Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
21 апреля 15:44Распечатать

Валерий Емельянов. ИГРА В ЦАРЯ ГОРЫ – БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ ВАРИАНТ. Насколько обоснованы претензии арабских религиозных националистов на монопольный контроль над святыми местами Иерусалима?


В последнее время активизировалась религиозная составляющая палестино-израильского конфликта, а именно – спор вокруг контроля над святынями Иерусалима и через это над всем городом. До сих пор этот вопрос находился как бы в тени, но сегодня его активизация не случайна. Как палестинская, так и израильская стороны подошли к тому рубежу, на котором жизненно необходимо принципиальное разрешение многолетнего конфликта и противостояния.

Пока израильским властям с помощью полиции удается "развести" иудейских и мусульманских радикалов. Но понятно, что полиция, в патрулях которой стоят, судя по телехронике, беззащитные девушки, не может быть единственным и тем более радикальным средством разрешения проблемы.

В первую очередь, необходимо уяснить, что претенциозные требования на тотальный контроль являются сугубо политическими требованиями арабских национал-радикалов, очень удачно облаченными в религиозную форму. Поэтому представляется, что в данном контексте следует говорить не о мусульманских претензиях, а исключительно о претензиях арабских клерикальных националистов на Иерусалим-аль-Кудс и его святыни.

То, что эти самые клерикал-националы используют для достижения своих целей религиозный фактор, причем по "полной программе", показывает анализ двух из ряда многочисленных фактов последнего времени, связанных с ситуацией вокруг Иерусалима.

Первый из них – продажа, с ведома греческого иерусалимского Патриарха Иринея, объектов коммерческой недвижимости в Иерусалиме, принадлежащих Церкви. С точки зрения церковных канонов, здесь вряд ли имел место очень серьезный проступок. Проданные объекты не имели сакрального содержания (это были гостинично-офисно-торговые здания) и использовались исключительно в коммерческой деятельности, одной из форм которой и является продажа бизнеса. А он, по определению, не знает национальных и религиозных границ. В свое время, в веке XVI, в Польше некий шляхтич продал еврею святые дары из костела, за что был подвергнут суду инквизиции. Но так то святые дары!… Не надо, что называется, путать Божий дар с бизнес-центром. Зато "караул" по этому поводу национал-экстремисты громогласно прокричали на весь арабский мир. "Долой греков-предателей, да здравствует арабизация Церкви", – именно такие и подобные утверждения стали лейтмотивом националистической пропагандистской кампании.

Второй факт, который хотелось бы рассмотреть, тесно связан с первым. После того, как стало известно об этой незадачливой сделке, шейхи самого авторитетного в суннитском исламе египетского богословского центра аль-Азхар не замедлили выступить с фетвой, обосновывающей претензии арабов на иерусалимские святыни, причем именно в контексте нынешней ситуации, когда, по их мнению, существует угроза иудаизации Святого Града. В последнее время, однако, становится все более очевидным, что шейхи аль-Азхара, используя вывеску своего уважаемого заведения, выпускают вердикты, руководствуясь принципом конъюнктуры. Так было, например, с фетвой, фактически одобрившей запрет французских властей на ношение хиджаба. Очевидно, что именно лозунгом текущего момента обусловили и скоропалительные высказывания по иерусалимскому вопросу.

А теперь обратимся к истории и схематично рассмотрим отношение к Иерусалиму в мусульманской традиции, из которой современные арабские национал-радикалы черпают аргументы для обоснования своих претензий.

В священном писании мусульман – Коране - отсутствует однозначное упоминание о Иерусалиме, однако "священное предание" – хадисы - повествуют, что в первые годы ислама пророк Мухаммад учил, что кибла – направление молитвы - должна быть ориентирована на Иерусалим. До этого пророк молился как в направлении Мекканского святилища Каабы, так и Иерусалима, пока после хиджры – переселения в Медину - ему не была дана заповедь свыше, чтобы молиться в направлении Иерусалима с тем, чтобы люди Писания (в данном случае имелись в виду иудеи Медины) не отвернулись от пророка. Вскоре, однако, стало очевидным, что иудеи отнюдь не спешат признать ислам, и тогда Мухаммад через 17 месяцев после прибытия в Медину стал вновь обращаться в молитвенных поклонах в направлении Мекки. Его сподвижники – ансары - продолжали молиться в сторону Иерусалима.

Однако некоторые исследователи имеют по данному вопросу следующее мнение. Коран, другие мусульманские источники оперируют таким понятиями как "Бейт аль-Муккадас" (благородная святая обитель) и масджид аль-Акса (отдаленная мечеть). Первое понятие в современном обиходе означает Палестину, территорию, на которой находится Иерусалим. Второе – мусульманскую мечеть, заложенную в конце VII века халифом Омаром, отвоевавшим Иерусалим у византийцев. Однако уже ранние мусульманские ученые утверждали, что это название носит одна из мечетей на аравийском полуострове. Другие считали, что речь идет о мечети, расположенной на небесах, над мекканской Запретной мечетью, по аналогии с иудейским преданием о земном и небесном Иерусалиме. Наконец, ранние шиитские теологи определяли местонахождение "отдаленной мечети" в иракском городе Куфе. Напомним, что упоминание мечети аль-Акса в Коране связанно с чудесным ночным перенесением пророка из мечети Запретной в мечеть отдаленную. Более-менее четкое отождествление понятий Бейт аль-Муккадас и мечеть аль-Акса с реальным земным Иерусалимом произошло уже после смерти пророка, в период мусульманского завоевания Иерусалима и Палестины.

Есть также один хадис – предание, - на который активно в поддержку своей позиции ссылаются национал-исламисты. В нем говорится, что запретная мечеть в Мекке была выстроена проком Ибрагимом, а отдаленная – пророком Сулейманом ибн Даудом. Если прочесть этот текст строго буквально, в понятиях арабского языка, можно, конечно, сделать вывод о сугубо мусульманской идентичности этих святынь. Но если все-таки "зреть в корень", то следует понять, что Ибрагим – это праотец всех семитов, в том числе и евреев, Авраам, а пророк Сулейман – ни кто иной, как Соломон, царь иудейский, сын царя Давида. И то, что к построенному им храму применяется понятие "мечеть", говорит только об общих монотеистических корнях иудейской и исламской традиций. Арабское слово мечеть ("аль-масджид") означает место поклонения, ритуально чистое для того, чтобы любой ханиф (предавшийся Богу единому – неважно иудей, или мусульманин) мог сотворить в нем молитву, а вовсе не конкретное культовое сооружение, где молятся по обрядам, установленным именно в мусульманской традиции. Под этот критерий вполне подходит храм, сооруженный в Соломонову эпоху.

Еще арабские националисты в качестве аргумента приводят и тот факт, что полностью независимым древнееврейское государство было лишь 341 год, а большую часть периода Средних веков, а также нового и новейшего времени, его территории входили в состав мусульманского халифата. Но, думается, что даже и неспециалист согласится, что использование таких аргументов попросту может верх дном перевернуть всю политическую карту современного мира.

Прямые ссылки на историю вообще, и религиозную в частности, – очень лукавый аргумент в современных политических конфликтах. Ведь в этом случае для решения проблемы необходимо воссоздание более-менее единого и международного мусульманского халифата. Кстати, уместно вспомнить, что в реальном халифате иудеи, как и христиане, имели широкую внутреннюю автономию, а также свободу вероисповедания, гарантированную мусульманскими властями. Сегодня же халифата нет, и в обозримом будущем не предвидится. Существуют, конечно, мечтатели из аль-Каиды или Хизб ут-Тахрир, но они, именно с точки зрения ислама, мало, или же вообще, нелегитимны как претенденты на халифат, так же как очень многие существующие сегодня арабские режимы и страны. И тотальная "исламизация" (точнее, радикальная арабизация) Иерусалима, предлагаемая арабскими национал-клерикалами, будет просто другой малопродуктивной крайностью в противовес "иудаизации", предлагаемой некоторыми ортодоксально-иудейскими силами.

Решение проблемы Иерусалима в целом, очевидно, требует последовательной и кропотливой работы. Одним из ее важнейших шагов должно стать некое мирное единение между представителями тех религий и Церквей, для которых Иерусалим является Святым Градом. Опыт показывает, что такое единение вполне возможно под влиянием некоторых внешних обстоятельств. Например, иудеи, мусульмане и христиане в едином общем порыве выступили против намеченного на лето этого года в Иерусалиме парада геев и лесбиянок.

Только почему-то немного обидно за то, что сильное межрелигиозное единение обеспечивает пока только угроза таких "розово-голубых парадов"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования