Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
31 октября 19:12Распечатать

Сергей Бурьянов. РЕЛИГИЯ И ВЫБОРЫ, СЕПАРАТИЗМ И ТЕРРОРИЗМ. Полемические заметки по результатам круглого стола. Часть первая


Тема взаимосвязи религии, выборов и терроризма является весьма деликатной и неочевидной, что и наложило свой отпечаток на результаты круглого стола с многообещающим названием "Религия и выборы. Использование религиозного фактора в СМИ и предвыборных технологиях", который состоялся в Москве 24 октября и был организован "Медиасоюзом" совместно с Фондом Конрада Аденауэра (Германия).

Встреча, продемонстрировала, с одной стороны, крайне слабую научную разработанность темы соотношения религии и политики, взаимосвязи этноконфессионального фактора и выборов, а с другой стороны – нежелание ее разрабатывать.

В России имеет место нескрываемое усиление тенденций политизации религии и клерикализации политики, проявляющихся прежде всего в использовании властными группами этноконфессионального фактора в предвыборных технологиях, оказывающих значительное влияние на результаты выборов.

Доминирующее влияние на эти процессы оказывают государственно-конфессиональные отношения, движущиеся в направлении "специального" законодательного выделения "традиционных религиозных организаций" с наделением последних "специальными" льготами и привилегиями, что способствует их превращению в административный ресурс власти, позволяющий манипулировать индивидуальным, общественным и массовым сознанием.

Одной из главных составляющих современной версии сакрализации власти является клерикализация органов власти и государственного управления, армии, силовых структур, государственной системы образования, что противоречит Конституции РФ и нормам международного права.

Заместитель председателя ОВЦС МП о. Всеволод Чаплин, выступая на круглом столе, сказал о том, что РПЦ МП не принимает участия в политической борьбе. Это в какой-то мере соответствует действительности. Участие РПЦ МП в политической жизни вообще и в избирательных кампаниях в частности ограничивается, как правило, поддержкой власти с целью успешного преодоления ее кандидатами демократических процедур в виде выборов.

Таким образом, РПЦ МП поддерживает только некую партию власти (так вернее) или конкретных политических персонажей, отношения с которыми могут быть выгодны церковному руководству. При этом создается впечатление, что предвыборная поддержка начинается задолго до очередной избирательной компании – сразу после предыдущих выборов. Эта поддержка не всегда носит очевидный характер – такова особенность сакрализации.

Раскрутка избранных "соответствующих религиозных организаций", получивших доступ к ресурсам государства (в т.ч. к информационным) напоминает раскрутку идеологии, имеющей мало общего с личным религиозным опытом и мировоззренческим выбором людей. Наверное, этим объясним парадоксальный результат социологических исследований, отмеченный руководителем центра "Религия в современном обществе" Мираном Мчедловым. В своем выступлении на встрече он отметил, что в России приверженцев религиозных конфессий больше, чем собственно верующих.

Даже сознание людей, считающих себя неверующими, оказалось вовлеченным в сферу религиозного санкционирования в угоду абсолютизации власти и возведения властных групп в ранг "священных".

Показательно, что "Патриарх сразу после выборов 19 декабря 1999 г. стал активно демонстрировать близость Кремлю, напрочь забыв про Лужкова. И это было естественно: Путин как "преемник", а затем и и.о. президента, годился на роль покровителя Патриархии ничуть не хуже... Еще в декабре Патриархия обнаружила, что Владимир Путин расположен к сотрудничеству в большей степени, чем Борис Ельцин. Чего стоила одна передача полномочий 31 декабря, при которой присутствовали не высшие чиновники, не главы палат парламента, не председатель Конституционного Суда, а именно и только Патриарх Московский и Всея Руси. Тогда Владимир Путин попросил у Алексия II благословения на свою деятельность и получил его" [1]. Действительно, "нельзя понять, какой светский правовой смысл имеет присутствие Патриарха при передаче полномочий и "ядерного чемоданчика" от действующего Президента РФ исполняющему его обязанности, но достаточно ясен сакральный смысл передачи Власти, символизированной Могучим Оружием, стареющим Вождем молодому в присутствии Жреца" [2].

Аналитическая служба "Православие–2000", подведомственная "духовнику президента" архимандриту Тихону (Шевкунову), в своем комментарии отметила, что это, конечно, не венчание на царство, но нечто очень похожее. "Представленная картина изображает уже как бы почти установившимся – причем задолго до официальных выборов президента – режим новой русской православной монархии. Собственно, в недрах РПЦ не нова позиция предпочтения авторитарной державности конституционному строю постсоветской России" [3].

За первые месяцы 2000 г. было отмечены многочисленные факты сближения Московской патриархии с "наследной" кремлевской властью. "9 марта 2000 г. Патриарх поручил членам Священного Синода через средства массовой информации призвать православных принять участие в выборах. Необходимо отметить, что Патриарх не ограничился собственным заявлением для прессы, а поручил членам Синода дополнительно растиражировать предвыборный призыв через средства массовой информации...Призыв повторен 22 марта 2000 г. от имени Межрелигиозного совета России, на заседании которого присутствовали высокопоставленные представители РПЦ МП, Совета муфтиев, КЕРООР и Традиционной Буддистской Сангхи. С аналогичным призывом выступило через два дня и конкурирующее с Советом муфтиев Центральное духовное управление мусульман России и Европейских стран СНГ (ЦДУМ) Талгата Таджуддина. А Патриарх Алексий II счел нужным отдельно выступить с телеобращением на ту же тему в последний день, когда была разрешена агитация, - 24 марта 2000 г." [4].

(продолжение следует)
 


[1] Верховский А. Религиозный фактор в парламентской и президентской компаниях в России // Диа-Логос: религия и общество 2000-01. 2001. С.45-46.

[2] Куренной В. Власть и Церковь: мотивы и перспективы сближения // Отечественные записки. №1. 2001. С. 52.

[3] Курикалов Ю. Новые тенденции в российской политики и православаие // Диа-Логос: религия и общество 2000-01. 2001. С.101.

[4] Там же. С. 46-47.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования