуху застаиваться станет теперь сложнее. Похоже, что именно эта надежда и была главной вдохновляющей доминантой в атмосфере вокруг главного религиозного события ноября – восшествия архиепископа Тадеуша Кондрусевича на кафедру митрополита Минско-Могилевского.

Ведь до сего времени католических лидеров было как-то особо и не видать, и не слыхать. Многое, конечно, объяснялось тем, что все эти годы католиков возглавлял престарелый митрополит-кардинал Казимир Свентак, очень достойный иерарх, даже исповедник веры, отсидевший много лет в сталинских лагерях, но при этом (а может и поэтому) чуждавшийся всякой светской публичности.

Однако молчал не только кардинал. Было такое ощущение, что католики добровольно склонили головы перед доминирующей ролью православной Церкви и, грубо говоря, особо "не высовывались" и "знали свое место". В контексте общего затыкания ртов в пределах белорусского государства оно смотрелось даже как-то органично. Вроде того, что раз молчат, то, значит, не дают сказать. А если не дают сказать, значит тоже как бы "оппозиция". Поэтому до поры до времени даже весьма радикально настроенные католики прощали своей иерархии это молчание, вздыхая с сочувствием: "Ну, а что они могут сделать?" И лишь в последние годы стало ощущаться легкое волнение после штиля – мол, что-то уж они слишком комфортно молчат. В комментарии на моем блоге к белорусской газете один католик представил эту ситуацию на примере больного, которому дали больничный, а он и рад, что на работу можно не ходить, сиди себе и смотри телевизор.

Интересно, что сам архиепископ Кондрусевич прибег к сходным образам, рассказав прямо на церемонии вступления в должность такой благочестивый анекдот. Больному человеку явился ангел. Попросил он ангела: "Прикоснись ко мне, и я выздоровею". Ангел прикоснулся, и больной выздоровел. Тогда еще один больной рядом попросила ангела к нему прикоснуться, и тоже выздоровел. А третий больной сказал: "О, ангел! Ты очень добрый и хороший! Я тоже нездоров, но ты не прикасайся ко мне, а то я уже на пенсии и вдруг выздоровею, а тогда мне придется работать".

Так вот Кондрусевич всерьез намеревается "больничный" закрыть и выйти на работу. Что ж, мы только рады свежим ветрам в нашем застойном болоте!

О своих планах митрополит Тадеуш Кондрусевич вкратце поведал, выступая в воскресенье 11 ноября в прайм-тайм – в итоговой информационной программе по главному белорусскому каналу. Нужно сказать, что само появление католического иерарха в такой программе – явление незаурядное. Уже только это можно засчитать одним из пунктов "выхода с больничного".

Разумеется, речь пошла, в основном, о предполагаемом конкордате – особом соглашении между Ватиканом и белорусским государством, в котором могут быть оговорены особые возможности для католической Церкви в Беларуси. Это нужно, как сказал архиепископ, чтобы иметь официальный статус для тюремного служения, для учреждения института капелланов в армии, для работы в учебных заведениях. То есть, как он считает, Церковь не должна отсиживаться где-то сбоку, только в отведенных для нее храмах, а присутствовать и свидетельствовать повсюду в обществе. Намерение воодушевляющее, можно лишь поаплодировать. Только вот одно но…

Об этом "но" безусловно все знают, но и как бы забывают. Может быть, оно как своего рода "болевой шок" - уже не воспринимается.

Ведь все планы будущих побед зиждутся на пожеланиях особых отношений с государством. На том, что и у него, и у Церкви есть много общих целей – в укреплении нравственного климата общества, в решениях социальных проблем и так далее. Все это понятно. Только вот государство в Беларуси все более и более идеологизируется. При этом в сторону тех приоритетов, которые когда-то и загнали Церковь в гетто. Президент, конечно, любит вспомнить о "духовности", только вряд ли он имеет в виду хоть отдаленно что-то близкое к церковному пониманию этого слова. Так, например, во время недавней встречи с российскими журналистами он не преминул вздохнуть по добрым советским временам: "Ведь тогда была такая духовность, которой никогда ни в одной стране не было". Можно ли с таким "партнером" надеяться на "укрепление основ христианского общества" в стране? Разве что в версии особого зюгановского понимания христианства как версии коммунизма.

Можно ли вынести за скобки весь этот идеологический компот, делая вид, что его то ли не существует, то ли нас он не касается? Можно ли проштудировать книгу целиком, открывая только избранные страницы? А какие могут быть страницы, живо продемонстрировала та же итоговая информационная программа, в которой принял участие новый католический митрополит. Буквально следующим после него сюжетом был рассказ о праздновании "дня Великой Октябрьской Социалистической Революции". Начинался он словами: "Девяносто лет назад сбылись чаяния…" Конечно, это совсем не те чаяния, к осуществлению которых стремится Церковь…

Почему же такое очевидное обстоятельство не очень-то влияет на оптимизм по поводу "плодотворного сотрудничества"? Все, видимо, от неимоверной равнодушно-толерантной тесноты современного мира. И мы как-то уже свыклись с тем, что все где-то тут рядом, одновременно и вместе, что невольно считаем в порядке вещей близкое мирное сосуществование в принципе непримиримых вещей и явлений. Реальность предстает в нашем воображении в виде некоего топографического узора, где улица Покровка соседствует с Бакунинской, а проспект Сахарова с метро Комсомольская, и это ни в коей мере не нарушает мерного течения городской жизни. Мы стремимся вырваться на простор, идти в мир, учить на улицах и площадях, но при этом почему-то надеемся, что для нас непременно найдется своя улица, а за домами можно не замечать всех прочих. Стремление охватить вселенную соседствует у нас с надеждой на уютную замкнутость, в которой ничто не в состоянии повредить универсальной завершенности. Каким-то парадоксальным образом мы не желаем замыкаться в отведенных нам резервациях, но открытое пространство желаем иметь в виде замкнутого, заказанного по нашему вкусу кондоминиума. При этом предпочитаем не замечать иные миры и параллельные реальности, до которых нам, как оказывается, как говорится, и параллельно.

Александр Шрамко


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования