Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
09 марта 15:21Распечатать

Михаил Ситников. СТРАТЕГИЯ СЛЕПЦОВ. Что там, за горизонтами борьбы с "нетрадиционным исламом"?


В Джетигоузском районе Иссыкульской области Кыргызстана 23 февраля 2007 года за распространение листовок исламской организации "Хизб ут-Тахрир" сотрудниками милиции был задержан некто Кошунбаев. В тот же день в Бишкеке за передачу брошюр "Хизб ут-Тахрир" милиционеры задержали 28-летнего Момунова. А накануне, 22 февраля, уже в России Тобольский городской суд приговорил четырех членов организации "Хизб ут-Тахрир аль Ислами" к разным срокам заключения за "изучение и распространение экстремистской литературы, вовлечение в организацию новых членов, распространение среди населения экстремистских настроений" по статье 2822 УК РФ. Обвиняемые в данном случае оказались полностью согласны с предъявленным обвинением, не считая, правда, свои действия преступными...

Преследования за так называемый "нетрадиционный" ислам становятся в современной РФ явлением вполне обыденным. В отличие от некоторых иных видов дискриминации, такие преследования выглядят в глазах большинства обывателей еще и оправданными, так как выдаются за некие "законные меры", которые власть "вынуждена" принимать в комплексе борьбы с экстремизмом и терроризмом. В Правозащитный центр "Мемориал" и Комитет "Гражданское содействие" постоянно поступают сообщения из разных регионов России о фактах преследования мусульман и заявления конкретных лиц о дискриминации их по религиозному признаку. В том числе и в местах лишения свободы, где мусульмане особо жестоко преследуются за соблюдение ими предписанных исламом религиозных обрядов. По ряду конкретных уголовных дел есть заявления свидетелей об оказании на них грубого давления, вплоть до применения пыток, с целью получения нужных показаний.

Судя по информации правозащитников, по уголовным делам о так называемом "исламском терроризме" осуждены сотни граждан РФ, исповедующих ислам. Основная доля мусульман, преследуемых по вероисповедному признаку, приходится на отдаленные регионы, но при ненавязчивом поощрении, а значит и неформальной поддержке властей, исламофобия распространяется все шире. Эту тенденцию нельзя отнести только к российскому государству, так как после событий 11 сентября 2001 года страх перед новыми терактами и террористами стремительно распространился на неприятие всего, что связанно с исламом, и в других странах. Может статься, что этому в какой-то мере помогает и объективный процесс глобализации. При возникновении неприязни к исламской религиозной активности со стороны немусульманской части общества, глобализация подталкивает мусульман к особому усердию в сохранении и подчеркивании локальной идентичности исламской культуры и вероисповедной изолированности. Закрытость мусульманских общин, в свою очередь, лишь усиливает болезненные подозрения со стороны, признаки чего можно наблюдать и в Европе, где мусульмане все активнее подчеркивают свою культурную обособленность и автономию. Известно, что Американский союз защиты гражданских свобод совместно с мусульманскими организациями выступил с протестом против прослушивания ФБР телефонных разговоров мусульманских организаций, расценив это как целевое преследование приверженцев ислама. Но в условиях правового общества европейских стран или США дискриминация все же не может принимать столь откровенные формы, как в России.

Одно из последних свидетельств об издевательствах над заключенными мусульманами, в частности, опубликовала 20 февраля электронная газета "Каспаров.ру". В письме, пришедшем в редакцию, сообщалось о жестокостях в отношении содержащихся в нижнетагильской колонии ИК-13 чеченцев и ингушей. Издевательствами над заключенными иноверцами там "прославились" не только конвоиры и "традиционно православные" заключенные, но и местный священник. Авторы письма утверждают, что "отец Александр открыто провоцировал на конфликт мусульман и христиан, публично понося религию Ислам, отзывался в оскорбительной форме об Исламе, и даже о пророке Мухаммеде. Религию Ислам он называл антихристианской сектой, Коран – ересью, которая искажает Библию. Такими действиями он вызвал негативную реакцию осужденных, спровоцировал их, после чего под вымышленными причинами осужденных (мусульман) поместили в ПКТ. Во время очередной такой провокации пострадали люди".

Рост активности и расширение сферы проявлений исламофобии происходят в РФ не за счет других видов ксенофобии, вроде традиционного антисемитизма и возрождаемого советского антиамериканизма, а параллельно с ними. Просто к общему числу "врагов русской нации", среди которых уже есть, как известно, грузины, эстонцы, американцы, чеченцы, поляки, украинцы, латыши и вообще много кто, прибавилась еще одна, но уже по вероисповедному признаку. Поэтому, одновременно, за счет исламофобии пополняется и список "врагов православия", который включает в себя всевозможных неправославных верующих и непатриархийных православных под обобщающим названием "еретики, сектанты и раскольники". Но раз ислам присутствует в перечне "традиционных" религий в преамбуле соответствующего федерального закона, возможности объявить ислам в целом неблагонадежным, пока нет. Поэтому государство вынуждено ждать и наблюдать за тем, как будущие объекты каких-то несуществующих еще типов ксенофобии соревнуются в усердии по укреплению неприязни к мусульманству. А люди среди таковых попадаются самые разные.

Православный журналист-востоковед Сергей Путилов, например, призывает россиян дружить с "величайшей христианской державой мира", потому что "в условиях тотального наступления ислама и нашей удручающей постсоветской атеистической действительности все христиане должны быть едины. Иначе пропадем по одиночке" (Россия - ставка на ислам?).

Небезызвестный православный "критик" ислама, московский священник Даниил Сысоев, определяя ислам "не-религией", считает, что он "скорее близок к компартии, национал - социализму или нынешней глобализации. Для мусульман не существует разрыва между политикой и религией — это две стороны одного целого, регулируемого законом (шариатом), приписанным Аллаху. Именно поэтому всякая попытка встроить ислам в неисламский порядок может существовать лишь до тех пор, пока последний достаточно силен, чтобы сдерживать исламский рост" (Современные течения ислама — православная оценка). Еще один православный автор, Юрий Максимов, убежден, что в России к мусульманам относятся излишне деликатно и, "если со всего цивилизованного мира начнут гласно и массово депортировать тех, у кого "нет ни религии, ни национальности", а есть только Коран под мышкой, да пояс шахида, то у нас "несчастно-притеснённые иммигранты", судя по всему, найдут самый радушный приём" (Запад пересматривает отношение к исламу). Ну, а руководитель фонда "Имперское возрождение", того же имени журнала и Православного центра имперских политических исследований Михаил Смолин издал в 2008 году аж целый сборник статей "Православные богословы об исламе". Но авторская мысль самого Смолина далеко опережает по своей определенности опубликованные в сборнике образцы "обличения неверных". "Дозволенные политкорректные мнения никогда не помогали решить ни одной реально стоящей перед обществом проблемы", - многообещающе начинает, например, он одну из своих статей. А заканчивает ее словами: "Остановить чуждую нам экспансию в области идеологии способно только системное изучение православным населением основ Православия в школах и высших учебных заведениях, где русские граждане могли бы получить информацию о реальных установках исламской доктрины без посредства исламистских пропагандистов, пытающихся расцветить мусульманство самыми светлыми красками. В области же физической и вооруженной агрессии российское государство обязано обеспечить гражданам нашей страны общественную безопасность и государственное единство, а также оградить национальную свободу и культурное достояние нашей цивилизации от всевозможных посягательств на нее и извне, и изнутри борцов за земное господство ислама" (Ислам - религия мирового господства). То есть, фактически противопоставляя одну мировую авраамическую религию другой, автор определяет ислам как идеологию, заведомо враждебную россиянам.

Не меньшим стимулом к росту исламофобии могут выглядеть и некоторые мысли такого откровенного либерала, как Андрей Пионтковский. "Термин "исламофашисты" гораздо точнее передает суть разворачивающегося на наших глазах глобального конфликта, чем трусливо-политкорректная формулировка "международные террористы, – пишет он. –Западу брошен экзистенциальный вызов радикальным исламом, питающимся поддержкой и энтузиазмом миллионов фанатиков. Тех самых, которые плясали на улицах мусульманских городов 11 сентября. Не читки демократических проповедей требуют от Запада исламофашисты, а полной гибели всерьез его "сатанинской" цивилизации и воцарения средневекового мракобесия шариатских судов. Не политическое "просвещение народов Ближнего Востока", а защита фундаментальных демократических ценностей Запада, выработанных его многовековой историей - свобода мысли, свобода женщины, разделение властей, независимый суд, отделение религии от государства - должна стать сегодня главной задачей западных политиков" (Чума на оба наши дома). Паника автора, ощущение страха перед наступлением террористической чумы так же понятна, как его брезгливая возмущенность расшаркиваниями министра Лаврова перед вождями тоталитарных режимов из "органического страстного желания насрать как можно больше Америке и растущего страха и угодничества перед все более наглеющими насраллами всех стран и народов". Но при чем же тут ислам? Тем более что этот политолог не может не отдавать себе отчета в серьезности различий между религией и спекуляцией ее именем.

Удивляться не приходится, что такого рода массированная психическая атака на впечатлительное население нашей страны, не отличающееся в массе своей вменяемостью представлений о религии, влечет за собой возникновение диких мифов. То, что любая форма этнической или религиозной ксенофобии на определенном этапе своего развития неизбежно приходит к состоянию, когда она начинает самовоспроизводиться, известно теперь не только социопсихологам, но и большинству иных специалистов. В том числе и таким, которые искусственно генерируют исламофобию в российском обществе, преследуя свои частные или узкокорпоративные цели по принципу "разделяй и властвуй". Но преобладает стратегия слепцов, с наигранной уверенностью направляющихся к краю пропасти, намереваясь доверху закидать ее шапками. Вероятность того, что нагнетание в стране сравнительно нового типа социальной чумы могло бы помочь успешному завершению кампании по реваншу тоталитаризма, остается весьма маленькой. Однако риск, что в процессе подобных экспериментов могут серьезно пострадать массы ни в чем не повинных людей, растет с каждый днем. У каждого зла, направленного в чей-либо адрес, как и у палки, не бывает одного конца. И второй, как не устает демонстрировать нам наша история, рано или поздно обязательно ударяет по самому источнику агрессии.

Михаил Ситников,
для "Портала-Credo.Ru".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования