Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
10 октября 12:44Распечатать

Священник Сергий Николаев. ХРАМ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА В СЕЛЕ ЗАОЗЕРЬЕ (часть первая)


Случалось ли вам, попав в какое-нибудь особо красивое место или при виде замечательных окрестностей, почувствовать необыкновенный покой в душе, когда забылись все житейские попечения, а время, выпав из череды размеренных часов и минут, как бы остановилось? Так в красоте земной дано нам ощутить любовь Божию и Его благость. И отрешившись, пусть ненадолго, от обыденного, мы можем помыслить о горнем, небесном мире. Красота благодатна. И, наверное, поэтому для строительства храмов и монастырей выбирались места красивые, как бы уже отмеченные особой благодатью.

Неподалеку от Павловского Посада, в одном из красивейших урочищ Подмосковья, на берегу большого озера стоит красавица церковь. Летом за крестьянскими усадьбами, в окружении высоких деревьев она почти не видна с дороги. Но если и не сама она, то может быть чистое и тихое озеро, непривычно тихое для ближнего Подмосковья, привлечет внимание. Да еще почти сказочное название деревни – Заозерье. Таинственное и обещающее, как все запредельное. Помните? "За горами, за долами, за дремучими лесами…". За озером. И если вы поверите этой красоте и обещанию радости, то дорожка по-над берегом приведет вас к белой ограде, и через несколько шагов вы окажетесь перед сквозными решетчатыми воротами.

Есть некая высшая справедливость в том, что здесь, за светлым озером, за белой оградою, среди высоких старых лип и вязов вы увидите не ферму, не санаторий, не старинный особняк, а храм – средоточие и образ всех наших земных стремлений.

Храм Рождества Христова, что на Данилищеве озере.

Величественная постройка в стиле классицизма хотя и радует выдержанными и изящными формами, но не говорит о древности. Два, два с половиной века, не более. А между тем почему-то трудно представить себе, что всего двести лет назад это благодатное место было иным. Что не было вознесенного в небе креста, без которого окрестность перестает быть окрестностью, а красота лишается сердца.

Кажется, что храм, озеро, вязы, белые столбики ворот были здесь изначально. И действительно, совсем рядом с храмом среди могил церковного кладбища сохраняются две часовенки в виде сложенных из кирпича домиков, осененных крестами. Такая часовенка ставится на месте, где когда-то стоял храм, и закрывает собою пространство, на котором находился святой престол. Две часовни свидетельствуют о двух прежних постройках и о давней истории этого места.

***

...Тринадцатый век. После смерти святого благоверного князя Александра Невского в удел его младшему сыну Даниилу достается незавидное удельное княжество с незначительным городком Москвой. Вот к этому-то Московскому княжеству и относилось село Вохна (ныне это город Павловский Посад) с окрестными землями. С именем князя Даниила Александровича местное предание и связывает основание храма на озере.

На высоком берегу реки Клязьмы, на самой границе Владимирского и Московского княжеств был поставлен большой княжеский двор. Проживал там небольшой отряд княжеской дружины. Бывал иногда здесь и сам князь. И если покойны были границы удела, покойно было и сердце князя. Садился он в ту пору на коня и проводил день и два в привычной забаве – охоте. Но не пустой была такая забава для наших князей.

Само слово "князь" происходит от слова "конь" и обозначает всадника - того, кто сидит на коне. В пешем славянском войске некогда конными были только офицеры, военачальники, которых и называли князьями. Умение воевать, быть воином и полководцем являлось обязательным для русских князей и в последующие времена. Это было евангельское жертвенное служение ближним, про которое Спаситель сказал: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Ин. 15, 13).

При подобной "профессии" требовалось всегда находиться "в форме". Своеобразной тренировкой, поддерживающей боевое искусство воина, и служила охота.

Случилось как-то князю Даниилу Александровичу заблудиться в здешних, дремучих тогда еще лесах во время охоты. Проплутав немалое время и потеряв надежду самому найти дорогу, князь обратился с молитвой к Господу, прося о помощи. Молился он и святому дня – святителю Тихону Амафунтскому, в день памяти которого и случилась с ним эта беда. Обещал князь построить храм в том месте, где посчастливится ему выйтииз леса. Такие обеты были в обычае прежде. И именно этому благочестивому обычаю обязаны постройкой многие храмы и монастыри нашей земли.

Вышел князь Даниил из леса к светлому озеру неподалеку от своей охотничьей стоянки. Построенный по обету храм посвятили святителю Тихону, епископу Амафунтскому. И во всех других храмах, что ставили здесь позже, один престол всегда посвящали этому святому.

Должно быть очень трудно, почти невозможно установить долю исторической правды в этом предании, но столь долго хранимое, оно само давно уже стало исторической правдой о боголюбивой и поэтической душе нашего народа.

Во всяком случае, озеро, на котором стоит храм, называется Данилищево, а в храме за каждой службой обязательно поют тропарь благоверному князю Даниилу Московскому. Местные жители и в окрестной топонимике видят память о том времени. С княжеским двором связывают название бывшей деревни, а ныне поселка Большой Двор, что расположен неподалеку от озера. Есть здесь и Данилов бор. А на Владимирском тракте, совсем рядом с храмом, есть деревня Кузнецы. Останавливался, будто, здесь князь Даниил Александрович перековывать лошадей, потому и Кузнецы. Может быть и так.

В пользу истинности предания говорит то, что относится оно не к прославленному в истории памятному всем герою, а к тихому, кроткому, богобоязненному князю Даниилу Московскому, славному не ратным, не государственным подвигом, а тихим подвигом христианского сердца. К князю, чье имя, стоящее между именами его отца – героя Невской битвы и Ледового побоища и сына – собирателя Русской земли Ивана Калиты, осталось в тени и не раз пропадало из памяти не только народной, но и церковной.

Вскоре после восстановления в Москве Свято-Данилова монастыря иноки этой московской обители навестили здешний храм. Теперь стало привычным, что в день святителя Тихона Амафунтского, знаменитый на всю округу "Тихонов день", приезжают из Москвы "даниловские". Местные прихожане не удивляются. "Как же, свои ведь". Не забывают и они московский монастырь. Свои. Так продолжилась давняя связь.

­***

...Мы не можем предугадать, чем отзовется в будущем то или иное событие, какой след в жизни оно оставит.

Царь Иван Грозный, наследник Московских князей, записал некогда здешние земли за Троице-Сергиевой Лаврой. И два века здешние крестьяне числились вотчинниками монастыря. А православный монастырь всегда был питомником и сокровищницей культуры. Монастыри дали лучшие образцы не только богословской, но и многих прикладных наук. Из монастырей распространялись передовые идеи архитектуры и градостроительства, живописи и музыки, селекции и землепашества. Труд монастырских крестьян был более упорядоченным, производительным и культурным в сравнении с трудом крестьян, трудившихся в личных имениях. Сами крестьяне не были оставлены без религиозного просвещения. Общение с иноками прославленной обители, сознание, что плоды труда идут на богоугодное дело, должны были отразиться на нравственном и духовном облике здешних крестьян. Да и в обители Преподобного не забывали своих тружеников - молились о них.

Память тех лет живет в особом в наших местах почитании святого преподобного Сергия Радонежского. В том, что многие из церквей здешней округи имеют придел, освященный во имя преподобного Сергия. В каждом храме есть чтимая икона Преподобного. Есть она и в Заозерском храме. Образ преподобного Сергия в полный рост находится на северной стене в Никольском приделе. Икона содержит вложение, но что это – частица ли мощей, частица ли деревянной раки или другая святыня – определить теперь трудно.

Удивительная любовь к преподобному Сергию видна даже в том, что Сергий – родовое имя многих здешних семейств. Хотя большинство жителей, наверное, затруднятся ответить, отчего среди их родных, живых и умерших, так много Сережек, Сергеев и Сергеевичей.

Два века под особым покровительством Игумена Земли Русской, в трудах на его обитель не прошли бесследно. Любовь к угоднику Божию переходила из рода в род. В 1892 году, когда вся Россия праздновала 500-летие со дня блаженной кончины преподобного Сергия Радонежского, павловские жители с крестным ходом отправили в Троице-Сергиеву Лавру ценную хоругвь с печатной запиской, которую вручили Священно-Архимандриту Лавры Митрополиту Московскому и Коломенскому Леонтию. В записке говорилось, что кроме усердия верующих, ими руководило еще и то обстоятельство, что они были некогда вотчинниками Троице-Сергиевой Лавры. Значит память о том жила.

(продолжение следует)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования