Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
24 февраля 16:25Распечатать

Сергей Бурьянов. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА БЕЗ СВОБОДЫ СОВЕСТИ. Почему составители учебного пособия МХГ для аппаратов уполномоченных по правам человека проигнорировали проблему свободы совести?


Московская Хельсинкская группа (МХГ) выпустила актуальное учебное пособие: "Курс "Права человека"". Брошюра подготовлена как учебно-методическое пособие для курсов повышения квалификации сотрудников аппаратов уполномоченных и комиссий (советов) по правам человека в субъектах РФ, а также для правозащитников и студентов по специальности юриспруденция.

Издание пособия осуществлено при финансовом содействии Европейского Союза (ЕС) и программы МАТРА Министерства иностранных дел Королевства Нидерландов в рамках проекта "Укрепление потенциала аппаратов уполномоченных и комиссий по правам человека в Российской Федерации".

В первом разделе брошюры кратко изложена современная концепция в области прав и свобод человека и гражданина, представлены правовая (международная и национальная) регламентация основных прав человека и механизмы их защиты. Особое внимание в этом разделе уделено механизму защиты прав и свобод человека в Европейском суде.

Второй и третий разделы посвящены соответственно вопросам противодействия расизму, дискриминации и произволу в правоохранительной деятельности. В четвертом разделе представлен опыт некоторых региональных уполномоченных в области защиты прав и свобод человека и гражданина и механизмы взаимодействия уполномоченных по правам человека.

В пятом, заключительном, разделе изложены наиболее значимые выводы о роли неправительственных правозащитных организаций в общественной жизни России.

Брошюра содержит глоссарий по вопросам дискриминации и толерантности. В частности, приведены определения понятий "конфессия", "религия", "религиозная дискриминация", "религиозный фанатизм", "толерантность", "экстремизм".

Однако в глоссарии, как и вообще в брошюре, отсутствуют какие-либо упоминания о свободе совести, светскости государства, равенстве религиозных объединений. Также ничего не говорится о религиозной политике власти и коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями, предопределивших кризис реализации свободы совести, дискриминацию и нетерпимость в многоконфессиональном российском обществе.

Выпуск учебного пособия приурочен к семинару для сотрудников аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ, который начнется 1 марта в Голицыно. Непонятно почему, но в трехдневной программе семинара обсуждение проблемы свободы совести не предусмотрено. Это притом, что Институт свободы совести (ИСС) неоднократно делал соответствующие предложения организаторам.

В то же время, по мнению экспертов ИСС, необходимость просвещения в сфере свободы совести сотрудников аппаратов уполномоченных и комиссий (советов) по правам человека достаточно очевидна. Причем речь идет даже не о позитивной работе.

Например, уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова активно и последовательно поддерживает "антисектантские" акции Екатеринбургской епархии РПЦ МП. Государственную "правозащитницу" не смущает то, что понятие "секта" отсутствует в российском законодательстве, является негативным социальным ярлыком, а его применение разжигает религиозную рознь и нетерпимость.

В частности, выступая на международной научно-практической конференции "Тоталитарные секты – угроза религиозного экстремизма", она, среди прочего, заявила: "Нужно законодательно определить понятие сектантства, только тогда можно будет действенно противостоять ему. Пока же, прикрываясь свободой вероисповедания, правом на собственный выбор каждого человека в свободе совести, секты вырывают из наших рядов молодых, не определившихся в своей жизненной позиции людей".

По данным рассылки "Христианская пресса России" от 28 апреля 2005 г., в Челябинске, по местному телеканалу "Восточный экспресс", в программе новостей, был показан репортаж о пресс-конференции, посвященной деятельности "тоталитарных сект". "Антисектантское" мероприятие было организовано председателем Комиссии по правам человека Е. Гориной. В репортаже говорилось о поджогах и самоубийствах, виновниками которых якобы являются "сектанты", и все это – на фоне видеоряда богослужения Челябинской церкви евангельских христиан-баптистов "Благовестие".

Возможно, это случайность, но уже в ночь с 30 апреля на 1 мая 2005 г. (в Пасхальную ночь) неизвестные бросили бутылку с зажигательной смесью именно в дверь церкви "Благовестие".

Председатель президентской Комиссии по правам человека и содействию институтам гражданского общества Элла Памфилова также регулярно проявляет озабоченность угрозами правам человека со стороны "тоталитарных сект" и даже выражает готовность сотрудничать с РПЦ МП в "антисектантской" борьбе.

К счастью, Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин в "антисектантской" риторике замечен не был. Однако он не раз заявлял, что проблемы, связанные со свободой вероисповедания, не являются приоритетными в деятельности его ведомства. Жалоб мало – вот и "нет проблем".

В ежегодных докладах главного омбудсмена России отсутствует принципиальная оценка ситуации в области свободы совести, а его аппарат занимается только вялым рассмотрением жалоб.

Более того, в резюмирующей части доклада за 2004 г. содержится утверждение, что "для государства задача состоит сегодня в продолжении той конструктивной линии, что наметилась в последние годы и привела к существенным положительным изменениям в осуществлении свободы совести и вероисповедания".

Правозащитники из российских НПО не очень далеко ушли от государственных. Об общественном контроле за государственной политикой в области отношений с религиозными объединениями говорить вообще не приходится. Вся работа ограничивается перманентным мониторингом, визитной карточкой которого являются масс-медийный уровень, аморфность, отсутствие адекватной методологии, игнорирование научных разработок и публикаций по проблематике.

В частности, обращает на себя внимание некритическая оценка федеральной политики и законодательства в ежегодных правозащитных докладах, о которой, как правило, говорится, что она "хотя и не соответствует в полной мере международным стандартам в области прав человека, не является в данном случае основой дискриминационной политики. Региональные и местные власти либо используют негласные административные рычаги влияния, либо опираются на региональное законодательство. Описанная выше ситуация в регионах во многом является следствием отсутствия четкой федеральной политики в области религиозной жизни".

Научные форумы, организованные правозащитниками, превращаются в забалтывание актуальных проблем. 1-2 ноября 2004 г. конференция "Свобода совести и светскость государства: проблемы и решения" в полном соответствии с замыслом организаторов вылилась в скандальную "разборку" между "либералами" и "консерваторами".

Несмотря на убедительную победу "либералов", к решению проблем свободы совести и светскости государства любители дебатов не продвинулись ни на шаг. Почему? Да потому, что подходы к их реализация находятся совсем на другом уровне отношений – между властью и обществом. Под шумок "разборок" в обществе маразм власти крепчает тотально.

А круглый стол "Религия и права человека", организованный в рамках конференции "Глобальные процессы и религиозное многообразие" 8 февраля 2006 г., был посвящен заведомо бессмысленному обсуждению правозащитной концепции РПЦ МП. Как будто с самого начала не было понятно, что правозащита несовместима с сакрализацией власти и борьбой с "сектами", присущими РПЦ МП? Хорошо, хоть ничего не говорили о религиозной деятельности правозащитников...

Уровень подготовки в области свободы совести даже у руководителей ведущих российских неправительственных организаций (НПО), мягко говоря, не является достаточным. В результате в правозащитной среде имеет место использование неправовых терминов "секта", "тоталитарная секта", "экстремизм", "религиозный экстремизм", "исламский терроризм" и т.п., что не только не способствует достижению толерантности, но, напротив, разжигает религиозную рознь и нетерпимость. Впору говорить о необходимости элементарного ликбеза.

Выпуск учебного курса прав человека без свободы совести говорит о системном игнорировании правозащитным сообществом одного из основных системообразующих прав.

В действительности же, значение его колоссально. Реализуя право на свободу совести, человек осознает себя, обретает смысл и определяет свое место в жизни. В современных реалиях реализация свободы совести является весомым фактором национальной и глобальной безопасности.

Совесть, по Виктору Франклу, это "смысловой орган, интуитивная способность отыскивать единственный смысл, кроющийся в каждой ситуации, даже смысл, противоречащий сложившимся ценностям, когда они уже не отвечают быстро изменяющимся ситуациям, тенденциям". Вероятно, только совесть каждого человека, посредством демократического механизма смены власти, может быть объективным мерилом компетентности власти.

Но об этом сотрудники аппаратов уполномоченных и правозащитники из пособия ничего не узнают, и в лучшем случае будут бездействовать. В худшем же случае, они будут продолжать бороться с "сектами" и "религиозными экстремистами", тем самым нарушая права человека и разжигая религиозную рознь и нетерпимость.

Что касается проблемы противодействия ксенофобии, нетерпимости и дискриминации, в ограниченном виде упомянутой в учебном пособии, то это лишь следствия нарушений свободы совести и светскости государства.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования