Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
05 сентября 18:01Распечатать

Монахиня Евфросиния (Молчанова). О ПОДВОРЬЕ СВ.-ТРОИЦКОГО МОНАСТЫРЯ И СТОЯНИИ В ИСТИНЕ. Братиям из «альтернативного» православия следует задать себе вопрос, за Христову ли истину они стоят, если она не приводит к христианскому совершенству


На возмутительную, клеветническую статью К. Г. Преображенского, пышущую ненавистью и злобой не следовало бы реагировать, если бы она не получила столь широкого распространения в интернете, сперва по-русски, а в последнее время и в довольно плохом английском переводе. Весьма прискорбно, что столько православных христиан, да еще из разряда тех, которые, главным образом, озабочены проблемой "стояния в истине", нашли для себя возможным распространять писанину, в которой таким тоном и в таких выражениях, совершенно не допустимых для верующего, церковного человека, пишется о почтенном священнослужителе.

С Владыкой Лавром можно не соглашаться, можно сомневаться в правильности намеченного им пути для РПЦЗ. Я сама себя отношу к числу тех, кто обеспокоен возможным соединением с Московской патриархией. Но православные христиане не выражают своё несогласие путём ругани и клеветы на священнослужителей, да и просто воспитанные люди так не пишут о пожилом человеке. Так как я лично знаю митрполита Лавра с детства, бывала с ним в России, знакома со многими, принявшими участие в покупке и постройке Джорданвилльского подворья, и несколько раз там бывала, считаю своим долгом пояснить несколько пунктов, затронутых в т. н. статье.

Я не располагаю какими-либо письменными данными, но пишу по памяти, о том, что мне лично известно. Во-первых, земля под подворье была куплена и постройка начата, как минимум, 10 лет тому назад, задолго до избрания Владыки Лавра митрополитом, когда он возглавлял Сиракузко-Троицкую епархию и был настоятелем Свято-Троицкого монастыря. Следовательно, докладывать о покупке широкой общественности не было никакой причины. Это было частное дело монастыря.

О сближении с Московской патриархией тогда вообще не было разговоров. Всё внимание и все силы были направлены на укрепление наших приходов и общин в России, следовательно, подворье не было "при патриархии" и не "предполагало сослужение с ней". Думаю, что владыка, живо интересующийся и переживающий за Россию, мечтал что-то из Свято-Троицкого монастыря перевезти именно туда, и надеялся печатное дело Братства преподобного Иова Почаевского, в своё время вывезенное из России приснопамятным архиепископом Виталием (Максименко) – предшественником владыки Лавра, вернуть на родину и продолжить дело там на благо русского верующего народа.

Это многим может показаться наивной и, прямо таки, детской мечтой, но будет вполне понятно тем, кто вырос и воспитан на идеалах русского церковного зарубежья. Так все наши деды и родители надеялись сохранить, что вывезли, и во время, указанное Самим Господом, вернуть, что сможем, на родину.

В выборе места для подворья владыка и его сотрудники руководствовались, насколько мне известно, соображениями о расстоянии от Москвы: хотели, чтобы подворье было за городом, но достаточно доступным, и решили искать участок между 2-ой и 3-ей кольцевыми дорогами, окружающими столицу. Посёлок Вельяминово тогда еще не открыли для себя новые русские; он был довольно пустынным и захудалым. Впервые узнаю, что туда посторонних не пускают. Когда я туда ездила, и с владыкой, и с его сотрудниками, нас никто не останавливал, не проверял. Имеются в посёлке не только дачи и коттеджи новых русских. Совсем недалеко от подворья расположена известная Аносина Пустынь, недалеко есть и действующий храм Московской патриархи, и думается, что "высокопоставленные чиновники-казнокрады" и "водочные короли" чаще там посещают службы, чем в домовом храме подворья.

Подворье действительно построено доброкачественно, красиво и прочно. Неужели надо было халтурить и ставить хижину? Может, постройка была завершена в 2000г., но начата она намного раньше, еще до дефолта, когда всё было намного дешевле. Об этом я лично знаю, так как после финансового краха часть денег на постройку переводили через наш монастырь. Судя по тем суммам, которые наш монастырь помогал пересылать, постройка стоила значительно меньше миллиона долларов. Но если строители уложились и в миллион, их следует только поблагодарить и похвалить. Ведь всем нам известна всё возрастающая дороговизна стройматериала в России, и думаю, что мало, кто в 2000г., а тем более, сегодня сможет выстроить "роскошную дачу", "просторный особняк с мансардой и прекрасной домовой церковью" или "дворец" за миллион долларов.

То обстоятельство, что подворье записано на группу российских клириков, а не лично на владыку Лавра, не должно никого удивлять. Точно таким же способом, на имя знакомых российских граждан, приобрело или построило дома и дачи несметное количество русских эмигрантов. Так же приобрёл дом в России и наш монастырь. Всем известно, как сложно и дорого было бы владыке покупать участок и строить от своего имени, не говоря уже от имени иностранной организации, Свято-Троицкого монастыря.

О. Николай Савинов, разговаривавший с К. Г. Преображенским, не священник, а простой рясофорный монах Свято-Троицкого монастыря, постриженник владыки Лавра, проживающий на подворье в качестве сторожа и трудника. Он поступил вполне корректно, по монашески, любезно ответив К. Г. Преображенскому и посоветовав ему обратиться к своему церковноначалию.

Глубоко возмущают слова "известного московского священника, тесно общавшегося с Лавром в девяностые годы", о том, что он якобы "душил любую инициативу, ведущую к усилению Зарубежной Церкви". Пожалуй из всех архиереев РПЦЗ, владыка Лавр в своё время больше всего старался помочь и поддержать нашу Церковь в России. Как только стало возможным, Свято-Троицкий монастырь десятки тысяч долларов тратил на пересылку сотен тысяч своих изданий в Россию, в том числе, и в наши приходы, как только они стали появляться.

Не жалел владыка средств, ни церковных, ни своих личных, и на укрепление наших общин, и на постройки. Строительство храма Иверской Иконы Пресвятой Богородицы в Воронеже могло быть завершено только благодаря помощи владыки Лавра. Теперь этот храм считается чуть ли не кафедральным собором архиепископа Вениамина, ныне именующего себя "Воронежским", и мало кто там помнит владыку Лавра, но мне посчастливилось присутствовать там на его службе, руководить пением, и я помню, с какой радостью владыка туда ездил и там служил.

Помогал владыка и монашеской общине при Иверском храме, да и вообще не сосчитать всех тех несчастных и обездоленных людей в России, которые обращались к владыке за помощью, и я не знаю случая отказа. Что владыка отказывался от старинных храмов и церковных зданий, не удивительно. Кому, как не подполковнику КГБ Преображенскому не знать, что к концу 90-ых годах у РПЦЗ начали отбирать все храмы, которые только можно было.

Я в Москве останавливалась на той же квартире, что и владыка Лавр, помогала принимать духовенство, которое приходило к нему. При мне ни разу не появлялись никакие "видные деятели Московской патриархии". За все мои годы знакомства с ним, владыка ни разу ни с кем не был грубоват, а с гостями действительно был всегда ласков. Только человек, абсолютно не понимающий и не воспринимающий владыкину истинно монашескую скромность и природную деликатность, мог увидеть в нём "хитрую изобретательность" или "иезуитскую улыбку,...признак двойной жизни".

Владыка действительно бывал очень уставшим во время этих встреч. По России он ездил очень много: и по святым местам, и по нашим приходам и общинам, часто очень отдаленным. Последняя его поездка до избрания его Митрополитом, в которой и я участвовала, была на Соловки и подробно была мною описана в журнале "Православная жизнь".

Приведу здесь только несколько примеров того, как подобные поездки проходили. Не было возможности поездку заранее тщательно организовать и часто приходилось что-то устраивать в последнюю минуту, передвигаться без всяких удобств. Владыка долго ждал, часто не доедал и не досыпал. Помню, как пришлось на Соловках рано утром искать ночлег. Всё было занято, пока наконец-то сердобольная женщина не уступила владыке свою койку в общей комнате в захудалой гостинице. На следующий день владыка всё же встал на воскресную литургию, но места в храме уже не было, и владыка скромно стоял и молился в коридоре, от усталости опираясь на стенку.

Самым ярким впечатлениям для меня осталась поездка по стопам св. новомучеников на остров Анзер, подробно описанная в вышеуказанной статье. Думаю, что и владыке Лавру эта поездка запомнилась особенно, так как при следующей моей встрече с ним в декабре того года, он, уже в сане митрополита, сразу же заговорил про остров Анзер.

Почти сразу же после поездки на Соловки владыка отправился в пасторскую поездку в наши общины в Казани и Чувашии. Никаких встреч, никаких бесед с представителями патриархии не было. Наверняка и ФСБ, и патриархии и всем, кому в России принято знать о таких поездках, всё о нас было известно, но никто в контакт не входил, никаких встреч не было. Ездил владыка исключительно как паломник и пастырь.

С семьёй Йордан я знакома с самого детства. Еще девочкой я посещала русские скаутские лагеря вместе с Борисом Алексеевичем. Никакой особой близости с владыкой Лавром у них не было. Вероятно, Борис Алексеевич и владыка встречались на каких-то эмигрантских мероприятиях, возможно сотрудничали в каких-то эмигрантских организациях, но особой дружбы или близости не было. Не было семейство Йордан и особенно богатым. Борис Алексеевич заработал своё состояние, после того, как, получив образование, переехал в Россию. Его отец, Алексей Борисович всегда был активным кадетом, и, как всем известно, эмигрантское кадетское общество, а также и Борис Алексеевич лично, стараются поддержать возрождение кадетских корпусов в России. (Не совсем ясно, что общего, кроме созвучия, у партии Конституалистов-демократов и военных учебных заведений - кадетских корпусов. – Ред.) Не думаю, что кто-либо из нынешних российских кадетов спрашивал Алексея Борисовича, приглашать ли им духовенство РПЦЗ или Московского патриархата в свои заведения. Поддерживать или нет эти учебные заведения военного характера—частное дело кадетов, а не Зарубежной Церкви или владыки Лавра.

На абсурдные предположения о сотрудничестве владыки Лавра с какими-либо спецслужбами возражать нет смысла – слишком они неправдоподобны. Но расстраивает не фантастичность утверждений, а их злобный, злорадостный характер. Повторяю, с владыкой Лавром и с нынешним курсом РПЦЗ можно не соглашаться. Допускаю, что, следуя голосу совести, можно решить и порвать с ним общение. Но не о чем злорадствовать. Скорее, духовенству в России вроде вышеупомянутого "видного московского священника" следовало бы задаться вопросом, что именно в их деятельности и поведении так разочаровало владыку Лавра, разуверило в будущности наших приходов в России, и заставило стать на путь сближения с Московской патриархией? О наших церковных разделениях следует глубоко скорбеть, помня слова Спасителя, что "о сем разумеют вси, яко мои ученицы есте, аще любовь имате между собою". (Иоанн 13:35). Нам следует слёзно каяться в том, что в наше время даже якобы единомысленные искатели самого истинного православия до такой степени возгордились, что не могут договориться и жить в мире. И нашим братиям из "альтернативного" православия следует задать себе вопрос, за Христову ли истину они стоят, если она приводит не к христианскому совершенству, а к злобе, клевете, и раздорам.

Леснинский Свято-Богородицкий монастырь,
Провемон, Франция, 22.08/04.09.2005 г.,
память новосвщмуч. Иоанна (Восторгова)

для "Портала–Credo.Ru".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования