Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
14 марта 14:03Распечатать

Алексей Муравьев, Андрей Езеров. РУМЫНСКАЯ ЮРИСДИКЦИЯ НА РУССКОЙ ЗЕМЛЕ. Взаимоотношения двух центров Белокриницкой иерархии в историческом аспекте


Как известно, первым древлеправославным епископом на Москве был Софроний (Жиров), имевший титул Симбирского (рукоположен в 1849 г.), а затем Калужского, знаменитый своими каноническими "художествами". До того Москва, да, собственно, и вся Россия находились под омофором Митрополита Белой Криницы (Фонтана Альба – ныне на территории Западной Украины), где имели с 1846 г. жительство первые древлеправославные иерархи - св. Амвросий (Попович) и Кирил.

Однако столь отдаленное местопребывание предстоятеля Церкви Христовой, приемлющей Белокриницкое священство, создавало вполне естественные сложности для управления развивающейся церковной жизнью староверов России. Преемник вл. Софрония, архиепископ Антоний (Шутов), хотя и был поставлен в 1853 г. на Владимирскую кафедру, довольно быстро принял именование "архиепископ Московский". Произошло это при сложных и запутанных обстоятельствах, имевших в истории Церкви название "неокружнический раздор".

После того, как Митрополит Белокриницкий Кирил (Тимофеев) поддержал Окружное Послание, составленное московским начетчиком Ксеносом (Илларионом Кабановым), Московский архиепископ Антоний (Шутов), первоначально благосклонно отнесшийся к "Посланию", но дистанцировавшийся вследствие возникшего по поводу "Послания" раздора от Митр. Кирила, стал уже окончательно именоваться "Московским", но только в 1863 г. Освященный Собор официально утвердил его право именоваться архиепископом Московским.

Когда раздор был уврачеван и общение между архиепископом Антонием и Белой Криницей восстановилось, всеми староверами-белокриничанами было признано за Московским архиепископом именование по Московской кафедре. Белокриницкая Митрополия до 1878 г. числила под своим омофором всех христиан-поповцев, живших в Австро-Венгерской и Османской империях. Интересно, что за пределами трех империй, в том числе и Российской, поповцев практически не было вовсе. Исключение составляли лишь два прихода христиан-поповцев в Риге, просуществовавшие до 30-х годов ХХ века.

В то же время у староверов созрел план учреждения епископской кафедры для управления центрально-российскими приходами в Лондоне. Эти надежды поддерживали проживавшие там А.И. Герцен и В.Н. Кельсиев, для чего в Британию в 1861 г. приезжал епископ Пафнутий (Овчинников). Однако этот план осуществиться не смог. Вопрос о разделении "канонических территорий" встал вновь, когда Митрополит Макарий был эвакуирован в 1915 г. в Москву ввиду наступления немецкой армии на Белую Криницу. В Москве он прожил до 1918 г., когда ему удалось вернуться в свою историческую резиденцию. За эти годы Митрополиту было один раз прямо сделано предложение стать Митрополитом Московским: это произошло после кончины архиепископа Иоанна (Картушина). Однако владыка Макарий отказался от этого титула и места, впрочем, предложив избрать на Московскую кафедру другого митрополита. Разрешение вопроса было отложено до конца войны, но митрополит в Москве появился только через семьдесят лет – в 1988 г. А самому Митрополиту Макарию удалось пробраться в Румынию, где он и скончался.

Революция и Гражданская война привели к тому, что большое число старообрядцев-поповцев осело в разных странах, помимо традиционных мест их расселения. Встал вопрос о том, кто же станет их окормлять, Московский архиепископ или Митрополит Белокриницкий? Тогда было принято частное решение в пользу Белой Криницы. Исключением оставался один приход в Париже, просуществовавший до конца войны, и русские беженцы в Китае, оставшиеся верными Москве. В 1939-40 гг. в Манчжурию из Браилы (куда переместилась теперь Белокриницкая Митрополия) был поставлен епископ Тихон (Качалкин), впоследствии ставший Митрополитом Белой Криницы, так что юрисдикция Браилы распространилась и на Китай, хотя там в течение длительного времени за литургией возносили имя архиепископа Московского Иринарха одновременно с именем Митрополита Белой Криницы.

Таким образом и сложился существующий ныне юрисдикционный порядок, при котором за Москвой остается вся территория бывшего СССР, а за Белокринцкой Митрополией – западные страны. Особым случаем можно считать избрание в 20-е гг. в Митрополиты Белокриницкие Иннокентия (Усова), не утвержденное, впрочем, румынскими властями.

После начала культурной революции в Китае, сопровождавшейся гонениями на христиан, множество староверов Белокриницкого согласия выехало в Австралию, США и Латинскую Америку, где они естественным образом стали пребывать под омофором Белокриницкой Митрополии.

Тем временем в отношениях Москвы и Браилы вновь возникла тема Центральной и Западной Европы. В 1950-х гг. некий сомнительный старовер поморского упования был принят Белокриницкой Митрополией и поставлен Митрополитом Тихоном в епископы Голштинские. Однако вскоре он пропал из виду и перестал служить. Возможно, причина была в том, что за ним никто не последовал.

Сложности начались, когда в 1970-е гг. один из приходов в австралийском Сиднее, оказавшийся без попа, запросил Москву, в результате чего им был прислан иерей Михаил Задворный, не нашедший, впрочем, общего языка с паствой. Тогда архиепископ Московский Никодим (Латышев) предложил приходу перейти в юрисдикцию Браилы. Однако в конце 1980-х гг. из-за разделения сиднейского прихода "австралийский вопрос" вспыхнул с новой силой и опять обозначил точку конфликта.

В течение некоторого времени в Австралии служил епископ Новосибирский Силуян (Килин). Тем временем выходцы из Румынии приход под юрисдикцией Белокриницкой Митрополии создали в Италии.

В 1996 г. Митрополитом Белокриницким был избран молодой владыка Леонтий. Его отношения с Москвой были сразу омрачены одним обстоятельством: его невзлюбил брат Московского первосвятителя протоиерей Леонид Гусев. Прибыв в Браилу для участия в избрании нового Митрополита, он стал агитировать против кандидатуры владыки Леонтия, чем весьма осложнил отношения двух староверских центров.

Отношения двух Митрополий могло бы осложнить и поставление Москвой на Германскую (то есть западную, теоретически находящуюся в юрисдикции Браилы) кафедру немецкого епископа Амвросия (Херцога). Однако Браила весьма благосклонно отнеслась к этому поставлению, и конфликта не возникло.

Пожалуй, самым драматичным был приезд Митрополита Леонтия в Москву в 2003 г., когда протоиерей Леонид не желал позволить встречу двух предстоятелей, а Митрополиту даже не было предложено остановиться в Митрополии в Рогожском поселке. Разговор двух Митрополитов прошел в напряженном и холодном духе.

Сразу после этого разговора Митрополит Леонтий произвел на территории Московской митрополии, в подмосковном Павловом Посаде, еще одно неканоническое епископское действие. Он принял от раздора священноинока Симеона (Дурасова). Этот клирик, придерживающийся либерально-экуменических богословских воззрений, в результате конфликта с о. Леонидом Гусевым ушел из РПСЦ в "акефалию" и был пострижен в иночество неким "монахом РПЦ МП на покое", как он выразился сам в объяснительном письме. В таком состоянии он пребывал до исправления, принятого от Митрополита Леонтия. Тем самым Митрополит Леонтий совершил дело в принципе благое – присоединение от раздора клирика, – но сделал его в епархии другого епископа без его разрешения, чем нарушил церковный мир.

Уже накануне этого визита Митрополит Леонтий поставил в Браиле в попы некоего Акакия, выходца из криминальных кругов Донецкой области, подобных тем, из которых вышел промосковский кандидат в президенты Украины В. Янукович. Этот Акакий крестился в староверческой церкви в Ворошиловградской области почти случайно и возмечтал о поповской карьере, для чего и отправился в Москву. Однако прозорливый Митрополит Московский Алимпий, поговорив с кандидатом, отказал ему в его просьбе. Обиженный Акакий отправился в Браилу, где и был принят Митрополитом Леонтием и рукоположен в Грузию.

Когда же Митрополит Леонтий вернулся, огорченный и раздосадованный неласковым московским приемом, в Браилу, то к нему обратился тогдашний епископ Кишиневский и всея Молдавии Зосима (Еремеев), который начал борьбу против Митрополита Московского Алимпия и его брата о. Леонида Гусева. К епископу Зосиме присоединился другой "борец за правду" – священник из Улан-Удэ Елисей Елисеев, а также еще один поп из Клинцов, впрочем, впоследствии быстро отошедший. Для сих трех ревнителей Митрополит Леонтий, вопреки всем договоренностям и существующему порядку вещей, создал "Русскую епархию". После кончины Митрополита Алимпия (Гусева) все "бунтари" с покаянием вернулись обратно в РПСЦ, однако Русская епархия не упразднена де-юре и по сей день, оставаясь, видимо, средством дипломатического давления на Москву.

Обобщая, можно сказать, что сложные отношения двух Митрополий, приведшие к созданию Русской епархии в юрисдикции Браилы, явились результатом полного отсутствия соборно выраженного разделения "канонических территорий". Теперь, когда все ужасные катаклизмы, приведшие к непониманиям и хаосу, позади, Москва и Браила вполне могли бы каноническим путем разграничить сферы своих юрисдикций. Видимо, в этом смыл того переговорного процесса, о котором говорил Митрополит Московский Андриан (Четвергов) на своей недавней пресс-конференции.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования