Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
19 октября 19:36Распечатать

Священник Александр Шрамко. ПРАВОСЛАВИЕ В ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ. За Белорусской Православной Церковью Московского патриархата закреплено исключительное право на осуществление отдельных видов деятельности


Беларусь во многом уникальная страна. Что называется, не соскучишься. Вот, например, веками люди спорили о вере, разоблачали еретиков, доказывали истинность православия… Потрачено столько интеллектуальной энергии... И только в Беларуси додумались решить проблему просто и окончательно.

Чем не блестящая идея – если есть право на Кока-Кола®, то что мешает быть ему и на Православие®?

В официальном релизе пресс-службы Белорусского экзархата излагается история этой идеи. Поначалу она родилась не в церковных, а в коммерческих структурах. Юристы экзархата внезапно обнаружили, что так называемое "словесное изображение" "Православная" зарегистрировано некоей коммерческой организацией как собственный товарный знак. Более того, этой же организацией уже были поданы заявки на регистрацию в качестве товарных знаков словесных изображений "Церковная", "Святая", "Освященная" и "Священная". Экзархат опротестовал регистрацию этих товарных знаков. Но сама идея, видимо, пришлась по душе. В 2002 году, вскоре после принятия нового Закона о свободе совести и религиозных организациях, было решено "подготовить и представить для государственной регистрации коллективные знаки "Православная" и "Белорусская Православная Церковь" и знак в виде фотографического изображения Креста Евфросинии Полоцкой с соответствующим перечнем видов деятельности и предметов" с тем, чтобы "активно использовать государственные механизмы, в том числе правовой механизм защиты своих интеллектуальных прав на православные наименования и православную символику". Вскоре в Национальном центре интеллектуальной собственности Комитета по науке и технологиям при Совете Министров Республики Беларусь Белорусским Экзархатом были получены свидетельства о регистрации соответствующих коллективных знаков:

- Коллективный знак  "ПРАВОСЛАВНАЯ"

- Коллективный знак  "БЕЛОРУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ"

- Изобразительный знак в виде фотографического изображения КРЕСТА ЕВФРОСИНИИ ПОЛОЦКОЙ

Таким образом, за Белорусской Православной Церковью Московского патриархата закреплено исключительное право на осуществление отдельных видов деятельности, производство и распространение отдельных видов предметов с соответствующими наименованиями и изображениями. Любая организация или просто гражданин может использовать такие наименования только с разрешения Белорусского экзархата. В каких сферах? Перечень прилагается. Он подготовлен "на основе перечисленных видов религиозной деятельности и предметов религиозного назначения в Законе Республики Беларусь "О свободе вероисповеданий и религиозных организациях". Закон же, как известно, регулирует отношения далеко не в первую очередь торговые. Поэтому в перечне на первом месте идет "организация религиозных собраний, консультаций по вопросам проведения религиозных собраний, обрядов" и даже "создание и сопровождение Интернет-сайтов, попечительские услуги, дома для престарелых, ясли детские, медицинская помощь, уход за больными".

Таким образом, хотя внимание общественности и масс-медиа было заострено на незаконном использовании православной терминологии и символики в коммерческих целях, основная цель была, несомненно, та, что в официальных сообщениях вскользь упомянуто как "системный подход к проблеме защиты чистоты Православия". Попросту говоря, речь шла о полной монополизации Православия, превращения его в некую "собственность" одной конкретной церковной структуры. И надо думать, в государственных регистрирующих органах такой "системный подход" был встречен не без колебаний. Все-таки, что ни говори, а использование товарного знака в качестве аргумента истинности веры – это слишком уж оригинально. Поэтому митрополит Филарет вынужден был лоббировать идею на самом высшем государственном уровне. Так, во время встречи президента Лукашенко с Синодом БПЦ в 2002 году, митрополит обратился к главе государство с такими словами:

"Большое беспокойство вызывают непрекращающиеся попытки во что бы то ни стало спровоцировать церковный раскол. Те, кто более десяти лет назад провозгласили Православие своим главным врагом, пытаются и теперь при помощи подкупа, клеветы и других неприглядных методов ослабить духовное и каноническое единство Православной Церкви в России, Украине… У нас, в Беларуси, стремятся найти недовольных священнослужителей, запятнавших святость своего сана, и с их помощью организовать параллельное функционирование т.н. "автокефальной церкви" или "истинно-православной церкви" с центрами, естественно, в Соединенных Штатах. Мы благодарим руководство нашей страны за понимание подлинного смысла подобных провокаций и надеемся, что общими усилиями мы не допустим появления на нашей канонической территории политических псевдоцерковных структур и смятения среди верующих граждан Беларуси.

В связи с этим, большую важность имеет вопрос о регистрации Национальным Центром интеллектуальной собственности коллективных знаков Белорусского экзархата, таких как "Православная", "Белорусская Православная Церковь" и других. К сожалению, этот процесс неоправданно затянулся. Между тем, скорейшая регистрация наших коллективных знаков позволила бы создать правовой барьер неканоническому использованию православных наименований антицерковными, антиобщественными силами. Просим Вас, уважаемый Александр Григорьевич, дать соответствующие поручения для успешного решения возникших здесь вопросов".

Сказано куда более откровенно, чем в официальных пресс-релизах. Правда, не без нарочитого розыгрыша верной карты вечно-злобных Соединенных Штатов. С явным расчетом на политический момент и, соответственно, особенное стимулирование "общих усилий".

Надо сказать, что, в отличие от Украины, в Беларуси пока практически ничто не угрожает реальной монополи БПЦ в Православии.

Упомянутая Белорусская Автокефальная Православная Церковь в самой Беларуси практически не имеет последователей. Не говоря уже о том, что единой структуры БАПЦ как некой организации не существует. В мировом масштабе есть три или четыре партии, которые, в основном, борются друг против друга. В пределах Беларуси есть на данный момент один человек, называющий себя епископом - Барановичский и Бруклинский Василий (Костюк) - и один, называющий себя священником, – Леонид Акалович. Принадлежат они к взаимно остро конфликтующим партиям и, соответственно, не сотрудничают друг с другом.

Однако сама потенциальная возможность конкуренции, как видно, пугает экзархат. Хотя почему, понять нелегко. Ведь и раньше регистрация "альтернативных" православных общин вполне успешно срывалась за счет "телефонного права" и бюрократических проволочек. Благо, против такой слабосильной общности, как БАПЦ, не требовалось больших усилий. Наиболее нашумевшим и драматическим оказался случай в пос. Пограничный Гродненской обл., когда бывший священник РПЦ МП Иван Спасюк, объявивший себя главой БАПЦ в Беларуси, попробовал на своем приусадебном участке построить храм. Однако храм усилиями спецотряда милиции был ночью разрушен, а священник Иван Спасюк подвергнут административному аресту. Вскоре он покинул Беларусь, попросив политического убежища в США.

Аналогичное противостояние наблюдалось и в отношении немногочисленных общин РПЦЗ во главе с единственным священником, тоже бывшим клириком БПЦ МП, Леонидом Пляцом, входящим в юрисдикцию епископа Агафангела и, соответственно, оставшимся вместе со своим архиереем вне триумфального объединения в мае этого года. Как и в случае БАПЦ, ни одного прихода представителям РПЦЗ не удалось зарегистрировать. Но здесь также есть своя "горячая точка" - в пос. Ружаны Брестской обл. конфликтная ситуация в местном приходе БПЦ привела к образованию инициативной группы по организации общины в юрисдикции РПЦЗ. Такой поворот событий так встревожил руководство экзархата, что это привело к смене епископа в Брестской епархии.Новый епископ, поддерживаемый местной властью, приложил немало сил к недопущению какой-либо организации РПЦЗ в Ружанах. Сотрудники райисполкома принялись обходить дома и квартиры членов общины с угрозами и предупреждениями, что необходимо немедленно выйти из РПЦЗ и начать посещать храмы БПЦ МП. Кстати говоря, все эти "дружественные" действия активно предпринимались именно в период так называемого "объединительного процесса" между РПЦ и РПЦЗ.

Таким образом, действия по недопущению регистрации "альтернативных" православных общин как велись до получения "исключительных прав", так и ведутся поныне. Причем, вполне успешно старыми испытанными способами. Для чего же понадобилась эта регистрация "интеллектуальной собственности"? Для перестраховки? Или же от неуверенности?

Почему-то мне в связи с этим вспомнилась история царя Бориса Годунова. Почему он оказался столь уязвим при появлении самозванцев? Мало кто сомневался, что самозванцы – мошенники, но царь Борис всполошился. Почему? Потому что сам себя чувствовал неуверенно на троне. Пришел он ко власти сомнительным с точки зрения законности способом, а потому ощущал себя тоже в некотором смысле самозванцем. Его страх перед самозванцами обнаружил его слабость и неуверенность в своих правах. А когда не уверен в своих правах, хочется их как можно более всячески закрепить.

Когда истинность Православия не убеждает сама по себе, и не убеждает даже внутренне, то уже не верится в Божий покров и приходится уповать в основном на "князи человеческия" .

Хотя, признаться, при всей юридической строгости писано это буквально на воде. И, как всякая правовая норма, имеет свои издержки и подводные камни.Например, одно из положений законодательства в отношении товарных знаков звучит так:

"Регистрация товарного знака не дает права его владельцу запретить другим лицам использование этого товарного знака в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот в Республике Беларусь непосредственно владельцем товарного знака или с его согласия".

Не в соответствии ли с этой нормой в центре Минска и по сей день преспокойно функционирует магазин под названием "Православная книга", хотя руководство БПЦ официально разорвало отношения с его владельцем, публично призывая не покупать "православные" товары в этом магазине? Если же такую норму распространить не только на товары, но и на всю религиозную деятельность, то получается, что и все Православие неподконтрольно. Ведь оно "введено в гражданский оборот" давным-давно и живет уже своей жизнью.

Есть в законодательстве об интеллектуальной собственности и такая норма:

"Владелец коллективного знака несет ответственность за обеспечение его членами соответствия определенным стандартам (обычно зафиксированным в положениях, касающихся использования коллективных знаков)".

Так что можно еще вследствие регистрации "исключительных прав" оказаться в очень незавидном положении, а именно – ответить за соответствие Православию юридически.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования