Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
16 марта 18:42Распечатать

Борис Касанин. ВЕЛИЧИЕ МОЛЧАНИЯ. Немецкий кинорежиссёр Филипп Кренинг рассказал миру о жизни картезианских монахов


Не так давно на российских экранах был показан, быть может, первый российский художественный фильм о жизни русских монахов. "Остров" Павла Лунгина. Одновременно немецкий кинорежиссёр Филипп Кренинг снял картину (производство Bavaria Film Metacinema), посвященную жизни картезианского монастыря во французских Альпах, который был представлен 28 февраля в культурном центре "Духовная библиотека". В русском варианте - "Дорога к вечному молчанию", в оригинале картина называется "Il Grande Silence" - "Великое молчание". И сегодня фильм уже стал обладателем трёх наград, включая и престижную Prix Arte 2006 Европейской Киноакадемии.

Посетивший картезианский монастырь в 1984 году и вдохновившийся идеей рассказать миру о жизни монахов, режиссер Кренинг, однако, получил отказ. И лишь накануне нового тысячелетия онбыл уже приглашен в монастырь, где ему предложили создать фильм в необычайно трудных для кинематографиста условиях - не пользоваться ничьей помощью и никакими осветительными приборами. Шесть месяцев, проведенных Кренингом в стенах обители, в жестком подчинении режиму (говорят, самому строгому среди современных католических монастырей), привели к созданию уникального фильма о людях, отрекшихся от мирской суеты ради очищения души и приближения к Богу. На протяжении почти трёх(!) часов режиссер и его камера фантастически пристально вглядываются в "мелочи монашеской жизни", исследуют ее мельчайшие детали - неторопливо и... трепетно.

Неторопливая пристальность... Альпы, как и монастырь, "вписаны" в течение времени... За считанные минуты над обителью проносятся и ночные звёзды и дневные облака. "Эффект ускорения", знакомый всякому киношнику еще со студенческой скамьи... Но внутри у времени - иной ход. Внутри время течёт совершенно иначе. Внутри... Вечность. Каждый мигжизни монаха полон...Бытием - будь то самое обыкновенное - работа в огороде, приготовлениедров или скромной пищи на монастырской кухне, а, быть может, просто уборка снега во дворе... Эта их принадлежность другому времени категорически несуетна, она о щ у т и м а...

От момента пострижения молодого негра - курчавые волосы падают на пол монастырской парикмахерской (жаль?..) - до момента - седобородый монах кроит ткань, из которой позже будет сшита ряса для нового послушника. Крупный план: ножницы, пуговицы, сосредоточенное лицо монаха. И вот уже в храме монахи в белых рясах обнимают и целуют вновь прибывших - негра и мулата. Действительно - всюду жизнь. И, быть может, здесь, как нигде больше. Жизнь продолжается, жизнь жительствует...

Во дворе сияет "волшебное" дерево в снегу (от реминесценции с деревом в "Жертвоприношении" Тарковского невозможно удержаться). Горы. Облака. Летит время... Крупным планом: лицослепогомонаха. Морщины. Неповторимаяулыбка, полная благодарности. Кухня. Новый монах (наш негр) режет салат. Крупно: чистка ножей и вилок. Качается поставленный на ребро таз. Медленно капает капля.Идут титры: "Всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником" (Лк.14:33)

Фильм н а п о л н е н молчанием. Живым молчанием. В нем и удары колокола и песнопения, и звуки шагов и рубка дров, и мяуканье кошек, сбегающихся в кухню, и мычанье коров, доносящееся из монастырского сада. Жизнь продолжается, жизнь жительствует... И когда козы заходят в анфиладу монастыря, соседствуя с любопытствующими туристами. И даже когда сверхзвуковой лайнер пролетает над обителью - з д е с ь он тоже ее часть.

Мирские радости монахов... катанье с гор, некоторые съезжают - на "пятой точке", некоторые кувырком.. О, нет, эти минуты общения с природой никак не мешают общению с Богом. Но какие же разные лица!..

Монах, массирующий спину другого монаха. Выпирают позвонки, зияет подключичная ямка...бедность, нищета плоти, но достойной заботы и внимания.

Молитва, общая трапеза, краткий сон, мерцающий во тьме язычок лампады. Минута, другая...

В фильме нет не только чудес, исцелений и изгнаний бесов, но и даже самых простых проповедей. Нет и рассказа о перипетиях судеб насельников (хотя, глядя на их лица, понимаешь, что у каждого была скорее всего не самая простая жизнь). Покой...

Фильм и заканчивается также тихо и спокойно, как и начинается, как и протекает все три часа.

"И вот, Господь пройдёт, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы перед Господом; но не в ветре Господь. После ветра землетрясение; но не в землетрясении Господь. После землетрясения огонь; но не в огне Господь. После огня веяние тихого ветра, и там Господь." (3 Царств 19:12)

И Жизнь жительствует!

Борис Касанин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования