Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
04 октября 13:56Распечатать

Евгений Павленко. ПОЧИТАНИЕ КРЕСТА КАК ФАКТОР РАЗДЕЛЕНИЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ


За что почитается крест? Что такое крест? Когда крест перестает быть крестом? Какие формы креста почитаемы? Эти вопросы могут показаться наивными, ненужными или даже бессмысленными. Но эти и подобные им вопросы разделяли в свое время миллионы верующих и по сей день разделяют. Пристрастие это людей к спорам, или за этим стоит какая-то важная для всех реальность? Мы попытаемся, по мере сил, ответить на этот вопрос на примере одного из таких споров или, вернее сказать, трагедии, разделившей русское общество XVII в. на два непримиримых лагеря, называющих друг друга "старообрядцами" и "никонианами".

Форма креста (наряду с другими вопросами, но не они составляют сейчас предмет нашего исследования) разделила эти два сообщества. Можно ли изображать на просфорах четырехконечный крест или только восьмиконечный, с двумя перекладинами, прямой сверху и косой снизу? Может ли вообще почитаться четырехконечный крест? Имеют ли эти вопросы какой-нибудь смысл?..

Формы почитания креста, которые в настоящее время имеются в русской церковной традиции, сложились, как утверждают исследователи христианской символики, не сразу.[i] Первая форма креста[ii] - монограмма из букв X и I, соединенных вместе и обозначающих "Иисус Христос", - появилась на гробницах христиан не ранее III века. Эта форма претерпела видоизменение в эпоху императора Константина Великого и связана с видением им Креста на небе. Символ этот, т. н. лабарум, изображался затем по повелению императора на войсковых знаменах и на монетах. Вот как описывает такое знамя биограф Константина Евсевий Памфил:

"На длинном, покрытом золотом копье была поперечная рея, образовавшая с копьем знак креста. Сверху на конце копья неподвижно лежал венок из драгоценных камней и золота, а на нем символ спасительного наименования: две буквы показывали имя Христа, обозначавшееся первыми чертами, из середины которых выходило "р". Эти буквы василевс впоследствие имел обычай носить и на шлеме. Потом на поперечной рее, прибитой к копью, висел тонкий белый плат -- царская ткань, покрытая различными драгоценными камнями и искрившаяся лучами света. Часто вышитый золотом, этот плат казался зрителям невыразимо красивым, вися на рее, он имел одинаковую ширину и длину. На прямом копье, нижний конец которого был весьма длинен, под знаком креста, при самой верхней части описанной ткани, висело сделанное из золота грудное изображение боголюбивого василевса и его детей".[iii]

После этого, начиная с IV века, получает распространение и обычный четырехконечный крест как символ распятого Христа. Такой крест назывался в дальнейшем crux immissa в отличие от монограмматического или "андреевского" креста, называемого crux decussata. Имел некоторое распространение также и крест в форме греческой буквы "тау", или т. н. crux commissa. Наибольшее распространение, начиная с V века, получил crux immissa, или простой четырехконечный крест. Но ни он, ни все остальные формы креста не имели еще на себе ни изображения распятого Спасителя, ни вообще каких-либо деталей исторической Казни, в том числе таблички с надписанием и прямого или косого подножия. Так считают, на основании данных археологии, историки христианской символики. Четырехконечный крест, без сомнения, почитался, а восьмиконечного креста еще не было. Когда, в какое время появилось почитание восьмиконечного креста, точно неизвестно, но зато с уверенностью можно сказать, что и почитание четырехконечного креста никогда не прекращалось. Более того, и в восьмиконечном кресте, как уверяют нас Отцы, обосновывавшие в более позднюю эпоху почитание креста, почитался не только и даже не столько исторический восьмиконечный Крест, а еще и крест четырехконечный, как знамение Христа Распятого. Но обо всем по порядку.

Первое, более или менее систематическое обоснование двух форм почитания креста оставил нам великий систематизатор православного богословия вообще и основатель богословия образа в частности св. Иоанн Дамаскин в книге "Точное изложение православной веры". Согласно св. Иоанну, существует две формы поклонения кресту:

"Самому древу, драгоценному поистине и досточтимому, на котором Христос принес Самого Себя в жертву за нас, как освященному прикосновением и святого тела, и святой крови, естественно должно поклоняться".

То есть нужно покланяться тому самому Кресту, на котором был распят Спаситель, и еще:

"Покланяемся же мы и образу честного и животворящего креста, хотя бы он был сделан и из иного вещества; покланяемся, почитая не вещество (да не будет!), но образ, как символ Христа… Поэтому должно покланяться знамению Христа. Ибо всякий раз как где будет знамение, там будет и Сам Он".[iv]

Итак, по мнению св.Иоанна Дамаскина, кресту следует поклоняться не только потому, что он образ того самого Креста, но еще и потому, что он образ, символ, знамение Христа. Это присутствие Христа.[v] Если это присутствие Христа, то в каком виде? Конечно, в виде Распятого [vi], то есть знамение Христа – это простая четырехконечная крестообразность. Тогда что мы скажем об учении, отрицающем почитание четырехконечного креста в кресте любого вида (четырехконечного ли, восьмиконечного)? Конечно же, то, что это учение отрицает присутствие Самого Христа в кресте любого вида и формы.

Но действительно ли, символ, знамение Христа по св. Иоанну Дамаскину – это крест четырехконечной формы? Смотрим далее:

"Первый Иаков…, благословив своих сыновей перемененными руками, весьма ясно начертал знамение креста".

Еще св. Иоанн упоминает здесь же жезлы Иосифа, Моисея, Аарона и т.д, то есть знамение Христа по св. Иоанну Дамаскину – это простой четырехконечный крест.Четырехконечный крест – это явление Силы Божией:

"…подобно тому, как четыре конца креста с помощью середины центра твердо держатся и крепко связываются, так и через посредство силы Божией содержится и высота, и глубина, и длина, и ширина, то есть, вся как видимая, так и невидимая тварь".[vii]

Заметим также, что "знамением Христа" св. Иоанн Дамаскин называет не только "крестное знамение", но и любой "материальный" крест,"хотя бы он был сделан и из иного вещества", чем Крест исторический.

Следующий IX век в Византии ознаменовался не только новым витком иконоборчества,[viii] но и дальнейшим развитием богословия образа в трудах свв. Феодора Студита и патр. Никифора Константинопольского. Вслед за св. Иоанном Дамаскиным и св. Феодор Студит пишет о двух формах почитания креста. Во-первых, кресту следует поклоняться потому, что он есть образ исторического Креста, носящий с ним одинаковое наименование:

"Тот крест, на котором былъ вознесен Христос, называется в точном смысле крестом — и по значению наименования, и по природе оживотворенного древа. Что же касается его изображения, то оно называется крестом только по значению наименования, а не по природе оживотворенного древа; ибо это изображение состоит или из какого-нибудь дерева, или из золота, или из серебра, или из камня, или из какого-нибудь другого материального состава. И оно получает участие в имени первообраза, а равно и в его почитании и поклонении; по природе же оно совершенно ему чуждо".[ix]

При этом поклонение кресту воздается

"не постольку, поскольку он отступает от сходства (с первообразом), но поскольку он представляет подобие (с ним)".[x]

Вместе с тем, возможны и определенные отличия от первообраза:

"(почитание, оказываемое) в отношении к изображению креста, (относится) к самому животворящему кресту, хотя и здесь в изображении представляется не вполне одинаковое подобие, по сравнению с первообразом, -- в отношении длины и ширины, или в каком нибудь другом отношении, вследствии того, что крест изображается различным образом. Ибо изображение креста можно видеть малым и большим, более широким и более узким, имеющим оконечности тупые или острые, с надписанием и без надписания. Я уже не говорю об изменениях и выпуклостях оконечностей креста, а затем и о различных узорах, (которыми украшают изображения креста их) изготовители. Но тем не менее и при таких различиях одно поклонение -- ему (т. е. изображению) и первообразу, очевидно, поскольку усматривается то же самое сходство в обоих".[xi]

Но до каких пор возможны эти отличия? Что является неотделимым признаком подобия историческому Кресту?[xii] Когда крест перестает быть крестом, похожим на свой первообраз? До каких пор мы можем покланяться кресту? Ответ на это зависит от того, чему мы покланяемся в кресте: как в первообразе любого креста, так и во всяком кресте, ведь это один и тот же крест.[xiii] В чем сила креста?

"Если крест должно принимать вместо первообраза, то как же (ему) не покланяться? Ведь на нем пострадало безстрастное Слово, Которого сила такова, что даже Его тенью сожигается демонское полчище и далеко убегает от тех, которые запечатлены им".[xiv]

Крест - тень[xv] Распятого, сила Которого такова, что даже Его тенью, т.е. крестом, сожигается демонское полчище. Значит, основное в кресте, в том числе и в историческом Кресте, – это знамение Распятого, простая четырехконечная крестообразность. В кресте действует Сам Христос, Он есть та Сила Божия, которой содержится, по выражению св. Иоанна Дамаскина (см. выше), четыре конца Вселенной: "и высота, и глубина, и длина, и ширина, то есть, вся как видимая, так и невидимая тварь". Богословие св. Феодора Студита повторяет и развивает основные положения богословия св. Иоанна Дамаскина: всякий крест есть образ исторического Креста, то есть креста восьмиконечного, но в любом кресте, в том числе и восьмиконечном, освящающей причиной и действующей силой является знамение Распятого, простой четырехконечный крест.

С неменьшей силой та же идея развита и в богословии сподвижника св. Феодора Студита – св. патр. Никифора Константинопольского.

"Разве неясна их развращенность, - пишет св. Никифор об иконоборцах, - из того, что будучи врагами Креста Христова, они, с одной стороны, притворяются почитателями Креста, а с другой ниспровергают и разрушают вместе со священными изображениями самый первообраз Креста".[xvi]

Что же называет св. Никифор первообразом Креста?

"Они притворяются и ложно показывают себя почитателями образа Креста, но самую сущность, т.е. спасительные страдания, они отвергают. Ибо как мог он страдать и быть распятым, если, согласно их нелепостям, Он воспринял неописумое тело? Что могло быть распростерто на Кресте и пронзено гвоздями?"[xvii]

Первообразом исторического Креста св. Никифор называет знамение Распятого, образ Его страданий. Оказывается, иконоборцы, как и впоследствие некоторые старообрядцы, почитали кресты только как образ исторического Креста, а не как очертание Распятого. Св. Отец назвал таковых "развращенными" и "врагами Креста", так как они, почитая кресты на словах, отвергают саму основу почитания крестов – знамение Распятого.

"Итак, что же говорят они, какие хитрые и двусмысленные изречения приводят в свое оправдание? "Изображению креста мы покланяемся ради Распятого на нем". Безумие и тупость их совершенно ясны отсюда, ибо они гнушаются и презирают изображение освящающаго и в то же время делают вид, что почитают изображение освящаемого. Но как может быть с их точки зрения освящено изображение (Креста), если Христос на самом деле не страдал телом?".[xviii]

Заметим, св. Отец не считает неправильным, что "изображению креста надо покланяться ради Распятого на нем", наоборот, он упрекает иконоборцев в непоследовательном применении этого принципа: во-первых, "ради Распятого" означает, по-мнению св. Никифора,"ради изображения Распятого"; во-вторых, если иконоборцы применяют этот принцип к "изображению освящаемого", т.е. к кресту, то тем более должны применять его к "изображению освящающего", т.е. к иконе Христа.

"Все обладающие здравым разумом признают, что освящающее выше освящаемого. Без всякого прекословия меньшее от большего благословляется (Евр. 7, 7). Итак, тело Христово освятило крест, когда касалось его и было пригвождено на нем, а освятив крест, оно чрез него сообщило освящение и нам. Но то, чего первообразы более чтимы, и само более чтимо. Так как и то, и другое суть изобретение [так в тексте] и изображение креста чтимо: то и изображение тела, которое освятило крест, чтимо более".[xix]

Тело Христово освятило Крест, значит, освящающим началом в Кресте (как и в иконе) является образ тела Христова, знамение Распятого. Здесь св. Никифор единомыслен со свв. Феодором Студитом и Иоанном Дамаскиным. Отвергающие знамение Распятого в кресте являются иконоборцами.

И в дальнейшем Православная Церковь всегда держалась одного и того же учения: освящающим началом в кресте, в том числе историческом воьсмиконечном, является знамение Распятого. Один из более поздних Отцов, св. Никодим Святогорец, в своем толковании канона на Воздвижение Креста[xx] неоднократно упоминает о том, что исторический Крест был трехсоставным[xxi]. Но что является, по мнению Отца, "образом", то есть освящающим началом в кресте, при разрушении которого теряется причина поклонения кресту?

"Тем, которые недоумевают, почему образ креста состоит из двух только дерев, отвечаем, что этому две причины. Первая и ближайшая причина, та, что если какой-нибудь иконоборец обвинит нас в поклонении дереву, то мы опровергнем его обвинение, говоря, что мы не деревам поклоняемся, но образу креста, образуемого двумя деревами. Поэтому, если разделить два дерева, то исчезает образ креста и дерева можно жечь, как выразились отцы святого Вселенского седьмого собора в некоторых его рассуждениях… Вторая же и более глубокая причина, по которой образ креста составляется из двух дерев, есть та, что… Владыка Христос, чтобы уничтожить и умертвить двойственность Адама [заключающуюся в познании добра и зла], распялся на кресте, сложенном из двух дерев, подобное подобным излечивая".[xxii]

Зная, что крест трехсоставный, поклоняться в нем, тем не менее, необходимо "образу" креста, сложенному из двух дерев, -- утверждает св. Никодим Святогорец со ссылкой на Отцов Седьмого Вселенского Собора. Таков православный ответ на поставленные в начале статьи вопросы. Сила креста заключается в составленном из двух дерев знамении Распятого. Именно этой силой крест попаляет демонские полчища.

Наконец, обратимся и к самим Отцам Седьмого Вселенского Собора за разъяснением того, что они понимают под "образом" креста. Отличается ли он чем-нибудь от "крестного знамения", которое, как известно, образует простой четырехконечный крест?

"… И самый образ животворящего креста, хотя на освящение его и не полагается особой молитвы, считается нами достойным почитания и служит достаточным для нас средством к получению освящения. Что же касается воздаваемого нами ему поклонения, изображения его на чем-либо и напечатления его в воздухе, то мы уповаем, что через это прогоняются демоны".[xxiii]

Итак, по мнению Отцов Седьмого Вселенского Собора, крест, создаваемый из какого-либо материала, изображаемый на иконах или начертываемый в воздухе, - это один и тот же (и следовательно) двухсоставный и четырехконечный крест, образ того самого животворящего Креста, достойный одинакового с ним почитания и поклонения. И из всех приведенных нами отеческих свидетельств следует, что отрицающие почитание во всяком кресте двухсоставного четырехконечного креста, как и почитание четырехконечного креста самого по себе, являются новыми иконоборцами, отрицающими присутствие Самого Христа в кресте и на иконах.

Таково, как мы сейчас увидим, учение некоторых старообрядцев, которые возвели множественные хулы на четырехконечный крест. За примером мы обратимся к произведению братьев Денисовых, называемому "Поморские ответы". В нем яснее будут как взгляды самих авторов, так и их отличия от православного учения.

Вот что пишут Денисовы о почитании двухчастного четвероконечного креста:

"О двочастнем же кресте, еже за самый Христов крест почитати его, омышление имеем сих ради… Яко Христос не на двочастнем кресте распяся, ниже таковый вид креста, своею кровию освяти: но на трисоставнем кресте Христос пригвоздися… И понеже не на двочастнем кресте Христос распяся, ниже освяти его: Понеже и святых отец, и церковного обычая несть, о таковом почитании: убо за самый Христов крест почитати его опасно есть. И не токмо за самый Христов крест, но и за самый образ, и сущее подобие Господня животворящего креста, двочастный крест прияти сомняемся".[xxiv]

В то время как, согласно Отцам, почитаемый крест – это тень, образ или знамение Распятого, согласно братьям Денисовым, крест, достойный почитания, только тот, который повторяет своей формой трехчастный восьмиконечный исторический Крест. Двухчастный четырехконечный крест, образующий знамение Распятого, почитать, согласно братьям Денисовым, "сомнительно"...


[i]Н. В. Покровский. Очерки памятников христианского искусства. Спб.,1999, 37-38.

[ii] Похожая на солярный символ Митры

[iii] Евсевий Памфил. Жизнь блаженного василевса Константина. М. 1998, 44-45.

[iv] Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. М. 1998, 287.

[v] Крест является неотделимым (там же: "хотя много – Христов и Иисусов – но один -- распятый") признаком Лица Спасителя. Крест -- это знак Его распятия, как спасительного действия, то есть совершенного ради спасения человеческого рода. То есть, это, прежде всего, форма распинаемого тела Спасителя – простой четырехконечный крест, а потом уже орудие распятия, или Крест исторический. Но об этом далее по тексту.

[vi]См. далее: "Он, делая завещание Своим ученикам, говорил: Тогда явится знамение Сына человеческого на небеси, разумея крест… И Апостол: Мы же проповедуем Христа распята. Хотя много – Христов и Иисусов – но один – распятый" и т. д.

[vii]Там же, 286.

[viii]Т.н. второе иконоборчество

[ix]Опровержение второе против иконоборцев, 17.Здесь и далее цитируется по изданию: Творенiя преподобнаго Феодора Студита въ русскомъ переводе. Изд. С.-Петербургской Духовной Академiи. Тт. I, II; Прилож. къ журналамъ Церковный Вестникъ и Христiанское Чтенiе; Санкт-Петербург, 1907, 1908

[x]Опровержение третье, 3, 5.

[xi]Там же.

[xii]Или, по-другому,"характиром".

[xiii] "Крестом мы называем и отпечаток креста и самый крест,—и однако—не два креста; и Христом мы называем как изображение Христа, так и Самого Христа,—и однако не два Христа, так как одно от другого отличается не общностью имен, но природою" (Опровержение первое, 8).

[xiv] Опровержение первое, 15.

[xv] Слово "тень" часто употребляется Отцами в значении "образа".

[xvi] Опровержение третье, 33. Здесь и далее цитируется по изданию: Творения святого Отца нашего Никифора архиепископа Константинопольского, Минск, 2001, 494-500.

[xvii]Там же.

[xviii]Там же, 34.

[xix]Там же, 35, в.

[xx]Цитируется по изданию:Толкование канона на Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня. Составлено Никодимом Святогорцем. М., 1998.

[xxi]Там же, 134.

[xxii]Там же, 154-155.

[xxiii]Деяния Вселенских Соборов. Т. 7, 1873, Казань, 488.

[xxiv] Цитируется по изданию, размещенному в интернете: http://groups.yahoo.com/group/pomorskie/files/index.html, л. 227.

[xxv] Основное отличие, как пишут Отцы, в том, что об иконе можно сказать, что это Сам Христос, по единству наименования, а о кресте можно только сказать, что Христос в нем присутствует. Обсуждение этой темы выходит за рамки нашей статьи.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования