Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
14 ноября 18:45Распечатать

Евгений Левин. КТО ЗАЩИТИТ НАС ОТ ПАРИЖСКОГО ХАЛИФАТА? Размышления по поводу ставшего "актуальным" романа Елены Чудиновой "Мечеть Парижской Богоматери"


Конца беспорядкам, бушующим во Франции вот уже две недели, нет и не предвидится. Поэтому время для оценки ущерба и составления точного списка потерпервших, к сожалению, все еще не пришло. Зато уже сегодня можно с уверенностью назвать имя, по крайней мере, одного человека, для которого "парижская интифада" наверняка обернется ростом как популярности, так и заработков. Этот человек – российская писательница Елена Чудинова, автор романа-антиутопии "Мечеть Парижской Богоматери", в которой описывается жизнь Европы, попавшей под власть мусульман-ваххабитов, ибо вид арабских подростков, бесчинствующих на улицах европейских городов, подтолкнул многих, обычно мало интересующиеся подобного рода литературой, прочитать книгу, о которой даже скептически настроенные люди говорят, что "во многом она права в своих мрачных прогнозах" . Среди таких читателей оказался, в том числе, и скромный автор этих строк.

Вынужден признаться, что роман меня, мяго говоря, не впечатлил. И дело тут не только в карайне низком художественном уровне текста, написанного в лучших традициях кондовой соцреалистической прозы про "фашистов" и "белогвардейцев". Прежде всего, вызвал сомнения уровень компетентности писательницы. Ибо как, к примеру, следует понимать следущий пассаж: "Рядом он поставил единицу, римскую, запрещенную ваххабитами. (Партизаны и катакомбники, не сговариваясь, давно уже отказались от арабских цифр.)" - если привычные нам цифры называются "арабскими" исключительно в европейской традиции, а сами арабы ими не пользуются?

Что же до "ужасов парижского халифата", то тут то и дело хотелось цитировать известные слова Льва Толстого о творчестве Л. Андреева: "Он(а) пугает, а мне не страшно". Ибо тому, кто видел на чемпионате мира футбольную сборную Саудовской Аравии, родины пресловутого "ваххабизма", очень трудно поверить, что спорт в исламе – "харам". А того, кто слышал о телекомпании "Аль-Джазира", нелегко убедить, что в исламских странах телевидения нет.

Правда, в Афганистане при талибах действительно существовал режим, похожий на описанный Чудиновой "Парижский халифат". Однако главными врагами талибов оказались как раз "мусульмансие фундаменталисты". И именно они, при поддержке американцев, в конечном итоге и свергли режим Талибана.

В общем, данный опус не заслужил бы моего внимания, если бы не следующее заявление, сделанное Еленой Чудиновой в послесловии к роману: "Эта книга – книга христианки, христианки, быть может, плохой, но, во всяком случае, не полностью безграмотной. Этим и объясняется та жесткость позиции, за которую я еще, несомненно, услышу немало упреков… Моя книга – о противостоянии < христианской и мусульманской > цивилизаций…"

Судя по всему, мадам Чудинова искренне полагают, что описанные ею ужасы "Парижского халифата" своейственны только исключительно миру ислама, и в "христианской цивилизации" они невозможно по определению.

Для того, чтобы понять всю абсурдность подобных умозаключений, достаточно, полагаю, даже рудиментарных знаний европейской истории.

В романе Чудиновой люди, отказавшиеся принять ислам, проживают в специальных "гетто". Практика, согласен, не самая справедливая. Только вот слово "гетто", как известно – не арабское, а итальянское: так назывался единственный район Венеции, в котором с 1516 г. разрешалось жить евреям. Свое "гетто" было и в православных странах, например, знаменитая Немецкая слобода в Москве, вне которой запрещалось проживать иностранцам, не исповедающим православие.

Обращение в ислам под страхом смерти? Да вся история христианского мира полна эпизодами насильственных крещений! О подвигах на этом поприще крестоносцев (кстати, горячо любимых Еленой Чудиновой) известно достаточно хорошо. Поэтому обратимся к православным примерам: в 632 г. византийским императором Ираклием был издан эдикт о принудительном крещении всех евреев на территории Византийской Империи. При Иване Грозном были преданы смерти пленные татары, отказашиеся принять крещение (Скрынников Р. Великий государь Иоанн Васильевич Грозный: В 2 т. - Смоленск: Русич, 1996. - С. 179). Aналогичная судьба постигла тогда же еврейскую общину города Полоцка и т. д., и т. п. (Впрочем, евреи, которые чаще других становились жертвой насильственных обращений, и сами в этом вопросе не без греха: во времена династии Хасмонеев были насильственно обращены в иудаизм идумеи (эдомитяне), в том числе – предки печально известного царя Ирода.)

Отрубание рук ворам? Да разве на "святой Руси" или на католическом Западе не рубили преступникам пальцы и уши, не рвали ноздри, не выкалывали глаза и не выжигали клейма? Просто в качестве иллюстрации приведем отрывок из первой подвернувшейся под руку книги: "В царском указе от 1682 года говорилось, что в случае разбоя без убийства преступнику надлежало отсечь ухо и "два пальца меньшие" на левой руке" (Линдон Хьюз, "Царевна Софья", Санкт-Петербург 2001, с. 148).

Центральный образ романа Чудиновой – кафедральный собор Парижа, превращенный в мечеть. То, что мусульмане нередко превращали христианские храмы завоеванных городов в мечети, - факт общеизвестный. Достаточно вспомнить Софийский собор Константинополя, ставший мечетью Аль-София. Однако нередки были и случаи, когда, напротив, мусульманская мечеть принимала "святое крещение", превращаясь в христианский храм. Например, в 1522 году всемирно известный турецкий зодчий Хаджи Синан построил в Феодосии мечеть Султана Селима – самый большой мусульманский храм в Крыму. В 1807 г. по приказу губернатора Феодосии А. Фенша был разобран минарет, а годом позже император Александр I повелел обратить мечеть в православный собор. В 1833 году мечеть попросту разобрали, а в 1872 году на ее фундаменте заложили храм св. Александра Невского.

Некоторые нападки на ислам выглядят и вовсе странно из уст верующего любой конфессии. К примеру, намаз герои Чудиновой презрительно называют "гимнастикой" – как будто писательница никогда не видела православных, отбивающих земные поклоны, или католиков, простирающихся ниц во время мессы (стандартная практика, принятая, к примеру, у французких католических скаутов). Или бесконечные нападки на стиль одежды мусульманских женщин – практически ничем не отличающийся от стиля, принятого у "воцерковленных" женщин или обитательниц какого-нибудь ультра-ортодоксального еврейского квартала.

Кстати, о женщинах. Положение прекрасного пола в странах ислама действительно далеко от привычных нам западных стандартов. Однако нельзя не отметить, что "забитые" героини Чудиновой пользуются в "Парижском халифате" существенно большей свободой, нежели, скажем, на Руси во времена Алексея Михайловича Тишайшего.

Разумеется, в современной Европе, в отличие от Саудовской Аравии, преступников не калечат, а "иноверцы" не ограничены в выборе места проживания. Однако вряд ли христианская церковь может записать это в свой актив. Христиане немало сделали для смягчения человеческих нравов (например, добились уничтожения гладиаторских боев ). Однако в данном случае действовали, увы, несколько иные силы. К примеру, В России освобождение женщин из заточения в тереме произошло благодаря реформам Петра Великого, отказ от пыток и членовредительства – благодаря идеям Просвещения, а отмена "черты оседлости" – и вовсе лишь после февральской революции.

Разумеется, идеалы гуманизма, либерализма и просвещения как-то связаны именно с базовыми христианскими ценностями – иначе невозможно было бы объяснить, почему они возникли и прижились практически исключительно в христианском мире. Однако при этом нельзя не признать, что своей нынешней свободой западный человек обязан, в первую очередь, тому, что с формально-правовой точки зрения государство и общество стали менее религиозными (последнее, кстати, верно не только для христианских стран, но и, например, для Израиля).

Более того, в современном мире есть неисламские сообщества, в самой минимальной форме затронутые "тлетворным влиянием запада" – например, некоторые ультра-ортодоксальные еврейские общины или определенные сообщества "воцерковленных православных". В жизни этих групп многие из описанных Чудиновой "ужасов Парижского халифата" являются общепринятой нормой – например, отсутствие телевидения, крайне отрицательное отношение к спорту, неравноправие женщин и т. д. Поэтому если данные группы когда-нибудь вдруг придут к власти, то, боюсь, установленный ими режим будет во много напоминать реалии романа.

"Либералов" и "правозащитников" Чудинова, похоже, ненавидит почти так же, как мусульман. Однако парадоксальным образом ее роман-антиутопия по существу является призывом к защите не "христианства", но как раз-таки столь ненавистного ей светского либерального государства. Ибо, как показывает история, именно это общественное устройство в максимальной степени гарантирует и свободу национальной и религиозной жизни, и равноправие женщин, и даже возможность играть в футбол и смотреть телевизор. И именно этой модели, в первую очередь, несет угрозу любой религиозный фундаментализм – вне зависимости от того, выступает он под знаком полумесяца, креста или маген-давида.

Евгений Левин,
для "Портала–Credo
.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования