Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
15 января 18:28Распечатать

Борис Колымагин. ГЛЯНЦЕВОЕ ПРАВОСЛАВИЕ. Почему идеология журнала "Фома" так привлекательна, и в чем опасность "моды на православие"?


Среди православных изданий с миссионерской направленностью, может быть, самым "раскрученным" является "журнал для сомневающихся" "Фома". Он выходит в Москве с 1996 года, и, как декларирует его создатель Владимир Легойда, стремится показать красоту православия, показать, как вера проявляется в жизни. Иными словами, редакция стремится к той керигматической апостольской проповеди, которая некогда зажгла сердца тысяч людей и обратила ко Христа тогдашний цивилизованный мир. Однако более пристальное знакомство с этим проектом оставляет лично у меня двойственное впечатление.

"Фоме", и в этом, безусловно, заслуга редакции, удалось показать "православие с человеческим лицом". С его страниц зазвучала вменяемая, не стилизованная под старину речь, появились знаковые лица артистов, ученых, религиозных деятелей. И начался разговор. Где-то, может быть, интересный. Где-то – не очень. Но всегда имеющий смысл и духовное измерение: о браке, о деньгах, о еде, о духовном измерении искусства. Разговор у церковной ограды.

Сам Владимир Легойда регулярно ведет в журнале колонку редактора, пишет время от времени эссе (правда, в силу постоянного роста занятости главного редактора, делающего карьеру в родном МГИМО, есть тенденция к уменьшению числа его публикаций). С миссионерской точки зрения в них, пожалуй, наиболее важна тема "Мой путь к Богу и в Церковь". Скажем, в январском номере 2006 года Легойда вспоминает, как учил в школе отрывок из романа Николая Островского "Как закалялась сталь" со знаменитыми словами: "Жизнь дается человеку один раз и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы". И воспринимал это как призыв к нравственному совершенству.

Не будет, наверное, преувеличением сказать, что и культура занимает в "Фоме" почетное место. Тут и интервью с прославленными деятелями кино, и споры о фильмах, и разговоры о книгах, стихи. К этому подверстываются рассказы о паломничествах, о поездках к святыням.

Интересно. И в то же время не совсем понятно к чему. То ли журнал человека в церковную ограду зовет (идеологически так оно и есть, но в действительности не всегда так выходит). То ли хочет сказать ему, что не надо бояться "вызова православия", потому что "в современных условиях" и в православии можно жить с комфортом, удобно, "в ногу со временем" и даже "в элите". Глянцевый вариант христианства, при всех традиционалистских экивоках. Чтобы не спугнуть тех, кто составляет сегодня элиту. Или попытка привить этой самой элите моду на христианство?

Непонятно. И непонятен страх перед живой соборной жизнью, перед "критицизмом", вечная верноподданническая оглядка на официоз. Телевизионные батюшки, обслуживающие интересы "корпорации РПЦ МП" телеведущие и депутаты, писатели из ганичевского Союза и т.д. и т.п. Все это – авторы и лица журнала. Каждый номер, по словам Легойды, получает одобрение Издательского совета Московского патриархата. И такая цензура воспринимается редакцией как необходимый элемент для поддержания качества публикаций журнала, с одной стороны, и сохранения связи с Церковью, с другой.

Странная позиция.

И непростая (если учесть, что издание распространяется по храмам и церковным лавкам). Понятно, что любой миссионерский журнал, оказавшийся под крышей официоза, поставлен в жесткие условия. Дело даже не в том, что у редакции сужается поле для маневра: оно может быть узким и в андеграунде, и в бэкграунде. Просто редакции, оказавшейся под такой солидной "крышей", приходится постоянно преодолевать некий экклезиологический искус. Ведь очень часто в высоких кабинетах и особняках "элиты" (что светской, что "духовной") Церковь воспринимается преимущественно как структура, при всей красивой риторике об апостолате мирян и соборности. И здесь без обостренного экклезиологического чутья редактора – ну никак. Без этого самого (на письме никак не выраженного) понимания, что вот сюда еще можно зайти, у этого товарища взять интервью, а дальше – запретная зона.

Сегодняшнему "Фоме" удается многое, но не главное – проповедь о Христе Распятом и Воскресшем, "иудеом убо соблазн, еллином же безумие". Потому что в контексте такой проповеди всегда стоит общая судьба. И если ее не оказывается, или оказывается катастрофически мало, если из разговора о вере следует романтическое путешествие по "местам жизни и деятельности" апостола Павла, то все превращается в слова. Глянцевый официоз и гламурная кремлядь (выражение Д. Ольшанского) создают ощущение скуки и фальши, это аксиома. И если они присутствуют хоть чуть-чуть, хоть ради "почтения" к Издательскому совету и из самых благочестивых побуждение, то это обязательно чувствуется. Потому что приходится обходить разные "скользкие" темы. И, значит, что-то не проговаривать, не договаривать, прибегать к фигурам умолчания. Вот, к примеру, замечательный материал о приюте для девочек "Отрада" при Малоярославецком Свято-Никольском Черноостровском женском монастыре. Ну, и дать бы в пандан интервью с матушкой Елизаветой (Крючковой), репортаж о событиях в Марфо-Мариинской обители. Низ-зя!? Не в формате!

Конечно, Правда – не всегда прямая речь. Тем более не нужно связывать ее с "демшизой", с политическими играми. Но без Правды (и, стало быть, без проблемных материалов) серьезной миссии не будет. Потому что там, где ее нет, нет и свободы. А свобода в современном мире ценится даже выше любви.

Собственно, это и есть начало проповеди: "Христос воскрес! Мы свободны!".

Из всего сказанного вовсе не следует, что проект "Фома" плох или обречен. Ему обеспечена долгая жизнь, и верный и благодарный читатель, которому журнал приносит некую духовную пользу. Но – чтобы миссионерский импульс у журнала стал более внятным - ему неплохо бы изменить формат. Потому что в Церкви мало возглашать о Христе. Важно выстраивать цепочку "проповедь – неофиты – живая община", возможность вхождения, вписывание в нее. Без такой работы "Фома", да и любой другой миссионерский журнал, обречен на топтание в поле "православных культурных ценностей". То есть в том самом музейном гетто, из которого изначально редакция и хотела выбраться.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования