Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
30 апреля 18:48Распечатать

Валерий Емельянов. ИСЛАМОФОБСКАЯ ХЛЕСТАКОВЩИНА. Размышления о письменных и устных "исламоведческих" экзерсисах директора программ ВРНС Романа Силантьева в связи с выходом его нового труда


Валерий Михайлович Емельянов – кандидат юридических наук, исполнительный директор АНО "Ассоциация международного сотрудничества "Время и мир"

Исламофобия бывает разная. В форме карикатурных скандалов, скинхедов с арматурой, призывающих "бить муслов" и т. п. Иногда, и почему-то в России, это грубое, отвязное и недалекое интеллектуально явление приобретает формы научного труда и даже авторитетной политической публицистики.

Речь, конечно же, пойдет о трудах неугомонного "исламоведа" Романа Силантьева. В прошлом году реакция на выход его научного труда "Новейшая история исламского сообщества в России" имела своим последствием уход Р. Силантьева с поста ответственного секретаря Межрелигиозного совета России. Но, как гласит русская пословица, битым неймется. И уже в году нынешнем этот автор, работая уже на менее публичном и более загадочном посту директора программ Всемирного русского народного Собора, издает новый опус под названием "Новейшая история ислама в России" (М. 2007 г. Изд-во "Алгоритм"). Книга представляет собой дополненную, переработанную в публицистическо-популярный формат значительную часть предыдущего труда автора. Поскольку данный труд вышел в рубрике "политический бестселлер" тиражом в 4000 экземпляров, он рассчитан на массовую аудиторию (это видно и потому, что сам автор ведет активную промоушен-кампанию своей книги). При этом книга, как и предыдущая, выдержана в негативно-оскорбительном для мусульман духе, а факты, если и не перевраны, то поданы одиозно, однобоко и даже просто небрежно. Более того, в нынешнем издании автор поместил свои научные публицистические выводы, чего не сделал в прежнем издании, видимо, будучи обремененным должностью в патриархийной номенклатуре. И выводы эти даже усиливают исламофобскую направленность новой книги по сравнению с предшествующей. Но об этом ниже, а в качестве вводного замечания скажем, что вышла книга в издательстве, которое уже давно отметилось книгами откровенно националистического и ксенофобского содержания. Видимо, труд Романа Силантьева логически встраивается в их ряд.

Но начнем с лирического отступления. На стр. 348 читаем ".. группы русских мусульман-сионистов", к которым относились... Сергей Маркус, его супруга Анна Леон, а также сотрудник пиар-подразделения околоправославной секты лурьитов (неосуздальских педофилов) Валерий-Исмаил Емельянов. Последний, правда, к 2006 году перешел из ислама в некий неденоминированный ханифизм, поэтому претензии к нему были сняты".

Сообщаю. Свою традиционную религию я не менял. Термин мусульманин-сионист запущен на интернет-задворках с подачи скандально известного Харуна ар-Руси – Вадима Сидорова на том основании, что автор этих строк как журналист и религиовед надел кипу при посещении иудейского религиозного мероприятия (в этих случаях покрывать голову обязательно для гостей, вне зависимости от их веры). В обоснование этого термина он же еще напомнил, что глава нижегородских мусульман Умар Идрисов призывал молиться за здравие израильского премьера Ариэля Шарона. В лучших традициях "совкового" менталитета у Силантьева на этой почве из мухи получился слон, образ некоей организованной группы, а также уже совершенно фантастической организации, сотрудником которой якобы является автор, хотя то, что это совсем не так,  очень легко доказывается. В частных беседах об этом автору говорилось, но ради красного словца!... Впрочем, это очень частно-лирическое отступление. Но одно хочу сказать – автор этой статьи ни от каких фантастических "лурьитов" мзды не берет и на зарплате не "сидит". Ему за умму обидно.

Вернемся к жанру эпическому, то есть к недавно вышедшему "бестселлеру". Изначально автор новой монографии дает следующие установки. В российской умме идет раскол, этот раскол – явление негативное, он усугубляется, и виновником этого являются ваххабиты, среди которых оказываются муфтии из Совета муфтиев России (СМР) с Равилем Гайнутдином во главе. Эти "ваххабиты" прямо-таки гнобят "традиционных" мусульман во главе с Толгатом Таджуддином, что является прямой угрозой национальной безопасности России. Вкупе с таким фактором, как недостаточный, по мнению г-на Силантьева, уровень образования мусульманских священнослужителей.

Отсутствие единства уммы – факт, конечно, отрицательный. Однако все сводить только к дрязгам мусульманских лидеров за должности и спонсорские деньги является, по меньшей мере, взглядом весьма поверхностным. Этот процесс нужно рассматривать как объективный. После распада СССР произошел и распад созданных сверху мусульманских структур, а затем формирование, пусть в муках и болях, исламского гражданского общества. Кстати, такая дисперсная структура исламского сообщества характерна для стран, где мусульмане являются меньшинством. В какой-то мере это признал и сам Силантьев, вспомнивший на своей пресс-конференции в медиа-центре "Известий" 9 апреля, что в той же Франции - 11 разных мусульманских организаций.

А конфликт между "ваххабитом" Гайнутдином и "традиционалистом" Таджуддином подается как то, что Гайнутдин и его сподвижники вынесли на публичное обозрение интимные детали жизни муфтия – его психическое расстройство, пьянство, а также возможную сексуальную ориентацию Таджуддина. Мало того, по Силантьеву Гайнутдин издал фетву, "отлучающую" Толгат -хазрата от ислама и запрещающую совместное моление с ним.

Правда, в том месте, где глава СМР будто бы перечисляет конкретные пороки своего недавнего патрона, почему-то нет конкретных ссылок на первоисточники. Что касается неадекватности Таджуддина, то об этом в общем плане говорилось, и не только Равилем Гайнутдином. Что касается пресловутой фетвы, то надо заметить, что такого понятия, как "отлучение от ислама", в этой религии нет. Это прерогатива лишь Аллаха Всевышнего, и автору, величающему себя " исламоведом", неплохо бы это знать. Есть то, что можно условно назвать "отлучением от джамаата" – запрет на совместную молитву. Но это не означает, что человек перестает быть мусульманином.

А теперь о Толгате Таджуддине в силантьевской интерпретации. В предыдущей книге, муфтию и его сподвижникам тоже досталось. Но, как открыто и простодушно пояснил Силантьев на вышеупомянутой пресс-конференции, Таджуддин по дружески попросил его снять некоторые острые моменты в отношении собственной персоны, что наш "исламовед" с готовностью сделал, перекоммутировав потоки информгрязи и обвинений во всяческих грехах на Гайнутдина и его команду. Кстати, отвечая на вопрос, как тогда понимать многие, мягко говоря, странные публичные заявления Таджуддина, Силантьев, ничтоже сумняшеся, ответствовал, что они суть проявления великой мудрости Толгата, который, подобно Ходже Насреддину, также является суфием. Об этом говорится и в книге, на стр. 291. А детальное знакомство с книгой показывает, что негативные факты о Таджутдине кое-где все-таки остались, но все ее содержание пронизывает специфическая тенденция представить таджутдиновское Центральное духовное управление мусулман (ЦДУМ) "белым и пушистым", в противовес СМР, где, если судить по силантьевскому труду, свили гнездо сплошные "ваххабиты" и полукриминальные элементы.

Честно говоря, будучи знакомыми с суфийской мудростью, скажем, что перлы типа "желаю целовать туфлю его святейшества Патриарха" или "все конфликты разрешатся, если их участники сядут да и выпьют по рюмочке", а также истерический джихад в отношении США как-то мало напомнят суфийскую мудрость даже человеку, не особенно искушенному в этом вопросе. Зато человеку, мало-мальски знакомому с суннитской традицией, ясно, что подобные заявления, тем более сделанные от лица муфтия, можно объяснить только неадекватностью последнего. Мягко говоря. Кстати, в самое последнее время и коллеги Таджуддина по ЦДУМ также говорят о неадекватности своего шефа.

Нет необходимости, да и возможности здесь анализировать все интерпретации фактов, приводимые г-ном Силантьевым. Для этого требуется книга объемом не меньше чем труд нашего "исламоведа". Думается, что те люди, о которых говорится в "новейшей истории", прочитав написанное о них в этом политическом бестселлере, найдут свой формат для полемики с автором, в том числе, возможно, и в рамках судебного разбирательства.

Из всей этой "фактуры" хотелось бы обратить внимание на страницы, посвященные созданию и деятельности движения "Российское исламское наследие" (РИН) под руководством братьев Умара и Хусейна Джабраиловых в 2005 году. По хронологическим причинам деятельность этого движения не вошла в предыдущую книгу Силантьева. Итак, на стр. 155 автор обозначает это движение как ключевую структуру объединенной оппозиции муфтиятам, претендующую на единоличное лидерство в российской умме. Между тем, РИН позиционировало себя не как религиозное, а как культурно-общественное движение, объединяющее в том числе и тех, кто относил себя к мусульманам в национально-культурном, а не в религиозном смысле. Нелепо, таким образом, для РИН выставлять себя как альтернативу, а то и оппозицию муфтиятам. Эта организация действовала в совершенно иной плоскости. Более того, РИН спонсировала конференцию мусульман в Нижнем Новгороде в ноябре 2005 года, где должен был быть поставлен в практической плоскости вопрос о создании единого муфтията, но это опять же была инициатива муфтиятов, а отнюдь не РИН. Причиной неудачи этого проекта, стали отнюдь не мифические трения с муфтиятами, а наличие в РИН таких персонажей, как находящийся в розыске глава "ваххабитского подполья" Кабардино-Балкарии Руслан Нахушев, а также двух "русских христопродавцев" – Максима Шевченко и Али Полосина. Заметно, что, переходя на личности, автор не жалеет либо собственных высокопарно-оскорбительных заявлений, либо подбирает соответствующие цитаты. Г-н Полосин во многих местах с оттенком явного презрения именуется Али Гапоном, а его книга, изданная при содействии РИН, "Евангелие глазами мусульманина" - откровенно списанной с детектива Кирилла Яськова "Евангелие от Афрания". При всем нашем критическом отношении к труду г-на Полосина, судя по оценке его г-ном Силантьевым, уважаемый "исламовед" ни при какой погоде этих книг, конечно, не читал.

Крах проекта "РИН" обусловлен, в конечном итоге, тем же, чем и фиаско других мусульманских общественных организаций – во-первых, слишком разновекторными взглядами и устремлениями ее актива, а во-вторых, отсутствием практических рабочих проектов, могущих обеспечивать постоянную реальную деятельность организации, а не только появление ее в фокусе внимания в связи с очередным пиар-мероприятием. Словом, еще и еще раз в книге Силантьева нас встречает либо полное незнание фактов, либо неправильная их интерпретация. Только один пример. В главе о русских мусульманах небезызвестный в этих кругах Олег (Мустафа) Стародубцев назван эмиссаром ваххабитов (не просто ваххабитом, а эмиссаром (стр. 343)), но уже на стр. 350 этот человек почему-то оказывается лидером "неосуфизма", того направления, которое, по мнению самого же Силантьева, противостоит "русскому ваххабизму"

Теперь перейдем к главному – той части книги, где наш "исламовед" выдает свои концептуальные заключения и прогнозы. Эта часть именуется заключение, занимает 27 страниц и включает резюмированное содержание книги вместе с выводами автора.

Силантьев начинает просто и понятно. "Ислам стал самой привилегированной религией России. Боязнь повторения чеченского сценария заставила федеральные власти создать режим наибольшего благоприятствования мусульманским регионам." (cтр. 470). Здесь же автор расшифровывает, причем в очевидно алармистском духе, что он имеет в виду. Оказывается, то, что в мусульманских регионах России, прежде всего, на Северном Кавказе, не действуют российские законы: здесь запрещают продажу алкоголя, азартные игры, в школах преподают исламские дисциплины а, самое главное, что особенно заботит нашего автора, еще весьма молодого человека, – это то, что существует многоженство. Подумать только, муфтий NN официально говорит, что у него две жены. Это же прямое нарушение российского законодательства.

Ах, как бы хотелось российским мусульманам, чтобы так было в действительности, а не только в обобщениях, рожденных в воображении нашего географа по образованию и директора соборных программ по должности. Но, увы, это неприменимо даже ко всему Кавказу. И потом, трудно говорить о привилегированности религии, на фоне такой пышной исламофобии, что цветет по всей Руси-матушке, со сносом мечетей, судами над имамами и иными выходками, в том числе и со стороны властей. Кстати, о шариате и многоженстве как одном из его проявлений. В дореволюционной России нового времени, которое г-н Силантьев в своей книге и беседах считает золотым веком в отношениях православия и ислама, шариат в традиционно исламских регионах был распространен в куда большем объеме. Да и не входит в преступное противоречие с российским законодательством такие шариатские браки, так же, как и пресловутые "гражданские" союзы полов. И ненаучно делать из этого тревожную проблему.

Далее автор менторски-презрительно рассуждает, что у этой "привилегированной" религии нет нормальных учебных заведений, а пресловутые "исламские университеты", подумать только, выпускают по несколько человек, и в них совершенно отсутствуют люди с учеными степенями. Спасибо за заботу, но в последние годы число выпускников этих заведений увеличилось до десятков, руководители с учеными степенями есть не только в обозначенных Силантьевым Казанском и Дагестанcком исламских вузах, но и в мусульманском институте Нижнего Новгорода, и других учреждениях.

В картине российского мира Романа Силантьева все это приводит к тому, что в России идет натиск ваххабизма. А что еще может быть, когда (стр. 474) на телевидении и в Интернете выступают "шейхи" с уголовным прошлым (из контекста книги ясно, что это –Нафигулла Аширов, приведен текст справки о его судимостях), душевнобольные философы (а это – о Гейдаре Джемале). "Исламовед" потрудился, нашел и даже опубликовал его карту из психдиспансера с диагнозом "вяло текущая шизофрения", хотя общеизвестно, как злоупотребляла психиатрией советская карательная машина и именно этот диагноз ставила диссидентам, особенно религиозным. В галерее Силантьева - экзальтированная переводчица Корана (Порохова) и русские мусульмане, борющиеся с иудеохристианским заговором. Наверное, для полноты картины, в списке не хватает еще самозваного исламоведа.

Интересное устное определение дал Силантьев, опять же на упомянутой встрече с журналистами, тому же ваххабизму. Ваххабизм, по его мнению, - это непримиримое отношение к другим. Список ваххабитов, предложенный им, достаточно широк. Оказывается, ваххабиты оккупировали не только учебные заведения Саудовской Аравии, но и египетский аль-Азхар, Совет муфтиев России, а также ведущий российский исламский Интернет-ресурс. Поскольку конкретно таковым является только сайт "Ислам.ру", думается, что его редакторам, считающим себя адептами суннитской суфийской традиции и занимающим радикально антиваххабитские позиции, такая оценка будет небезынтересна. Ну, а определение, данное "ученым", уже давно подверглось совершенно обоснованный критике как в научных, так и в общественных кругах нашей страны.

Объясняя свое понятие "традиционности – нетрадиционности" в ответе на вопрос, кого же считать "традиционными" мусульманами, "исламовед" превзошел сам себя! Оказывается, традиционными следует считать только тех, кто всегда был лоялен государству и... православной Церкви. Все. Можно прекратить споры о том, является ли традиционность юридическим или каким либо еще понятием, является ли историческая и культурная укорененность критерием традиционности и т. п. Все ясно, как Божий день! Слушаешься царя-батюшку православного и Патриарха Даниловского с евойным келейным "исламоведом" – быть тебе традиционным, ну а нет – пеняй на себя. При таком раскладе одна и та же группа вчера традиционна, а сегодня – нет, если на то есть воля высшая. По подобной "научно-методологической" основе можно вполне судить об уровне всего труда.

Ну, а перспективы, по мнению Силантьева, у российского ислама самые мрачные, поскольку ваххабиты все более наступают, и если даже российские мусульмане и объединятся более-менее вокруг такой "рыхлой" структуры, как СМР (хотя эта "рыхлость", точнее конфедеративная структура , позволяющая гармонизировать интересы отдельных духовных управлений, лидеров, общую направленность деятельности уммы, и есть, как раз то, что позволяет СМР уже долгое время быть единственной дееспособной исламской структурой российского масштаба). Но руководство СМР, а также "философы-шизофреники", "христопродавцы" и "мусульмане-сионисты" никак не хотят вести диалог с Московским патриархатом, считает Силантьев, враждебны ему. И это несмотря на то, что российская власть сделала ислам "привилегированной" религией? Плохо на этом свете господа! Эти мысли красной нитью проходят через весь контекст новой книги Силантьева.

Как устные, так и письменные "исламоведческие" откровения Романа Силантьева наводят на две мысли. Первая – о вопиющей некомпетентности автора. Силантьев – не исламовед. Географ по образованию, он подготовил свой научный труд в Институте этнологии и антропологи и РАН, в секторе, занимающемся проблемами этнодемографии и этногеографии, но никак не востоковедения или исламоведения. В этом институте, в котором автор этих строк проработал несколько лет, вообще сегодня практически нет серьезных специалистов данного профиля. То есть у Силантьева, попросту, нет качественных, глубоких знаний о сущности ислама (в том числе – знания арабского языка), он действует исключительно в количественно-социологическом контексте.

Кстати, и в этом наш герой проявляет легкость в мыслях необыкновенную. Так, он с апломбом заявляет, что мусульман в России никак не 20 млн, и даже не 17, а не больше четырех млн. В то же время, по его словам, за последнее время около двух млн мусульман принял православие. Когда же автор этих строк попросил г-на Силантьева уточнить источники, на основе которых делаются подобные выводы, тот сначала замялся, а затем пустился в рассуждения о том, что 20% татар – христиане, и вообще, статистика показывает, что 9% россиян не праздновало Пасху. Вот и считайте, сколько у нас мусульман! Но не надо быть продвинутым социологом, чтобы понять простодушное лукавство г-на Силантьева . 20% татар-христиан дали, конечно же, кряшены, которым во время последней переписи было отказано в праве считаться самостоятельной этнической группой. Празднование же Пасхи в смысле крашения яиц и поедания куличей уже давно стало у нас общенародной традицией. В кругу знакомых автора эту традицию, например, соблюли две традиционно мусульманские семьи и одна иудейская. Но совершенно также очевидно, что если за критерий взять не соблюдение яично-куличных, или барано-жертвенных традиций, а активную и постоянную религиозную практику, то тут количество мусульман, как и православных, резко уменьшится. Так, судя по последним данным, кулинарные традиции праздника Пасхи соблюли до 80% считающих себя православными, но вот пост держали менее 40%

В общем, все это – изначально однобокий и неглубокий подход, хотя и позволяющий сделать достаточно панорамное исследование.

В выступлениях и работах данного автора, как уже отмечалось, активно проявляется снобистско-менторский тон, стремление наклеить хлесткие и уничижительные ярлыки, при этом малообоснованные, с одновременным, каким-то культуртрегерским стремлением поучать мусульман, что им делать, чтобы быть традиционными, какие учебные заведения кончать, а какие не надо. Причем мусульманам самим это все хорошо известно, и в советах они явно не нуждаются, тем более, от такого малокомпетентного в исламе как религии специалиста. И в этом смысле данный персонаж чем-то напоминает гоголевского Хлестакова с его неадекватным самомнением на основе собственных выдумок и рассуждений, в которые гоголевский персонаж даже сам начинал верить.

Эта исламофобская хлестаковщина может показаться смешной и в чем-то, быть может, интересной для узко академической, или узко судебной дискуссии. Но сегодня, когда на наших глазах автор активно пытается проникнуть со своим трудом уже в широкое публичное пространство, с учетом общего роста фактора исламофобии в российском и даже мировом обществе, это выглядит совсем неприятным и где-то даже страшноватым. И было бы желательно, чтобы исламское сообщество все-таки заметило новый этап в "научном исламоведческом творчестве" директора программ Всемирного русского народного Собора Романа Силантьева и дало ему всестороннюю оценку. А гражданское общество в целом подумало бы над тем, что, может быть, стоит подумать о том, чтобы в информационном пространстве появилась, наконец, объективная история новейшего времени душеспасательно-ритуальной конторы с головными офисами в Даниловом монастыре и в Чистом переулке. Впрочем, это опять таки частно-лиричное отступление автора.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования