Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
28 февраля 19:46Распечатать

Евгений Ихлов. ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА, ИЛИ ИСКУССТВО ПЕРЕПЛЫВАТЬ МЕЙНСТРИМ. В случае превращения Россию в "сырьевую сверхдержаву", ее идеологией станет доктрина новой консервативной революции


Начинается суд над террористом-антисемитом Алексанром Копцевым. И с каждым днем во мне крепнет ощущение, что это несчастный безумец - нынешнее издание Ван дер Люббе. В начале 2006-го я обратил внимание, что по текущему году как бы скользят тени 1933-го и 1953-го. Из 1953 года: январская атака на евреев и почти синхронное разоблачение "двурушников", работающих на английскую разведку, где в малопочтенной роли Лидии Тимашук оказался Аркадий Мамонтов (когда оказалось, что скандал приобрел мировой масштаб, а у органов уже нет никаких претензий к Хельсинкской группе). Из 1933 года: приход к власти ХАМАС демократическим путем, и – та же выходка Копцева, создавшая нужный фон и для цензурирования Интернета, и для принятия "антитеррористических" мер, напоминающих германский Закон "О бедственном положении государства и народа" (до кучи был пожар на улице Правды и обрушение Басманного рынка).

Каждый, кто обратил внимание на первый и единственный, вышедший в России, том из общей американской серии "Трагедия народов", "Штурм власти" (Пер. с англ. М. Иванова, М. Терра, 1997 г., 192 с.), отметил, насколько Ван дер Люббе просто физически похож на Копцева. Кроме того, очень похожи их психологические портреты: стремление сделать то (атаковать сверхврага), что не решаются сделать оппортунисты. А потом – чистосердечное признание в суде. Их тактика такова: Маринус Ван дер Люббе метался вечером 28 февраля 1933 г. по Берлину, поджигая символы ненавистного эксплуататорского строя – дворец кайзера, здание Генштаба (оба объекта тут же потушили) и, наконец, парламент. Поджог Рейхстага (двумя коробками смеси для разжигания каминов - опилок с нафталином) не заметили, и он сгорел как свечка. Копцев тоже сначала объехал три синагоги и напал на хасидскую. Для параллели отметим, что за то же преступление (поджог Рейхстага) судили невиновного - Димитрова, а у нас - за разжигание межнациональной и религиозной вражды осудили невиновного Дмитриевского.

В третьей части густо конспирологического "гиперрóмана" Кирилла Еськова "Баллады о Боре-Робингуде" есть рассуждения о "резонансных покушениях", изменивших ход истории: рассматривались убийства Линкольна (Бут), Столыпина (Бодров) и Кеннеди (Освальд). К этому перечню можно смело добавить убийство Кирова (Николаев) и Рабина (Амир). Разумеется, поджог Рейхстага был не менее резонансным, "историообразующим" терактом, чем все вышеуказанные. И не только потому, что пожар создал идеальный повод для установления в Германии "чрезвычайщины", позволившей Гитлеру вырваться из-под плотной опеки консервативных политиков и армейской элиты, но и потому, что процесс над Димитровым сыграл огромную роль в формировании антифашистской мифологии, позиционировании коммунистов в непривычной для них роли защитников права.

Суть рассуждений героев Еськова сводится к тому, что заговоры с целью теракта - громоздки и неэффективны. Успех сопутствует только одиночке, которого старательно "накручивают". От реального заговора требуется обеспечить снижение бдительности охраны и "затаптывание" всех следов, ведущих к "нацеливаемому" одиночке.

Необходимо напомнить, что после свержения советской власти появились материалы, свидетельствующие о том, как ловко работали с Николаевым, внушая ему, что Киров - само воплощение внутрипартийного разложения.

В эту цепочку примеров хорошо встраивается нелюдимый Копцев, погруженный в атмосферу болезненных кошмаров об иудейских заговорах.

Теперь подумаем, зачем нужна была власти январская резня на Большой Бронной? Для дополнительного "прижатия" Интернета? Слабовато – провайдеры и так не за страх, а за совесть обеспечивают запросы ФАПСИ... Для того, чтобы евреи дрожали и просили Кремль о защите? А зачем? Раз все выступления российского еврейского истеблишмента, обращенные в сторону Кремля, и так полны "страха иудейска"? Я убежден, что резню нельзя рассматривать вне связи с прошлогодним очень статусным антисемитским манифестом ("Письмо 20-500-5000-15000"). Это письмо давало власти уникальную возможность буквально стереть в порошок левонационалистическую оппозицию. Однако прокуратура (Басманная) сделала все, чтобы избавить организаторов антисемитских кампаний от ответственности. При этом она следовала за первым заместителем Генпрокурора РФ Юрием Бирюковым, высказавшимся на "заданную тему" в начале июня 2005 года. И прокуратура сделала все, чтобы легализовать "кровавый навет" (обвинение иудеев в ритуальных убийствах христиан для последующего употребления их крови), ввести его в контекст "патриотической" риторики. Очень многие сразу же назвали причину такого снисходительного отношения: напуганные "оранжевой" украинской зарей, кремлевские идеологи, в свою очередь, умело напугали либеральную оппозицию черносотенной перспективой "русского бунта". Однако о победе Майдана стало известно не раньше 27-28 ноября 2005 г., когда украинские силовики отказались топить революцию в крови. С этого времени до начала сбора подписей под "Письмом 20" в Госдуме надо было не просто принять политическое решение большой ответственности, но и подготовить сложный и насыщенный текст. Что маловероятно. Очевидно, первоначальный вариант письма и принципиальное решение о придании ему статуса манифеста было принято раньше, когда российские социологи еще прочили успех Януковичу.

Кроме того, к моменту принятия основных политических решений о реакции на "Русские слезы...", для либералов уже стало очевидно, что антимонетизационные выступления идут под радикально-демократическими лозунгами, а вовсе не под черносотенными. 

Кстати, хочу отметить, что подъем новой антисемитской волны Московская патриархия могла пресечь в зародыше, издав текст с догматическим осуждением религиозного антисемитизма, признав несовместимость "кровавого навета" с православием (как, например, признали несовместимость с православием Агни-йоги или толстовства). Этого сделать не решились, отделавшись дежурными выражениями сожаления и возмущения в связи с "обращением патриотической общественности" или нападением на синагогу.

Но вернемся к провокации на Большой Бронной. Постепенно начинает проступать и следующий уровень замысла - институциализация чудовищного по грубости антисемитского текста (со времен дела Менделя-Бейлиса никто на "кровавом навете" в ХХ веке не настаивал, даже нацистская пропаганда). Отныне, по сравнению с письмом по "Кицур Шулхан Арух", любая, более сдержанная, ксенофобия выглядит просто "национализмом любви".

Представим себе, что суд на Копцевым пойдет по привычному руслу: процессуально неряшливо, в закрытом режиме, но с активно действующими в медиа-пространстве адвокатами. Таким образом, процесс из "суда над антисемитизмом" превращается в "суд над еврейской юстицией". Гособвинитель - помощник прокурора Кира Владимировна Гудим, победитель на самых грязных процессах последних лет: ветеринарном (о сбыте кетамина кошке), по делу выставки "Осторожно, религия!" (Второй обезьяний процесс), по делу "декабристов".

Если бы наказали, подробно объяснив обществу за что, организаторов антисемитских кампаний 2005 года, суд над юным погромщиком Копцевым стал бы завершением "суда над юдофобией". Но в нынешних условиях этот процесс создаст лишь образ еще одного "от жидов умученного отрока" – "Андрея Ющинского-2006". Тем более что волна массовой народной любви к "бедному мальчику" уже вздымается.

Очень похоже, что Кремль решил сделать еще один идеологический сдвиг вправо (или не противиться общему ходу эволюции). В конце концов, за 13 лет – с 1987-го по 2000-й - идеологический мейнстрим отечественной власти сместился от левосоциалистического (либеральный коммунизм) – через стадии левого и правого либерализма – до умеренно правоконсервативного. Следующая итерация – "неумеренный" правый консерватизм (идеология консервативной контрреволюции): Нарочницкая, Дугин, "Наши"... Именно это направление должно было проманифестировать шествие 4 ноября по Москве. Поэтому московские власти, решив, что Кремль дал "отмашку" на покоричневение (Александр Дугин – это Владислав Сурков, а Сурков, как известно, "зам. начальника нашей родины"), разрешили скандальный марш. Оказалось, что столичное начальство "несколько забежало вперед".

Но в случае превращения Россию в "сырьевую сверхдержаву" ее государственной идеологией станет имперско-авторитарная клерикально-националистическая доктрина новой русской консервативной революции, подлинным манифестом которой стал приговор по делу о выставке "Осторожно, религия!" Для того, чтобы эта идеология стала центристской, должна явиться страшилка в виде идеологии "народного нацизма". "Народный нацизм" поможет сделать приемлемой даже "опричную" идеологию "евразийцев", которая идеально подходит для идеологического обеспечения полицейско-служилого сословия имперской России. В СССР тоже для всех был "пролетарский интернационализм", для военно-чекистского корпуса - имперское великодержавие (см. публицистику Александра Проханова), а в недрах системы ленинский комсомол взращивал "русскую идею" (см. журнал "Молодая гвардия" 20-летней давности) для новой генерации номенклатуры. Именно эта комсомольско-гэбистская смена должна была по логике вещей сменить "застойные" кадры в конце 80-х. Однако перестройка и демократическая революция 1989-93 гг. отодвинула "молодогвардейцев" от Олимпа. Теперь они возвращаются...


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования