Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
08 ноября 19:51Распечатать

Вера Земскова. МАВЗОЛЕЙ ЛЕНИНА КАК ВОПЛОЩЕНИЕ ИМПЕРСКОЙ ИДЕИ. Разговоры об уничтожении Мавзолея безответственны с культурологической точки зрения: культ не может быть уничтожен просто так


"Мы не Египет",— сказала одна административная дама, имея в виду захоронение Ленина на Красной площади в Москве. Совершенно справедливо, но в совершенно ином смысле: захоронение Ленина не имеет ничего общего с пирамидами фараонов.

Бальзамирование трупов было распространено едва ли не во всех культурах. Бальзамирование было продолжением общих представлений о человеке, жизнь которого, так или иначе, не заканчивается со смертью. В Египте мумифицированием сохраняли одну из "душ" (сущностей) человека. По древнеегипетским верованиям, у человека есть несколько "душ": двойник человека, душа Ка, обитает в гробнице, душа Ба (изображали в виде птички с человеческой головой) должна, по совершении особых обрядов, соединиться с телом, чтобы умерший ожил. (Душ могло быть и больше, представления в течение тысячелетий менялись.) Чтобы душа Ка сохранилась, тело бальзамировали. То есть египетское бальзамирование было частью египетской антропологии и не имело связи с представлениями, например, о божественности фараонов и вообще не выделяло покойника из ряда прочих, уже умерших или только к тому готовящихся.

Много бальзамированных захоронений оставили бесписьменные культуры. К сожалению, по аналогии и по археологическим остаткам можно только приблизительно реконструировать представления, которые приводили к бальзамированию. В Эрмитаже лежит прекрасная черная скифская мумия красавца вождя из кургана Пазырык (VI–Vвв. до н. э.). Бальзамирование у скифов отличалось технологией от египетского: внутренности и мягкие ткани (мышцы) вынимали, а кожа набивалась травой. В 1990 г. на Алтае нашли захоронения, относящиеся к скифской культуре, в которых обнаружили бальзамированных покойников – несколько мужских и женских захоронений на плоскогорье Укок.

Широко распространено мнение, что трупоположение, то есть закапывание тела в земле, является специфическим христианским способом хоронить, и объясняется представлением, что тело любого христианина (потенциально) может быть святыми мощами. Теоретически непротиворечиво, но указания ждать мощей от любого христианина нигде не зафиксировано (и не исключение, что отказ от сожжения трупов был связан с желанием отличаться от римских язычников). В любом случае, лучшие представители христианства (монашествующие подвижники) призывали относиться пренебрежительно к их телам, "как не сделавшим ничего доброго". Поэтому ссылка Г. Зюганова на сходство захоронения Ленина с открытыми захоронением насельников Киево-Печерской лавры, почивающих мощами, означается либо недобросовестность его консультантов, либо их искреннее незнание, что никаких канонических правил о христианских захоронениях не существует.

В христианскую Европу бальзамирование пришло в XV в. вместе с необходимостью сохранять тела умерших королей для прощания в течение нескольких дней. Позже обычай переняла и знать. К XVII в., когда пышность похоронного обряда уменьшилась, сократились и случаи бальзамирования (в Англии), но стали рутинным во Франции. Вскрытие (и бальзамирование) стало еще мерой предосторожности от опасности быть похороненным заживо.

Ничего общего с известными захоронениями бальзамированных покойников Мавзолей Ленина не имеет. В. Бонч-Бруевич вспоминает, что рабочие, копавшие могилу, говорили: "В землю идти не хочет Владимир Ильич, <…> трудно рыть могилу ему…". (Почва около кремлевских стен оказалась крайне каменистой из-за старых фундаментов, да еще и январские морозы.) "Двинулась вся Россия". Через несколько дней после смерти Ульянова (Ленина) правительство издало указ прекратить выдачу железнодорожных билетов на Москву: Москва была заполнена приехавшими проститься – их число не спадало. Поэтому всех быстро охватила идея о бальзамировании и была всеми одобрена. Крупская была против. В некоторых воспоминаниях очень глухо проскальзывает мысль, что инициатива была высказана членами ЦК с православным прошлым — Сталиным и Калининым. Решение о сохранении тела было подытожено высокими словами с религиозной коннотацией: "…мы до сего времени видим смертный облик того, кто дал жизнь нашему социалистическому отечеству".

И христианский монотеизм, и фольклор смогли включить новый персонаж – Ленина – в себя, не почувствовав никакого культурного или идеологического насилия. В течение первых дней Великой Отечественной войны Мавзолей посетили в несколько раз больше людей, чем обычно, и это, в основном, были люди призывного возраста – те, кто скоро отправлялись на фронт. Фольклор мыслил Ленина как некую "нечеловеческую", "неуемную" силу, богатырем:

Бурей над полем рвануло
И молнией мир осветило.
Все поняли, все узнали:
На битву Ленин пришел.
Высокий, выше Саянов,
Светлый, светлее солнца,
Между землей и небом
Он величаво встал…
(Из сибирского фольклора).

Мавзолей стал частью паломнического центра. Можно сказать больше: если бы не Мавзолей, Москве с только Кремлем было бы трудно стать центром, бесспорным "сердцем" страны, — в конце концов, просто туристическим центром. Комплекс Красной площади и Кремля сродни комплексу построек в Святой Земле: император Константин, восстанавливая Иерусалим в 335 г., объединил свойственное Ветхому Завету почитание могил праведников и языческий обычай посещать священные места (места мистерий, храмовые комплексы вроде Дельф и т. п.). Так и Мавзолей Ленина стал культовым центром страны.

Именно поэтому разговоры об уничтожении Мавзолея безответственны с культурологической точки зрения: культ не может быть уничтожен просто так. Есть выражение damnatiomemoriae, осуждение памяти. Так называлось выносившееся римским сенатом постановление о предании забвению изменников, высокопоставленных преступников, императоров-злодеев и т. п.. Damnatio memoriae влекло за собой уничтожение изображений нежелательного лица и скалывание официальных надписей, его упоминавших. Тем же выражением наука называет наблюдающиеся в истории смены культа: любой отказ от культа происходит через damnatiomemoriae — когда уничтожается память об одном культе (святом), но он обязательно заменяется другим святым. (В русской истории это, например, замена культа преподобного Антония Печерского на преподобного Феодосия.)

Собственно, вся проблематика поисков национальной идеи, над которой так много бьются причисляющие себя к интеллектуальной элите страны, заключается именно в поиске заместителя телу Ленина в Мавзолее. Можно, наоборот, отказаться от культовости (религиозности) вообще, но формулировки новых ценностей должны быть по силе адекватны культовым. Как истинный символ, Мавзолей был 80 лет предметом, при объяснении которого возможности вербализации с какого-то момента заканчивались. Претенциозное глубоковольномыслие про "труп на Красной площади" пока обличает интеллектуальную растерянность – никто даже не заикнулся о культурологической экспертизе. В США Сенат давно бы послал запрос в университеты о том, как с точки зрения гуманитарного знания, следует относиться к предмету (Мавзолею). Поэтому, раз у нас нет навыка обращаться к науке, нужно бережно относиться к имеющемуся, а именно к донаучному сознанию. Этим сознанием и держался центр государства – Москва, в невербализированном восприятии – культовый центр; им и держалось централизованное государство.

И очень важная черта: культ Ленина был наднационален. В этом было его историческое значение: консолидирующее… в империю. Не будь в Советском Союзе Мавзолея, мы бы сейчас не говорили о погибшей империи. Поэтому заменить такой культ может только равносильный ему. Рядом с имперским Мавзолеем – памятником великого прошлого, любой национализм смешон, если он предлагается как интеллектуальное решение масштабных проблем. Его изобретатели несостоятельны, если не преступны. Поэтому ищите, господа, новый культ в масштабе страны, иначе над вашими разговорами об изменении этнической карты Москвы, за которыми вы видите пробуждающуюся силу будущей (неизвестной) нации, скоро начнут смеяться.

Вера Земскова,
для "Портал-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования