Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
13 сентября 17:59Распечатать

Валерий Емельянов. “ДРУГОЙ ИСЛАМ?” В нынешнем ближневосточном конфликте проявили себя принципиальные различия между суннитской и шиитской ветвями ислама. Правда ли, что шиизм более "пассионарен"? Часть первая


В кровавом конфликте, недавно вновь разгоревшемся в сердце человеческой цивилизации - на Ближнем Востоке, но по сути своей выходящем далеко за пределы этого региона, религиозно-духовная компонента проявляется не только в некоторых атрибутах цивилизационного конфликта между исламом, еврейством и христианством. Очевидным становится и то, что имеет место глубокий конфликт внутри самого ислама, между его суннитской и шиитской ветвями.

Мусульманские лидеры всегда стремились представить различия внутри уммы между суннитским большинством и шиитским меньшинством как несущественные и не мешающие монолитному единству всемирной общины. Для мирного времени эти различия, действительно, не очень существенны, но во время жесткого глобального конфликта факты и события заставляют любого непредубежденного человека задуматься – а так уж ли монолитна, в том числе и в религиозном отношении, исламская цивилизация, не является ли шиизм каким-то "другим" исламом, отличия которого от суннитского мэйнстрима, может быть, куда глубже и значительнее, нежели, скажем, различия между православием, католичеством и протестантизмом внутри христианства? Мы решили предпринять попытку дать ответ на этот вопрос в религиозном и политико-экономическом контекстах. Разумеется, ответ этот будет сделан не в академическом, а в медийном формате, что предполагает возможность самой широкой дискуссии по затронутым вопросам.

1. Религия.

Около 90 % мусульман мира сегодня - сунниты, и лишь чуть более 10 % - шииты. Когда религиоведу задается вопрос о суннитско-шиитском расколе, ответ на него обычно сводится к спору о наследовании пророку Мухаммаду. Либо халиф (араб. - "наместник пророка") будет выходцем из его рода и в дальнейшем наследование будет определяться по принадлежности к ахль аль-бейт ("людям дома", т.е. членам семьи пророка), либо халиф будет избираться мусульманами. Поскольку единственным наследником Мухаммада по мужской линии оказывался его двоюродный брат и зять (муж дочери Фатимы) Али, то сторонников наследственной власти стали называть "шиат Али", то есть "группа Али", отсюда и пошло слово "шииты".

Первым главным источником, на который опираются шииты в обоснование своей позиции, является предание о событиях в аравийском оазисе Гадир-хумма, когда лежавший на смертном одре, уже не способный говорить пророк Мухаммад попросил у сподвижников калам (писало) и кусок пергамента, чтобы что-то написать. Но будущий халиф Умар отказался это сделать, заявив, что уже достаточно Корана, который им оставляет благословенный пророк. Шииты полагают, что таким образом пророк хотел оставить письменное завещание в пользу Али, но ему просто не дали возможности исполнить задуманное. Так и возник водораздел между суннитами и шиитами, который прошел и проходит через всю историю ислама.

Понятно, что при таком раскладе, например, "праведные халифы", за которых сунниты почитают первых правителей после смерти пророка - Абу Бакра, Умара и Усмана, для шиитов оказываются никакими не "праведными", а обычными узурпаторами власти. В дальнейшем полемика шла как с помощью кинжала, от которого пал халиф Али и его почитаемые в шиизме сыновья – Хасан и Хусейн, так и с помощью калама. Так, шиитские теологи, особенно радикальные, пытались да и пытаются до сих пор доказать, что сунна - это очень селективный отбор преданий и толкований положений ислама, призванный религиозно обосновать политическую власть "неправедных" халифов Аббасидов и Омейядов, когда исламское правление, призванное, по завету пророка, быть выборным, превратилось в обычную наследственную монархию. Суннитские апологеты, со своей стороны, в долгу не оставались, и активно обвиняли шиитов в ереси. Интересно, что одним из критических аргументов против шиизма стало утверждение о том, что шиизм – это ересь некоего врача Абдаллаха бин Саба - иудея, принявшего ислам. И хотя существует свидетельство одного из авторитетнейших суннитских комментаторов Корана ат-Табари, гласящее: "Первое разделение в исламе - шиизм - принадлежало Али ибн Абу Талибу и существовало оно еще при жизни пророка", нет-нет, да и приходится из уст рядовых верующих-суннитов слышать, что шиизм - это секта, изобретенная каким-то евреем.

Но это все исходные, "житейские" моменты суннитско-шиитского размежевания. Теперь следует рассмотреть, насколько это размежевание привело к различиям собственно богословским, различиям в видении основных положений исламской религии.

Генеалогическая цепочка наследующих Али имамов объединяется не только кровным родством с пророком Мухаммадом, но и убеждением шиитов в том, что эти имамы являются непогрешимыми и обладают неким сокровенным и благодатным знанием, недоступным простым верующим. Хотя принципиально ислам и утверждает, что все верующие, в том числе и пророк, - обычные люди (кстати, и сам Мухаммад неоднократно подчеркивал в преданиях, характерных для суннитской традиции, что он – обычный смертный человек), но по воле Всевышнего все возможно, в том числе и обладание определенными сокровенными знаниями. Как однажды объяснил простой верующий-шиит автору этих строк, пророк Мухаммад видел и слышал архангела Джибриила, а имамы-наследники слышат архангела, но не способны его узреть.

Постепенно в истории шиизма личность имама-наследника все более мистифицировалась и приобретала новые сверхъестественные черты, ставящие эту личность практически на границу с боговоплощением, богочеловечностью. Однако, заметим, что эта граница так никогда в исламе не была пересечена. Даже крайнее направление в шиитской среде, фактически поставившее себя вне пределов ислама, исмаилизм, объявившее своего имама Ага-хана Божественной эманацией, все-таки отличает принцип эманации от собственно боговоплощения, хотя большинство рядовых исмаилитов оказывает своему властителю поистине Божественные почести. Кроме того, можно вспомнить шиитскую доктрину "сокрытого имама", согласно которой исчезнувший в IX веке в иракской Самарре 11-летний мальчик Хасан Аскари до сих пор не умер, но, сделавшись невидимым, наблюдает за судьбой мира и исламской общины и в конце времен явится как имам-мессия-махди. Сунниты также признают общекораническое предание о том, что пророк Иса (Иисус) был взят на небо живым, однако он никоим образом не наблюдает и опосредованно не вмешивается в дела земные.

Складывается впечатление, что шиизм в определяющей степени делает акцент на мистическое начало, в то время как суннизм - на начало внешне-ритуальное, определяемое не только духом и буквой Корана, но и преданиями (сунной), а также многочисленными суждениями многочисленных авторитетных богословов. Также добавим, что если для суннитов критерием истины предания, зафиксированного в хадисах, является такое обстоятельство, как доверие к их передатчикам (что по определению очень субъективно), то в шиизме таковым критерием признается исключительно соответствие положениям Корана.

Обратим внимание, что в суннизме и шиизме довольно сильно различается основная религиозная парадигма (назовем ее условно именно религиозной, поскольку она определяет основу личных отношений верующего со Всевышним). Парадигма суннизма отражена в 56-м аяте 51-й суры, где говорится: "Я ведь создал джиннов и людей только, чтобы они мне поклонялись" (перевод смыслов И.Ю. Крачковского, в некоторых переводах употребляется слово "служили"). То есть речь идет о безоговорочном поклонении-служении, не предусматривающем личных интеллектуальных спекуляций, но подразумевающем принятие на веру положений сунны и суждений богословов-алимов. Особенно четко это проявилось в мазхабе (богословско-правовой школе) имама Ханбала, порождением которой стали салафиты и так называемые "ваххабиты". Например, одно из положений этого мазхаба предписывает становиться на молитву за имамом, даже если известно, что он - величайший грешник.

Иная парадигма у шиитов. Выдающийся иранский богослов новейшего времени Мохаммед Табатабаи так ее сформулировал: "Моральное послание шиитов народам мира заключается лишь в одном выражении: познайте Аллаха". Обращение к внутренней сущности Всевышнего, а также Его творений - мира и человека – вот главная составляющая шиитской религиозной парадигмы. При этом не отрицается поклонение и служение, но в основу их кладется не слепая вера, а понимание как внешнего (захир), так и внутреннего (батин) смыслов Корана. Необходимость внутреннего (часто воспринимаемого как символическое, аллегорическое) знания также обосновывается шиитами ссылками на коранические аяты. В частности, на аят 39 суры 10 "Юнус" : "Да считают они ложью то, чего не объемлют и толкование чего еще не пришло к ним. Так считали ложью и бывшие до них. Смотрите, каков же был конец несправедливых!".

В этом контексте, оппоненты шиизма, в том числе и из среды суннитских богословов, считают, что шиизм ушел в гнозис, отказавшись от собственно религиозного видения мира. Это может быть отчасти верно для крайних шиитов, сегодня практически оказавшихся за пределами канонического ислама (исмаилитов, друзов, алавитов), но доктрина шиитского мэйнстрима – шиитов двенадцати имамов, - несмотря на все развитие у них философского начала, не выходит за рамки общемусульманской ортодоксии. Тем не менее, пять столпов ислама шииты дополнили еще тремя (джихад, понимаемый как усилия мусульманина в личном духовном совершенствовании, предписание добрых дел и удаления от злых, а также благорасположенность к пророку и его роду и непричастность к его врагам).

И еще один немаловажный момент, о котором уже не раз упоминалось, но здесь его следует повторить. Сунниты "закрыли врата иджитихада", то есть свободного толкования богословских и правовых положений, безоговорочно апеллируя исключительно к авторитетам раннего ислама. А вот шииты оставили эти "врата" открытыми и по сей день. И их высшие религиозные авторитеты пользуются не меньшим почтением, чем великие богословы прошлого и даже имамы из пророческого рода, а их слова и законоположения считаются боговдохновенными. Недаром, титул "аятолла" переводится с арабского как "знамение Аллаха".

Вышеприведенных фактов достаточно, чтобы согласиться с тем, что суннизм и шиизм – течения слишком разные, чтобы беспроблемно ужиться в рамках некоей единой системы.

(Продолжение следует)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования