Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
12 ноября 15:55Распечатать

Татьяна Сенина. ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ. К четвертой годовщине обретения честных мощей Святителя Филарета (Вознесенского), Первоиерарха РПЦЗ (1964—1985)


Наверное, в каждом столетии существует свой особый день, который можно назвать "Торжеством Православия" для данного века. В ХХ веке, эпохе всеобщего распространения ереси экуменизма, поглотившей почти весь когда-то православный мир, таких дней, мне кажется, можно назвать даже не один, а два. Первый — 14/27 сентября 1925 года, когда во время всенощной на Крестовоздвижение над старостильным храмом в пригороде Афин, где собрались на богослужение истинно-православные христиане, разорвавшие общение с иерархами, введшими новый стиль в Элладской Церкви, явился Крест из света; это явление стало воистину "утверждением свыше" для всех верных, выступивших против экуменической ереси в самом начале ее распространения. Вторым днем "Торжества Православия" стало 28 октября / 10 ноября 1998 года, когда в Джорданвилле были обретены нетленные мощи митрополита Филарета (Вознесенского, † 1985), под председательством которого Архиерейский Собор РПЦЗ в 1983 году изрек анафему на ересь экуменизма, подведя этим итог нескольких десятилетий, в течение которых шло по всему миру размежевание православных и новых еретиков. Анафема 1983 года подвела черту под этим размежеванием: во всеуслышание было провозглашено, что экуменисты находятся вне Церкви Христовой и что, следовательно, всякое молитвенное и евхаристическое общение с ними для верных исключается. Явление мощей святителя стало новым "утверждением свыше" для всех верных, указующим, что отношение митрополита Филарета к экуменистам и сергианам — единственно правильный и богоугодный путь; это было особенно знаменательно еще и потому, что РПЦЗ к концу 1990-х годов стала уже явно для всех держать курс на соединение с "мировым православием" и, в частности, с РПЦ МП, которую святитель Филарет всегда называл лжецерковью и за Истинную Церковь не признавал.

Иерархи РПЦЗ, к сожалению, не захотели уразуметь смысл явленного знамения; более того, они поспешили вновь захоронить нетленные мощи святителя, как бы торопясь убрать подальше с глаз нетленный лик того, кто молчаливо, но красноречиво обличал их нынешнее отступление от стояния в правой вере. Но те православные, которые поставили своею целью именно хранение веры, а не какие-то сиюминутные или национальные интересы, восприняли явление мощей святителя должным образом и показали, что именно они являются подлинными наследниками и продолжателями дела той РПЦЗ, Первоиерархом которой был митрополит Филарет: святитель был прославлен в лике святых почти одновременно, в 2001 году, Российской Православной (Автономной) Церковью, возглавляемой митрополитом Суздальским и Владимирским Валентином, и Святой Православной Церковью Северной Америки ("Бостонский Синод").

Так сложилось, что я была непосредственной свидетельницей и участницей тех событий. Святитель Филарет для меня стал не просто одним из новопрославленных святых, но чем-то гораздо большим, можно сказать, образцом стояния за православие и вообще христианской жизни в современном мире.

Когда в 1997 году, в начале лета, через бедствия, постигшие наш приход во имя св. преподобномученицы великой княгини Елисаветы, мы (настоятель о. протоиерей Александр Жарков и члены прихода) окончательно осознали неправду и неправославие "официального православия", покинули РПЦ МП и присоединились к РПЦЗ, то почти сразу столкнулись с большими искушениями со стороны новых собратьев по вере и Церкви. Это очень обескуражило меня, но я утешала себя мыслью, что по крайней мере, РПЦЗ — каноническая Церковь, и это главное, а чего-то большего, какого-то действительно истинно христианского отношения к ближним, видимо, желать не приходится. Однако, когда я высказала это мнение одному священнику РПЦЗ, который, казалось, был нашим единомышленником, он высказал мысль, которая привела меня в еще большее недоумение: "Нашу Церковь вы еще совсем не знаете. Не научились видеть и ценить в ней главного. Главное не то, что она, как Вы пишете, канонична, а то, что она действительно та самая". Странно было читать слова священника, для которого в Церкви главное не ее каноничность, т. е. не ее стояние на догматах и канонах, а какая-то та самость. "Что есть то самое, что нужно любить, ценить и бояться потерять", — автор письма обещал рассказать позднее, но так и не написал. Но хотя дискуссии не суждено было завязаться, слова этого священника все же запали мне в душу и побудили искать в РПЦЗ чего-то действительно "того самого", "что нужно любить, ценить и бояться потерять", — но конечно, не в том смысле, который имелся в виду моим адресатом.

Об РПЦЗ я знала мало. Первые материалы о ее истории, прочитанные мною, не прояснили моего недоумения относительно "той самости", но зато вызвали один вопрос. В РПЦЗ, как я узнала, до митрополита Виталия было три Первоиерарха: митрополиты Антоний, Анастасий и Филарет. Первых двух почему-то везде превозносили, называли "великими", "блаженнейшими", "аввами" и т. д., тогда как о митрополите Филарете (Вознесенском) упоминали очень мало, без особенных дифирамбов. Казалось странным: Владыка Филарет был первоиерархом в течение 21 года, почему же о нем почти ничего не пишут, словно бы его не было? И так хотелось узнать о нем побольше...

И вот, к нам в приход неожиданно попали ксерокопии двух писем святителя Филарета — к архиепископу Аверкию (Таушеву) и к игумении Магдалине. Прочитав их, я была поражена: со страниц этих писем повеяло действительно живым настоящими Православием, тем самым, святоотеческим, догматическим и каноническим, истинным и непреклонным перед ложью, бескомпромиссным и чистым. И вставал сквозь строчки такой живой образ Святителя, такой сразу ставший близким и родным (хотя я ничего практически в то время не знала о нем), такой настоящий и — святой (я как-то сразу же прониклась уверенностью, что он непременно должен был быть угодником Божиим, и стала понемногу ему молиться). Это было настолько чудесное явление "той самой" РПЦЗ, которую я искала, явление того самого, чего я искала, что действительно надо любить и хранить, — что мне тут же захотелось поскорее рассказать, написать об этом. Думалось: Владыку Филарета забыли, а ведь то, что он писал — это как раз то, что нужно в наше время разброда и шатаний в вере! Почему святителя Филарета "забыли" в РПЦЗ, было уже тогда понятно: курс, который взяли после его кончины зарубежные иерархи (от Истинного Православия — к "официальному") был диаметрально противоположен тому, на который старался развернуть РПЦЗ святитель Филарет. К концу 90-х гг. в РПЦЗ уже ясно наметилась тенденция на сближение с МП, хотя соборно это пока что отрицалось, но было ясно, что курс взят весьма опасный. Трезво смотревшие на ситуацию люди уже тогда понимали, что дни РПЦЗ сочтены.

Случай напомнить о святителе представился вскоре: по случаю годовщины мученической кончины брата Иосифа Муньоса (замучен и убит в ночь с 30 на 31 октября 1997 года), хранителя чудотворной Иверской Мvроточивой иконы Божией матери, в журнале "Вертоградъ-Информ" была опубликована моя статья "Аще же соль обуяет", где говорилось о том, что грозные знамения и бедствия, постигшие РПЦЗ в последнее время, показывают, что надо оставить путь соглашательства с экуменистами и вернуться на твердый православный путь Владыки Филарета, в противном случае РПЦЗ ожидает бесславный конец "обуявшей соли"...

Через две недели после выхода этого номера "Вертоградъ-Информ"’а в Джорданвилле были обретены нетленные мощи святителя Филарета.

Это "утверждение свыше" было поразительным. Но то, что случилось дальше, явилось неприятной и тяжелой неожиданностью даже для тех из нас, кто относился к современной РПЦЗ весьма скептически. Мощи святителя были, под непосредственным руководством архиепископа Лавра (ныне — митрополита, первоиерарха экуменической части РПЦЗ) снова захоронены — вместе с нашими надеждами на скорое прославление святителя в РПЦЗ и на то, что ее епископы, хотя бы после такого очевидного указания Божия, опомнятся и вернутся на истинный узкий путь святоотеческого Православия. Почти сразу после этого я фактически вышла из РПЦЗ, перестав в ней причащаться. Для меня представлялось невозможным состоять в евхаристическом общении с архиереями, допустившими такое поругание святого, столь явным образом прославленного Богом и явленного как раз тогда, когда РПЦЗ покатилась по наклонной плоскости в экуменическое болото. "Яко аспиды глухи и затыкающии уши свои", зарубежные архиереи не желали внимать знамениям Божиим, — за что и поплатились уже через два года конечным отпадением от Православия, ведь не зря говорит пословица: "Кого Бог хочет наказать, лишает разума".

Вскоре после обретения и вторичного захоронения мощей св. Филарета наш приход покинул РПЦЗ и присоединился к РПАЦ.

К годовщине обретения мощей святителя Филарета "Вертоградъ-Информ" посвятил Владыке "Тему номера". К тому времени у нас накопилось уже много материалов о жизни святителя, его проповеди и письма, фотографии; была составлена и служба ему. Вообще, почитание святителя в истинно-православном мiре стало заметно расти. Истинно-Православная Церковь Сербии издала о нем книжку. Истинно-Православный Синод в Бостоне 28 июля 2000 года постановил прославить святителя во святых, само прославление состоялось 19–20 мая 2001 года. В Российской Православной (Автономной) Церкви этот вопрос был поднят в ноябре 2000 года на VIII Съезде духовенства, монашествующих и мирян Суздальской епархии РПАЦ. Синод РПАЦ на заседании 15 марта 2001 г. принял решение о канонизации святителя, и прославление откладывать не стали: торжества в Суздале состоялись даже раньше, чем в Бостоне, — 30 апреля – 1 мая 2001 года.

Так Российская Православная Церковь засвидетельствовала свою преемственность курсу РПЦЗ времен митрополита Филарета — великого Исповедника Православия ХХ столетия, "Ангела Филадельфийской Церкви", "соблюдшего слово" Господне и "не отвергшагося имене Его" перед лицом "сонмища сатанина" (Апок. 3:8–9) отступников от святоотеческой веры. И почти сразу после этого началось для нашей Церкви время скорби и гонений — время, когда Господь дает нам возможность, безусловно, по молитвам новопрославленного святителя Филарета, явить "верность до смерти", чтобы получить "венец жизни"; время, когда Церковь покидают люди случайные, с нетвердыми мыслями и нечистыми намерениями — и остаются те, кому действительно нужно именно православие и Церковь; время, когда мы, по слову св. Варсонуфия Великого, можем "шествовать по стопам Отцов наших, то есть последовать их учению, жизни, долготерпению, любви, терпению, гонениям и страданиям, которые они претерпели от врага и чувственно, и мысленно". Поэтому, конечно, не надо смущаться от нашедших испытаний, но напротив — радоваться, что Господь сподобил нас пострадать за истину, как страдали за нее святые отцы. Ибо, как продолжает св. Варсонуфий, "ежели мы не будем страдать с ними по мере немощи нашей, то как можем некогда и прославиться вместе с ними? … Ежели Господь исполнил наши прошения, даровав нам в наставники Отцов наших, то будем остерегаться, как бы леность наша, или слабость, или нерадение, или неверие не разлучили нас с ними. …Подумаем о том, что Бог даровал нам не то только, чтобы быть под ногами Святых, но и то, чтобы быть чадами их и наследниками".

Торжество Православие должно продолжаться и в нас, и к нам обращены слова Господа, которые так любил повторять и которые делом исполнил в своей жизни святитель Филарет: "Се, гряду скоро, держи, еже имаши, да никтоже приимет венца твоего" (Апок. 3:11).


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-16 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования