Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
04 октября 16:25Распечатать

Михаил Ситников. ОБ ЭТОМ ОБЯЗАНЫ ЗНАТЬ ВЕРУЮЩИЕ ХРИСТИАНЕ. Неоднозначные перспективы христианской миссии среди верующих нетрадиционной сексуальной ориентации в современной России


Сообщения в электронных и печатных СМИ о том, что в Москве появился православный приход для верующих нетрадиционной сексуальной ориентации, породили массу слухов и нелепых предположений. Одни говорили, что это провокация, предпринятая "врагами православия" для того, чтобы скомпрометировать Церковь. Другие усматривали во всем исключительно коммерческий или популистский, но никак не религиозный подтекст. Третьи видели в этом "жидо-масонский заговор" и руку "заокеанского врага". Кто-то из особенно изобретательных утверждал даже, что это не приход, а некая новая Церковь, в которой собрались несколько "самых отпетых извращенцев из самой РПЦ МП" и куда, со временем, переберутся все остальные ее священнослужители и иерархи, известные своими сексуальными предпочтениями. В общем, людская молва в околоцерковных кругах лишний раз убеждала в том, что устное народное творчество способно к изготовлению на скорую руку таких мифов, о которых официальная пропаганда может только мечтать. Однако, реальная ситуация вокруг "нетрадиционных" христиан показалась корреспонденту "Портал-Credo.Ru" еще более "фантастичной". Ведь, что ни говори, но вера людей Богу с той степенью искренности, которая позволила бы взяться за такой рискованный "проект", как окормление самой гонимой в стране социальной группы, явление явно не из разряда ординарных.

Впрочем, незадолго до того священнослужители, взявшие на себя беспрецедентную для России миссию по церковному окормлению и воспитанию геев, лесбиянок и трансвеститов, уже участвовали в эфире Радио Свободы в программе священника Якова Кротова "С христианской точки зрения". Их двое – архиепископ Софийский Алексий (Скрипников-Дардаки) и епископ Дионисий (Батарчук) – оба из Апостольвкой Православной Церкви реформированной (АПЦР). Оба сравнительно молоды, хотя за плечами достаточно долгий и серьезный по нашим временам опыт церковного служения, начиная с рукоположения в РПЦ МП, где Дионисий, например, "дослужился" даже до благочинного. Поэтому разговор при встрече производил впечатление продолжаемого, так как священнослужители никак не походили на "неофитов" в церковных и околоцерковных кругах. Это чувствовалось и по беседе на Радио Свобода, но без личного общения при попытке прояснить столь деликатный вопрос, составить о нем устойчивое мнение было бы все же сложнее.

Сразу, с первых же минут разговора стало понятно, что организация прихода для нестандартной социальной группы не имеет ничего общего с экспериментом. То есть, это не попытка апробировать неохваченную катехизацией часть суверенной канонической территории Московской патриархии, а давно продуманная миссия, к окончательному решению о которой ее исполнители шли вполне последовательно. Решающим аргументом, после которого начались первые богослужения архиепископа Алексия и тогда еще не посвященного во епископы священника Дионисия, как ни парадоксально, был самый первый, тот, после которого впервые появилась мысль об окормлении геев и лесбиянок. Это – человеческий фактор, наименование которого стало у нас банальным до полного непонимания того, что за ним стоит.

"Наши ребята живут достаточно тяжело, – говорит архиепископ Алексий. – Эти молодые люди никому не нужны и для них все категорически запрещено. От многих из-за таких обстоятельств отказываются родители и редкий случай, когда кого-то потом принимают, чаще - нет. То есть эти молодые, иногда очень молодые люди в самом буквальном смысле оказались один на один и лицом к лицу с нашим жестким и абсолютно нетолерантным социумом. И это не секрет, что общество использует каждый предлог, чтобы ткнуть ему в лицо, что он голубой, что он неполноценный, что на земле таким не место. В лучшем случае, от них просто все отворачиваются... в лучшем. Ну, о каких перспективах, о какой стабильности тут можно говорить?"

Наверное, только ожесточение ума и сердца, ставшее сегодня общепринятой нормой, не позволяет нам увидеть до смешного очевидные вещи. Потому что, речь идет о людях – молодых, законопослушных, учащихся или уже овладев профессией, как правило, усердно трудящихся на благо общества, которые наряду с цветом глаз и волос, врожденными способностями и национальностью получили от рождения не общепринятую психофизиологическую склонность. Причем, склонность, проявление которой возможно лишь в интимной, личной жизни, неприкосновенность которой, в свою очередь, охраняется законом. Но как должен называться тогда остракизм, которому подвергаются эти люди за свою генетическую особенность?

Архиепископ Алексий считает, что "для этого есть очень хорошее определение – это стигматизированные люди. И не какой-то злодей, а все общество их стигматизировало". Заметим, что греческое слово "стигма", хотя и редко, но используется в русской обиходной речи исключительно в значении "отметина" или "клеймо", да и то лишь в контексте феномена стигматизации на почве религиозного экстаза. Однако это слово означает еще и знак бесчестья, потому что изначально так называлось клеймо раба или преступника. Поэтому, в нашем случае стигматизация наших сограждан по признаку сексуальной ориентации, это огульное предание их бесчестью от лица общества. Почему при такой логике общество не докатилось до того, чтобы преследовать левшей и дальтоников, остается совершенно непонятным.

Однако в данном случае разговор касался не столько бездумного бессердечия, осознание которого должно бы вызывать стыд, сколько совершенно осознанного противления какой-то части верующих тому, что в "их" Церковь стремятся те, кому там "не место". Стигматизация здесь принимает особый, можно сказать, изощренный характер. Потому что, если просто светский человек на вопрос, почему он воспринимает геев, как личных врагов, не напрягая мозгов, ответит, что они ему просто не нравятся, то это одно. Когда же спрашивают человека верующего, к примеру, кого-нибудь из участников "стояний православных граждан", отчего он не позволяет гею обратиться к Богу, а он отвечает, что "их они поганят нашу веру и их вообще истреблять надо, как вид", это совсем другое. Поэтому, пусть и не очень тактично сформулированный вопрос о том, что же ищут геи в Церкви, не задать священнослужителям было все-таки нельзя.

"Меня совершенно потрясает их стремление к Богу, – говорит владыка Алексий. – Оно какое-то очень искреннее, такое выстраданное и очень, очень болезненное. Мне часто доводится говорить о катехизаторской работе в этой среде и спрашивают: "Да, как же вы собираетесь заниматься катехизацией? Это - вот, "этих"?!" Тогда я стараюсь объяснить, что, конечно же, здесь не подходят казенные "классические" методы, что это совсем другие люди. Можно сказать, их катехизация начинается самой жизнью, поэтому требуются другие подходы. Во-первых, нельзя не учитывать того, что у них есть все основания для недоверия к другим людям. Но известно, что без этого и простой разговор невозможен. Понимаете, ведь, не так легко на самом-то деле получить такое доверие – чтобы они верили тебе, как человеку, чтобы понимали тебя. Я же, например, абсолютно гетеросексуально ориентированный человек, у меня есть семья - жена, дети. То же самое у владыки Дионисия (АПЦР допускает женатый епископат – Ред). И мы не можем не оценить, насколько много значит то, что они нам доверились, что у нас в этом смысле не существует проблем".

Кроме чисто человеческого импульса помочь тем, кто всеми гоним, присутствовал у священников и еще один стимул, который тоже напрямую связан с понятием чести. Только, чести верующего, чести христианина. "Когда я думаю о том, что меня подтолкнуло заняться этим, - вспоминает архиепископ Алексий, - я вспоминаю, как видел в Риге гей-парад, в котором среди прочих участвовала небольшая община христиан-геев. Все это, конечно, как-то охранялось, но вокруг собралась немалая толпа, шумная, которая с криками стала метать в геев всякую всячину - яйца, помидоры... Мне бросилось тогда в глаза, что в толпе было очень много людей разных религиозных конфессий - по крайней мере, они это демонстрировали. И, что интересно, в обычной жизни они все никак не могут договориться между собой, постоянно конфликтуют друг с другом, открыто обвиняют друг друга во всех смертных грехах. А тут – сама ярая ненависть к этому, вот, "врагу" из плоти и крови – она их всех объединила. Это было очень видно, как появилось у них "чувство плеча" друг друга, как тут же возникло эдакое "единство во Христе... Вот этого я забыть не могу. Такое, вот, безумное лицемерие – оно меня очень смущает..."

Честь Церкви. Да, конечно же, никто и ничем не способен ее умалить. Но можно ли, допустимо ли оставаться равнодушным, когда под видом православного люда выступает полыхающая ненавистью толпа, будто сошедшая с картины Иеронима Босха? Можно ли не пытаться противостоять этому позору? И можно ли, смирившись с подобным, потом с чистой совестью говорить, что ты - христианин? Чаще всего, все это не требует каких-то логических умозаключений, и люди реагируют на подобные уродства сообразно свойствам личности. Тогда одни заражаются истерией или смотрят на творящееся равнодушно, а другие задумываются над тем, могут ли они предложить что-то взамен. Священнослужители, организовавшие приход для изгоев нашего общества, несомненно, относятся к последней группе. Однако, бремя, которое они приняли на себя добровольно, легким не назовешь. Хотя, выглядит все как раз очень просто и буднично.

"Совместные молитвы, это само собой. Но в плане дополнительного общения, мы просто по дружески собираемся, без всякой атрибутики – священнических облачений и прочего, и за чашкой чая устраиваем беседы – о жизни, о Боге, о вере. Молодежь слушает просто открыв рты. Они же до сих пор вообще никогда ничего подобного не встречали, это они в первый раз узнают о Христе, узнают о том, кто Он. Обращаются и приходят молодые люди из среды, где существуют другие религиозные культуры. Например, те, для кого в силу их происхождения ближе было бы мусульманство. Для них наши беседы и встреча с Богом и вовсе – откровение, потому что они абсолютно не отождествляют себя со своими традиционными, казалось бы, культурами. Там родители, например, бросили их и отреклись от них, а теперь они начинают искать и входят в нашу культуру – через христианство – не как во враждебную, не как в чужую, а как в светлую, добрую, подающую надежду", – делится своими наблюдениями архиепископ.

Возрастной ценз для приходящих в общину не устанавливается. Да, это было бы и странно, потому что для сознательно обращающихся к Церкви возраст измеряется не количеством прожитых лет. Другое дело, что, конечно же, все прихожане этой общины уже не дети, но разброс в возрасте от молодых до вполне зрелых никак не мешает общности восприятия того, чего в мире за пределами общины все лишены в одинаковой степени. Сочувствие, понимание, моральная поддержка, совет – это первое, что требуется любому человеку, оказавшемуся в трудной ситуации. Ведь, даже при таком "минимуме", всегда находятся силы, чтобы пытаться справляться с унынием, а здесь еще и Слово Божье…

К сожалению, упомянутое архиепископом лицемерие, зачастую настолько глубоко входит в натуру людей с упрощенными представлениями о религии, что становится, как бы, нормой. Становится на место той религии, именем которой, не отдавая себе отчета в происходящем, прикрывается. Вспоминаются советские времена, когда все верующие, не зная друг друга и не ведая основ вероисповедания тех, кто принадлежит к иной конфессии, были едины в своем сочувствии друг другу. Ведь, за саму веру, за исповедание – Христа ли, Аллаха ли, Иеговы ли – все одинаково подвергались насмешкам и издевательствам, а то и сидели вместе в одних тех же лагерях. Но, что же случилось теперь, когда никто никому не вправе запретить верить так, как он может? И когда при отсутствии государственных гонений на религию проявился небывалый в новейшей истории феномен организованной антирелигиозной деятельности со стороны крупнейшей религиозной организации? Разве не едина глубинная природа порочного группового сознания, которое рождает единение кого-либо на основе ненависти к кому-то, кто избран сиюминутным изгоем, будь то иноверец, "нерусский" или "голубой"?

Понятно, что когда речь заходит о лицемерии и иррациональной ненависти, то невозможно избежать вопроса и о действительной их причине. Поэтому, корреспондента "Портал-Credo.Ru" не могло не интересовать мнение священнослужителей по поводу природы активной гомофобии, проблема которой у нас, в отличие от цивилизованных стран Европы, стоит весьма остро. В самом деле, какова она? В какой области искать источник ненависти к абсолютно безобидным в социальном плане геям – в биологической, психологической, идеологической?

По мнению епископа Дионисия действительность и здесь являет собой довольно парадоксальную картину. "Быть может, владыка Алексий считает иначе, но я не вижу в России тотальной ненависти, тотального неприятия по отношению в нашим подопечным, – говорит он. – Как ни странно, но неприязнь, и даже ненависть свою показывают исключительно люди религиозные. В то же время, люди светские, для кого это стало новостью, к этому потихоньку привыкают, а думающие и без того знают, что такое явление, как нетрадиционная ориентация было всегда и ничего с этим обстоятельством не сделаешь – такова, уж, природа. Достаточно посмотреть на громадные залы, которые собирают известные артисты, которые бывают, между прочим, весьма яркими и талантливыми. Причем, публика, которая ходит на Бориса Моисеева или в Большой на балет, ориентирована совершенно ординарно, гетеросексуально – и женщины, и мужчины, которых совсем не смущает, что некоторые исполнители не такие, как большинство из нас.

Да, что далеко за примерами ходить. В соседней со мной квартире живет паренек, которого я знаю с раннего возраста. Сейчас он уже вырос и живет со своим другом. Он нигде не распространяется, что он гей, но их же всегда видно. Так, вот, у нас самый обыкновенный, традиционный московский двор. Люди, которые росли и выросли друг у друга на глазах, все друг о друге абсолютно во всех отношениях знают. И отношение к этому пареньку, о странности которого тоже всем давным-давно было известно, всегда оставалось совершенно толерантным. Более того, никто никогда об этом не говорил, не было никогда презрительного слова "педик". Причем, ребята во дворе, как и везде, в основном, нормальные, а он такой, понятное дело, в абсолютном меньшинстве – один.

Правда, когда я говорю о людях религиозных, то не имею в виду настоящих верующих, а кого-то, вроде Союза православных граждан, Союза хоругвеносцев и других таких же черносотенных союзов. Они-то и действительно крайне агрессивны и угрожают всеми возможными карами. У нас же есть такое расхожее "православное понятие" – воин Христов. И хотя не против плоти и крови христианин должен воевать, но далеко не все, кто посещает храмы, это понимают. Большинство же, склонных к огульной агрессии, воспринимают это буквально. Поэтому, только крепится уверенность в том, что люди, составляющие эти так называемые "религиозно-патриотические" организации – совершенно неверующие в церковном смысле люди. Конечно, они могут верить во что угодно – в "веру отцов", в возрождение святой Руси, которой никогда не было, но в живого Христа они не верят. Да, он им и не нужен, впрочем. О подобном говорил еще отец Александр Мень, когда вспоминал об одном из немногих вопросов, на которые ответить не смог: подошла к нему прихожанка и сказала, что не может понять, "почему и зачем ваш еврей Иисус Христос влез в наше святое православие". О. Александр тогда просто ушел в алтарь – тут же бесполезно о чем-то говорить…".

С "православными гражданами", "хоругвеносцами" и прочими знаменосцами, вероятно, все достаточно ясно. Подобные организации должны на что-то существовать, а людям, которые работают в них, надо на что-то жить. Поэтому они самым естественным образом вынуждены использовать любую возможность, дабы, отрабатывая заказы или исполняя приказы, оправдывать так само свое существование. Оба епископа, кстати, прекрасно понимают это и принимают, как данность. "В этих организациях состоят и работают люди, которые могут выжить только в условиях такой системы, – говорит епископ Дионисий. – Если она рухнет, то им просто некуда будет деваться. Поэтому "системщики со младых ногтей" и должны себя оберегать. Так что все это - вполне естественная реакция. Этого мы и ожидали".

Нетрудно догадаться, что в предложенной публикации не уместилась вся беседа с непосредственными участниками столь нетрадиционного, увы, для современной России миссионерства. Христианство, как религия, в которой нет ни эллина, ни иудея давно превратилось на нашей многострадальной земле в некий реликт, которому противопоставляется некое "наше Православие" – этническое и идеологическое. Выходит, то же самое может произойти и в связи с дискриминацией не по национальному, а по социальному признаку? Причем, становиться это стало еще более вероятным после "замечательного" в своем роде выступления предстоятеля РПЦ МП за рубежом, на сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы в Страсбурге в качестве духовного учителя европейцев. То, что Алексий IIпрямо не распорядился гнать геев от Церкви, смысла его позиции не меняет. Определяя нетрадиционно ориентированных сограждан, как страдающих синдромом изменения личности, Патриарх формально высказывает свое личное, человеческое неприятие "больных" в качестве людей психически полноценных, а значит и социально адекватных. Ну, что же – такое отношение к "иным" в России далеко не редкость. Однако, не каждый из гомофобов, считающих геев нелюдью, является Патриархом РПЦ МП, который теоретически мог бы догадываться, как может быть воспринято такое высказывание на его "канонической территории". Если не догадывается, то это беда лишь его личная. Но, если догадывается, а то и знает, то это уже другая беда – беда вверенной ему религиозной организации.

Тем более, что одно дело, когда священники принимают обращающихся к Церкви геев, и совсем другое, когда они лицемерят. А об этом уже не просто могут знать или не знать действительно верующие христиане, а обязаны знать.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования