Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
12 апреля 16:19Распечатать

Михаил Ситников. ПОСЛЕ ПАПЫ. Привнесенное Христом в мир Слово стало отчетливой доминантой, своеобразной даже осью координат, вокруг которой свиваются в своем извечном борении идеи и силы добра и зла.


Нет сомнений, что кончиной Папы Иоанна Павла II, объективно обозначен некий водораздел, некая граница между тем, что было до 2 апреля 2005 года, и что предстоит после. Точнее, между тем, что было и до этого дня вполне понятным религиозным людям, но было как-то затушевано, и тем, как стало выглядеть то же самое теперь: с каждым новым днем все яснее. Конечно же, это может оказаться лишь совпадением, но, начиная с объявления о кончине Римского Первосвященника, в мире будто повернулось со скрипом какое-то историческое колесо. Мир это почувствовал, и разделился на тех, кто испытал скорбь от разлуки с этим удивительным человеком, и тех, кто так и не почувствовал вожделенного облегчения, хотя Папа и покинул их мир.

Нет, не зря наша цивилизация интуитивно избрала себе эпитет христианской. Не зря, не смотря на кошмарное количество "дров", наломанных за века теми же христианами. Потому что привнесенное Христом в мир Слово стало отчетливой доминантой, своеобразной даже осью координат, вокруг которой свиваются в своем извечном борении идеи и силы добра и зла. Жизнь и смерть Папы Иоанна Павла II теперь можно определенно считать серьезной составляющей, частью этой оси, очень важной вехой в шествии христианства по нашей планете.

Нельзя было не заметить, что и в высших светских и религиозных кругах самых разных стран мира, и в среде самого, что ни на есть разномастного социума не было тех, кого известие о кончине Папы оставило бы равнодушными. Искренняя горечь утраты сквозила в выступлениях крупнейших политиков и религиозных деятелей. Сдерживаемая ранее ярость тех, кто ненавидел Папу, прорывалась так же эмоционально, как и скорбь. При этом глаза ненавистников оказались будто накрытыми пеленой, и они уже не отдавали себе отчета в том, что значат их заявления. И что значат они теперь, когда Папы нет, для тех, кто сомневался в степени значимости этой личности до сих пор.

Быть может, это вызовет упреки в излишнем мистицизме, но последние дни, часы и смерть Иоанна Павла стали знаковым явлением объективно, обнажив многое из того, на что наш мир из последних сил старается закрывать глаза, не понимая, что теперь не закроешь. Собственно, знаки - об их реальности свидетельствовали многие мудрецы древности и ясные личности нашего времени - знаки или знамения, это явления, от которых, в конце концов, не спасают искусственно создаваемые завесы. Ведь, какой экран лжи может разуверить человечество в том, что катастрофы в Таиланде, теракты в США, Израиле и России не реальны? Быть может, лет эдак двести назад, подобное, при определенных условиях, и было бы возможно, но не сейчас. То же самое происходит и с откровениями правды обо всех иных явлениях - и тех, что берут свое начало вне нашего мира, и тех, которые дело лишь наших рук.

За пару дней до погребения Папы некий полненький чернявый человечек со статусом депутата Государственной Думы Российской Федерации брызжа слюной, выражал с трибуны свое возмущение тем, что российское телевидение слишком много сообщает о покойном Понтифике и событиях вокруг его смерти. Не говоря о том, насколько неуместными выглядели его претензии к чему-то, происходящему помимо думского регламента, выступление было еще и откровенной демонстрацией того, что в народе метко определяется таким словечком, как "разбирает". Впрочем, депутат был не одинок: того же рода зуд испытывали не только иные его "коллеги по уровню", но и некоторые обладатели гораздо более серьезных статусов, имен и претензий на высокую духовность. Они тоже не сумели устоять перед директивным соблазном удовлетворить свое раздражение, пусть и в ущерб своему собственному реноме. Ведь, во многом решающая роль Ватикана времен понтификата покойного Папы - это объективность, и определяемая этикой христианства, и определяющая её эталон в выстраивании модели общепринятой пост-средневековой морали.

То, что шаг, сделанный Престолом св. Петра во второй половине ХХ и начале XXI века в направлении отторжения человечеством идеологии и практики коммунизма оказался качественно решающим, сегодня бесспорно. И это позволяет считать Римо-Католическую Церковь в настоящий момент определенным вектором, в соответствии с которым перед миром забрезжили реальные позитивные перспективы. В самом деле, в кои-то веки христианская Церковь не только занялась своим прямым делом, но и преуспела в определении глобальных нравственных принципов развития цивилизации, в отличие от традиционного ранее сотрудничества с тем или иным властным режимом, с той или иной идеологией. Поэтому не стоит удивляться масштабу симпатий к проявленной Ватиканом и, конкретно, Папой Иоанном Павлом II инициативе по участию в наиболее серьезных процессах международной жизни ХХ века.

С другой стороны, кончина Папы подвела результирующую черту под неким завершенным и, несомненно, значимым для будущей истории этапом. Но свершенность этого вызывает острую идеосинкразию в отношении даже имени Папы у тех сил, для которых успех в христианском созидании означал бы гибель. Да-да, речь о самых настоящих "силах зла", аналогичных тем, которые заправляли еще не так давно огромной страной, названной Збигневым Бжезинским "Империей зла". За несколько последних лет, измотанный авантюрами властей российский народ как-то подзабыл то облегчение, которое испытал он когда-то от крушения коммунистической системы. А, забывая, вновь возвращается к тому привычному легковерному состоянию, которое имеет мало общего со способностью к вере в идеалы, в том числе Божественные. Поэтому ему и нельзя было избежать этапа возврата к вере в предлагаемые за последнее десятиделие суррогаты, в числе которых много знакомого по советским временам.

Так, будто ниоткуда, появились над нашими головами сначала большевистский гимн, потом едино-направляющая партия, потом "священная" холодная война против вновь обнаруженных врагов и другие "радости светлого тоталитарного вчера", в которое сонно сползает Россия. Но, казалось бы, где-то не у нас проходившая жизнь и наступившая кончина Папы Иоанна Павла II, снова становится сегодня и здесь причиной разрушения искусственных мифов. В том числе и того, который по инерции продолжает навязываться россиянам до сих пор, но уже плохо усваивается: мифа о враждебности мирового христианства Православию, россиянам и России.

Поэтому, разве не от таких "горячих сторонников Православия", как депутат от ЛДПР Алексей Митрофанов, следовало ожидать активного неприятия всего, что связано с именем Иоанна Павла II? И не от таких "врагов христианства", как детский хирург Леонид Рошаль, надо было ожидать горьких слов правды о том, что вопреки своему предназначению, иные "религии не объединяют, а разъединяют народы". Почему-то не духовные наши лидеры, а просто милосердный и честный врач объяснил, что даже "основной источник терроризма", о котором прожужжали уши высокопоставленные лгуны, это не мифилогические "враги", а "религиозная и национальная непримиримость и политический экстремизм".

И что же? А ничего! Как и следовало того ожидать, "общественность" и СМИ прислушалась к параноидальным опасениям депутата. И в России, в отличие от всех остальных, включая "третий мир" стран, телевидение вместо прощания с уникальным Папой привычно крутило боевики, триллеры и поп-шоу. В этом отношении нашей "православной" стране удалось переплюнуть не только все нехристианские страны, включая Иорданию, Египет, Иран, Ирак, Афганистан, Южную Корею, Индию и пр., оказавшись в теплой компании с братским Китаем и Северной Кореей. И ничего удивительного в том нет. Зачем претендующим на мировое лидерство политическим системам какие-то милосердие и христианская цивилизация? Вот и наша система продекларировала самодостаточность, при которой все свое имеется "без отрыва от производства": местного приготовления "демократия", "этика", "мораль", "духовность", "православие".

Что ж, упрек доктора, носящего искру Божью не на клобуке, а в сердце, надо признаться, справедлив. Особенно, если вспомнить шуршащую возню вокруг имени покойного Папы, ставшего красноречивым символом христианской самоотверженности. Чего стоят хотя бы пересуды о том, какой будет политика "нового Ватикана" или обнаружит ли следующий Папа свою симпатию к нашей Патриархии тем, что погонит католических священнослужителей из России. Логика былой "Империи зла" на одной шестой части суши была такой же простой, как логика любой тоталитарной идеологии, действующей хотя бы на нескольких гектарах: появление всего, что думается и делается не по-холопьи - из-под палки, а по доброй воле, представляется ею враждебным.

Вплоть до слова и Слова, вплоть до веры.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования