Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
18 мая 13:11Распечатать

Сергей Мозговой. РЕЛИГИОЗНАЯ ПОЛИТИКА ПРОТИВ РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ. Размышления после презентации сборника "Религиозная толерантность. Историческое и политическое измерения"


Практически на всех форумах, посвящённых проблеме религиозной толерантности, как впрочем, и теме религиозной свободы, вкладе религий в дело мира и процветания народов, утверждается, что все религии несут мир и любовь, всеобщее уважение и спасение. Безусловно, во многих религиозных системах заложен потенциал мира и любви к ближнему. Тем не менее, подобные оценки не абсолютны и не всеми разделяются, особенно в условиях противостояния науки и религии, верующих и неверующих, т. н. "истинных" религий и "ложных", "традиционных" и "нетрадиционных", "государство- и культурообразующих" и "деструктивных". О существующих противоречиях свидетельствуют как светские, так и религиозные источники, научные и апологетические публикации.

Проблеме религиозной толерантности в её историческом и политическом измерении была посвящена и международная научная конференция, организованная Институтами Европы (ИЕ) и Всеобщей истории (ВИ) РАН, прошедшая в ноябре 2004 года. Но, не прошло и двух лет как доклады и сообщения этой конференции увидели свет в одноимённом сборнике ("Религиозная толерантность. Историческое и политическое измерения / Составление и общая редакция А.А.Красикова и Е.С.Токаревой), выпущенном Московским бюро по правам человека.

Презентация сборника состоялась 11 мая 2006 г. в РИА "Новости". Президиум пресс-центра заняли директор Московского бюро по правам человека Александр Брод, ординарий архиепархии Божией Матери в Москве митрополит Тадеуш Кондрусевич секретарь по межхристианским отношениям Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС МП) священник Игорь Выжанов, руководитель Центра по проблемам религии и общества Института Европы РАН Анатолий Красиков, председатель Конгресса еврейских религиозных общин и организаций в России (КЕРООР) раввин Зиновий Коган, которые посвятили свои выступления достоинствам книжной новинки. Особая заслуга в воспитании религиозной толерантности в выступлениях этих ораторов прозвучала в адрес "основных религий", а раввин Коган даже уточнил – "авраамических". Правда, представителей многочисленной мусульманской уммы России ни в президиуме, ни в зале пресс-конференции не оказалось.

После вступительного слова Анатолия Красикова, первым, как обычно бывает на "научно-богословских" мероприятиях, проводимых Институтом Европы РАН, слово было предоставлено представителю самой "основной" религии – священнику РПЦ МП Игорю Выжанову. Причину нетолерантности отец Игорь объяснил неофитством католических и православных пастырей Он выразил беспокойство за судьбы современной Европы и одновременно высказал определённый оптимизм по поводу улучшения отношений православных и католиков. По его мнению, обе Церкви должны сотрудничать друг с другом в решении задач, стоящих перед христианством. В то же время, католики и православные напоминают ему "сидящих в окопах", поэтому главная задача – выбраться из них.

Однако выступивший вслед за ним митрополит Тадеуш Кондрусевич не согласился с такой метафорой, отметив, что он "туда не залезал" и считает, что окопы в отношениях между церквами не нужны. "Видите, какая здесь маленькая щель", - продемонстрировал он стык между столешницами, за одной из которых сидел сам, а за другой – православный священник Игорь Выжанов. Далее митрополит отметил, что обсуждение проблем веротерпимости является ответом на вызовы времени в противоречивом мире, потому что в обществе происходит разделение на "чужих" и "своих" и в этом разделении задействован религиозный фактор. По его словам, католическая Церковь после II Ватиканского Собора и на протяжении всего понтификата Иоанна Павла II была открыта к диалогу с другими религиями и конфессиями, в том числе по таким проблемам, как война в Ираке, генная инженерия и др. В заключение Тадеуш Кондрусевич подчеркнул, что нынешний Папа Бенедикт XVI с первых дней своего понтификата стремится к единству христиан, к развитию экуменического диалога, который является одним из приоритетов его деятельности. "В своей деятельности, мы базируемся на социальной концепции, которую вот уже 115 лет развивает католическая Церковь," - заключил он.

Как всегда патриотично звучало выступление председателя КЕРООР раввина Зиновия Когана, высказавшего глубокую признательность ИЕ РАН за возможность встречи представителей авраамических религий. "У нас одна общая религия – Россия", - резюмировал он, и в качестве аргумента, подкрепляющего этот тезис, рассказал присутствующим, что "синагоге в Цхинвали уже исполнилось 2400 лет".Задачами религиозных деятелей, по словам раввина, должны быть: борьба против национализма, возрождение института семьи, а также участие в общественно-патриотических акциях. Например, лично он недавно участвовал в "Дне призывника".

Директор МБПЧ и издатель обсуждаемой книги Александр Брод остановился на том интересе, который проявляет его организация к религиозной проблематике. "Мы уже около четырёх лет сотрудничаем с Институтом Европы, который возглавляет блестящий учёный академик Николай Шмелёв", - отметил Брод.

По его мнению, в России ещё слишком много нетерпимости к богатым и неимущим, к пенсионерам и инвалидам, к миссионерам и сексуальным меньшинствам, а также широко распространяется антисемитская литература.

Особой упор А. Брод сделал на сотрудничество МБПЧ с Общественной палатой, которая, по его мнению, "начала серьёзно обсуждать проблемы национализма и ксенофобии". "Вместе с Общественной палатой мы намерены серьёзно обсуждать факты дискриминации "нетрадиционных конфессий" – баптистов и пятидесятников", - заключил он.

Далее выступившим стали задаваться вопросы и началась полемика. Бурную дискуссию у религиозных деятелей вызвали проблемы противоречий между религиями и секулярным миром, а также роли религии в воспитании толерантности. Однако когда речь зашла о необходимости конституционно-правового подхода к разрешению противоречий, священник Игорь Выжанов заметил, что о праве в данном формате, когда речь идёт о религиозной толерантности, говорить неуместно. "Право, Конституция – это другое поле, - сказал он, - мы же должны руководствоваться Основами социальной концепции РПЦ, а у мусульман, протестантов и иудеев есть свои социальные доктрины".

Таким образом, проблему религиозной толерантности в её политическом измерении выступающие свели к обсуждению межрелигиозных и межхристианских отношений, как будто проблемы толерантного или нетолерантного поведения сводятся исключительно к взаимоотношениям между религиями и упираются в них.

Между тем основная угроза межрелигиозному миру исходит от религиозной (или вероисповедной) политики государства, которая является основной причиной воспроизводства и поддержания ксенофобий. Поэтому религиозная политика является главным препятствием для воспитания религиозной толерантности и достижения мира. Причём любая религиозная политика, независимо от того, нацелена ли она на клерикализацию государства, или на преодоление религии, вытеснение её за околицу общественной жизни – в катакомбы. Религиозная политика по своей сути является ни чем иным как использованием религии в политических целях. Она, как и её разновидность и отнюдь ни антипод – антирелигиозная политика – предназначена для манипулирования религиозным или антирелигиозным сознанием, мировоззрением верующих или неверующих людей. Проводится такая политика для достижения сугубо прагматических целей завоевания и/или удержания власти. Зачастую это делается методом сталкивания религий между собой, всецело перекладывая корни социальных бед то на религию и её институты, то на секуляризм и атеизм. Между тем, причины нетерпимости, войн и вооружённых конфликтов лежат в отношениях между властью и обществом, а в глобальном масштабе - между империализмом (ныне "золотым миллиардом") и остальным человечеством. И сегодня человечество, именующее себя цивилизованным, использует разделительные принципы (в том числе по религиозному признаку), воспроизводя в обыденном и политическом сознании людей и народов, различные фобии.

В этом - сущностное единство государственной вероисповедной и государственной атеистической политики, и в этом же принципиальное отличие религиозной политики от политики реализации свободы совести, которую обязано проводить государство, провозгласившее свой светский характер.

Таким образом, религиозная политика предполагает разделение людей на верующих и неверующих, а также селекцию и противопоставление верующих между собой (церкви – секты, традиционные – нетрадиционные религии (религиозные объединений) и т.п.). Другого назначения у религиозной или вероисповедной политики быть не может, по определению, и по сути.

В этой связи настораживают методологические подходы составителей сборника, выразившиеся в его структуре и идеологических установках, данных во вступительном и заключительном словах руководства Института Европы РАН. Директор ИЕ РАН академик Николай Шмелёв охарактеризовал события последних дней "третьей мировой войной" между цивилизованным миром и экстремизмом, который выступил под флагом ислама" (с. 312 сборника). Ни убавить, ни прибавить: мир, по Шмелёву, делится на "цивилизованный" и "экстремистский". Последний, судя по тексту, олицетворяет ислам. Не далеко от Н.П. Шмелёва ушёл его заместитель - профессор Михаил Носов, который также не придумал ничего более оригинального, как раскрыть проблему религиозной нетерпимости через тему терроризма. Терроризм у него обязательно связан с религией, а религиозные войны - с интерпретациями Корана, пусть даже ложными (с. 15). Однако природу и сущность терроризма, а также религиозную политику властей России и других стран, эти господа конечно не рассматривают. Не случайно решать проблему религиозной нетерпимости предлагается исключительно "на идеологическом направлении усилиями всех конфессий" посредством "воспитания" и "истинным воцерковлением". Право в таких случаях отдыхает.

Говоря о структуре этого сборника, то он, вместо методологической части или истории вопроса, как это обычно делается в научных трудах (книга заявлена как монография), открывается приветствиями религиозных деятелей "основных" конфессий (видимо в связи с "научно-богословской редакцией").

Правда о том, какая роль в гонениях "неосновных" религий принадлежит "основным" и взаимодействующей с ними власти, участвующие в пресс-конференции журналисты и учёные так и не услышали. Не последовало чётких ответов и на ряд других вопросов. Например, почему в качестве угроз религиозной толерантности руководство Института Европы РАН усматривает именно исламский фактор и почему игнорируется вопрос о религиозной политике властных "элит"?

В первой главе предпринята не вполне уместная попытка рассмотреть "мировоззренческие подходы" к проблеме толерантности. В этих целях составители поступили некорректно, предложив для сравнения "точку зрения учёного-атеиста" (статья академика В.Л. Гинзбурга) и "точку зрения учёного-верующего" (статья д.физ.-мат.наук В.В. Величенко). К чести авторов – они продемонстрировали поистине толерантный и гуманистический взгляд на проблему человеческих отношений. Непонятно только, зачем было противопоставлять взгляды атеиста и верующего в научном сборнике по проблеме толерантности, что само по себе никак не влияет на личные человеческие качества человека: в истории достаточно примеров как толерантного, так и нетерпимого поведения, как тех, так и других. От религиозного или нерелигиозного выбора человека не зависит его отношение к окружающим: история изобилует примерами кровавых преследований инаковерующих и свободомыслящих со стороны религии и церкви, так и со стороны воинствующих безбожников.

Заканчивается сборник "Приложением": материалами заседания Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации, состоявшемся 29 сентября 2004 г., которое никакого прямого отношения к той ноябрьской конференции не имеет. Разве что ещё более усиливает тезис Института свободы совести о циничном использовании властью ресурса религиозных организаций для своих политических нужд. Как известно, на этом заседании Совета, состоявшемся сразу после трагедии в Беслане, высшая федеральная власть получила со стороны религиозных деятелей карт-бланш – морально-политическую поддержку своих методов "противодействия терроризму и экстремизму". Здесь же была поддержана инициатива по установлению фактически "церковного" праздника (Казанской иконы Божией Матери) в качестве государственного "Дня национального единства" (4 ноября), который ещё больше расколол общество. За этим "одобрямсом" последовало дальнейшее ограничение гражданских свобод, отмена всенародных выборов глав регионов, попытки манипулирования исламскими лидерами, потеря некоторыми прикормленными муфтиями доверия со стороны населения, массовые нарушения прав верующих мусульман, в том числе незаконные задержания (особенно на Кавказе), рост недоверия властям всех уровней и очередная вспышка насилия, выразившаяся в вооружённом восстании против силовых структур в Нальчике.

Однако справедливости ради отметим, что, несмотря на явное стремление составителей сборника выдержать верноподданническую линию официальному курсу проводимой религиозной политики, сборник получился достаточно информативным. В нём содержится немало качественных статей и оригинальных мыслей серьёзных учёных и специалистов. Беспокоит лишь положенная в его основу методология и элементы изъятий из публикации критических материалов о деятельности некоторых субъектов религиозной политики, в частности, о Межрелигиозном Совете России.

Поэтому напрасно участвующие в презентации учёные ждали ответов на свои вопросы, так как, судя по всему, составители сборника и организаторы конференции не ставили перед собой задачи глубокого исследования причин религиозной ксенофобии. Иначе как можно объяснить тот факт, что около половины вошедших в сборник статей никакого отношения к существу рассматриваемой проблемы не имеют. Зато не оказалось среди авторов ни одного религиоведа и социолога из МГУ им. М.В.Ломоносова, а, ведь известно, что изучению проблемы религиозной толерантности большое внимание уделяет известный учёный-религиовед, профессор Социологического факультета МГУ Виктор Иванович Гараджа.

Закрыть некоторые "пробелы", хотя и частично, постарался старший научный сотрудник Центра арабских исследований Института Востоковедения РАН Борис Долгов. Он призвал организаторов презентации и редакторов-составителей сборника определиться с понятиями и уточнить дефиниции, прежде чем обсуждать такие сложные проблемы. А потому, вынужден был прочитать краткий ликбез по разъяснению понятийного аппарата, используемого современными исламоведами, объяснив к тому же истоки исламского фундаментализма, а также такое явление политического ислама как исламизм. В заключение он сделал вывод, что книга так и не дала ответы на главные вопросы глубинных причин ксенофобии, нетерпимости и социально-политической напряжённости.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования