Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
19 мая 14:21Распечатать

Созар Субари. ГРУЗИНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И СМИ. Доклад на Международной конференции «Религия и общество в России и Грузии». Часть первая


В современном грузинском обществе очень актуальны темы места Церкви в обществе, взаимоотношения Церкви с обществом, религиозного разнообразия и религиозной терпимости. В соответствии с этим, не менее актуальна тема взаимоотношения Церкви со средствами массовой информации. Отражению религиозной тематики в грузинских СМИ тон задает Грузинская Православная Церковь (ГПЦ). Однако отношение к Церкви и, соответственно, отражение религиозной тематики на страницах грузинской прессы не всегда были одинаковыми, и за последние 15 лет эта тема претерпела значительную трансформацию.

Церковь и грузинская пресса

Религиозная тематика в грузинских СМИ становится актуальной с конца 80-х – начала 90-х годов прошлого века. К этому времени уже возникают свободные газеты и в достаточном количестве выходит партийная пресса. На страницах этих изданий большое внимание уделяется религиозной тематике, но это отражение однообразно и сравнительно слабо освещает как протекающие внутри Церкви процессы, так и ее участие в общественной жизни.

С одной стороны, это проповеди и объяснения значений праздников, которые печатаются в соответствующие дни; с другой стороны, выходит множество статей о той опасности, которая связана со всемирными заговорами против православия а в особенности против грузинского православия, которые якобы организуются масонами, экуменистами, католиками, протестантами и многими другими. Во всей этой литературе особое место занимают статьи, переведенные с русского языка, среди которых часто встречаются тексты, подписанные духовными лицами Русской Православной Церкви Заграницей (ГПЦЗ).

Эти статьи проникнуты духом теории заговора, заговора, который вышеупомянутые силы заключили против православных.

Нужно признать, что эта пропаганда оказала заметное влияние на грузинское общество и на формирование его мировоззрения. В частности, возник страх перед различными религиозными движениями и нетерпимость по отношению к отличному религиозному мнению. В то же время политический плюрализм и различие мнений являлся и является весьма распространенной формой сосуществования. Страх перед лицом отличного религиозного мировоззрения питает изоляционистские тенденции, зачастую оказывает достаточно сильное влияние на политику и находит отражение в программах многих политических сил или лидеров.

Начиная с 80-х годов прошлого века, насаждению антиэкуменического, антикультистского и более того, антикультурного духа задает тон архимандрит Рафаил (Карелин), статьи и проповеди которого в большом количестве печатаются как в светской, так и церковной прессе.

В этих сочинениях архимандрит ополчается не только против инославных религиозных течений и учений, но и против целых культурных направлений, против современной техники и высоких технологий, против театра, кино, современной музыки, телевидения и т. д. Например, в журнале "Воскрешение Лазаря" (2002, № 16) архимандрит Рафаил пишет: "Телевизор — духовный вампир,... телевизор вызвал духовное вырождение и разрушение,... телевизор развивает антихристианство..." (перевод с грузинского языка).

С конца 80-х и начала 90-х годов прошлого века против подобного обскурантизма резко выступала газета "Грузинский фильм". Именно эта газета начала борьбу против мракобесия и антикультурных тенденций, которые все сильнее проявлялись в лоне Церкви и завоевывали все большее место на страницах грузинской печати.

* * * * *

С середины 90-х годов прошлого века грузинские СМИ все больше интересуются процессами, протекающими внутри Церкви. Этому способствуют происходящие там шумные конфликты и противостояния, которые уже привлекают внимание всего общества, а не только верующих.

Одним из первых примеров такого конфликта — раскол, инициированный протоиереем Василием Мкалавишвили. Формально это противостояние носило религиозный характер: В. Мкалавишвили объявил о неповиновении Патриарху всея Грузии Илье II под тем предлогом, что ГПЦ участвует в "ереси ересей" – экуменическом движении. Но этот раскол имел и политическую подоплеку: Василий Мкалавишвили был сторонником бывшего президента Звиада Гамсахурдиа.

Конфликт между Мкалавишвили и патриархией оказался достаточно острым и получил широкое отражение в СМИ. Во время этого противостояния симпатии СМИ склонялась на сторону В. Мкалавишвили — он был героем, которого несправедливо подвергали гонениям патриархия и государство.

Скорее всего, подобное отношение можно объяснить тремя причинами:

1. Акции В. Мкалавишвили разгонялись полицией, что придавало ему образ пострадавшего за правду;

2. В обществе уже было создано резко отрицательное мнение об экуменическом движении, чем ловко пользовался Мкалавишвили;

3. Непокорному протоиерею оказывали свою поддержку и правозащитные неправительственные организации (НПО), которые, во-первых, протестовали против гонений со стороны полиции, и которым, во-вторых, импонировал вышедший из недр Церкви мятежный священник.

Еще один этап в отношениях Церкви и СМИ начинается приблизительно с 1998-99 годов, когда происходит почти полная сакрализация религиозной темы. В СМИ возникает некоторая внутренняя цензура, резко ограничивается количество критических статей на церковную тематику. Одновременно продолжается публикация большого количества агрессивных статей, направленных против других религиозных конфессий и движений.

Такая политика часто принимает характер государственного заказа. Это хорошо видно из анализа той политики, которую проводило правительство президента Эдуарда Шеварднадзе в течение последних нескольких лет. Но существуют и прямые доказательства. В частности, статьи, которые разжигали религиозный фанатизм и вражду, печатались по заказу государственных ведомств, часто – по заказу Министерства государственной безопасности.

Например, в 2002 году Институт свободы заполучил статью, направленную против баптистской Церкви, которую в местную прессу передал кутаисский сотрудник Министерства госбезопасности Тамаз Деканоидзе. В этой и в других подобных публикациях учения различных религиозных направлений критикуются с позиций православного фундаментализма.

Представлена картина, будто эти конфессии создают опасность грузинской государственности, а их члены уклоняются от исполнения гражданских обязанностей и т. д. Например, в указанной статье, посвященной баптистской Церкви, сказано: "Баптисты характеризуются тем, что они отказываются давать присягу, служить в вооруженных силах, подчиняться судебной власти, исполнять другие гражданские обязанности... У баптистов наблюдается склонность к иудаизму... Они враждебно относятся к православной Церкви, более того, они отрицают апостольское учение о Церкви".

Подобные статьи способствуют установлению атмосферы недоверия, ненависти и вражды, а когда распространением этих писаний занимается Министерство государственной безопасности, совершенно ясно, что само государство стремиться к насаждению и усилению фанатизма и нетерпимости. Тем более, что статьи подобного содержания, в особенно большом количестве печатались в государственной прессе, в том числе и в газетах "Республика Грузия", "Литературная Грузия". Еще большее негативное влияние оказывали передачи подобного содержания, передававшиеся по государственному телеканалу.

Настроение Министерства госбезопасности подтверждалось и в заявлении бывшего заместителя министра Симона Нозадзе, сделанном в конце февраля 2001 года, когда Верховный Суд отменил регистрацию Свидетелей Иеговы. В беседе с журналистами заместитель министра сказал, что необходимо "привести догматы нетрадиционных вероисповеданий в соответствие с грузинской ментальностью и традициями". Заместитель министра заявил, что нужно в скором времени принять "Закон о свободе совести и о религиозных организациях", ибо, по его мнению, "в условиях законодательного вакуума нетрадиционные вероисповедания продолжают деятельности согласно собственным догматам, которые зачастую противоречат грузинской ментальности и представляют реальную опасность человеческим жизням, проповедуют отказ от службы в вооруженных силах и т. д.".

Можно полагать, что существование государственного заказа сыграло значительную роль в резком росте нетерпимости и агрессивного фона. Разумеется, становление этого фона, с одной стороны, происходило при помощи СМИ, с другой стороны, оно вызывало и обратный эффект — сами СМИ подпадали под действие того клише, которое сами и насаждали. Фактически, в публикуемых статьях господствовала мысль, что религиозная терпимость угрожает грузинской национальной идентичности.

В грузинской прессе без комментариев печатались высказывания тех политиков или духовных лиц, которые открыто объявляли, что террористические акты 11 сентября в Нью-Йорке представляли собой Божью кару для США. Более того, член грузинского парламента, Гурам Шарадзе в интервью, данных нескольким газетам, повторял, что американские власти сами чувствовали возможность такой опасности и желали перенести грузинские религиозные святыни в США, чтобы защитить свою страну, а оставленную без святынь Грузию предать уничтожению.

Речь идет о выставке экспонатов Грузинского государственного музея и Грузинского музея искусств, которая должна была проводиться в 2000 году в США. Выставка не состоялась, ибо часть грузинских искусствоведов, духовных лиц и политиков, среди которых наиболее активным был Гурам Шарадзе, организовала серьезную кампанию против ее проведения.

Мотивации действий этих людей не были однородными. Например, часть искусствоведов заявляла, что продолжительное путешествие повредит экспонаты, а политики, духовенство и некоторые студенты, которые начали голодовку против выставки, говорили о различных опасностях.

Для примера – два наиболее типичных высказывания. "Вместе с религиозными святынями произойдет отток благодати из Грузии" — это высказывание принадлежит писателю Коба Арабули. А священник Давид Квливидзе в интервью газете "Алиа" заявил следующее: "В Америке к нашим святыням приблизятся неодетые женщины и осквернят их...".

В грузинских СМИ серьезно обсуждались такие опасности, как оставление властями США грузинских святынь в счет государственного долга Грузии, намеренную подмену подлинных экспонатов копиями и возвращение в Грузию копий и т. д.

Кампания против выставки нашла широкую огласку в прессе, тогда как противоположное мнение очень трудно было заметить. Фактически создалось впечатление, будто у всего грузинского общества была единая позиция.

Это отметил и один из организаторов выставки Грэм Гуров в своем открытом письме грузинским друзьям. Он пишет, что когда создавалась Президентская организационная комиссия, все его друзья желали стать ее членами и посетить выставку, но достаточно было начаться кампании протеста, как все они попрятались. "Достаточно было небольшой группе людей начать компанию дезинформации, как у нас уже не осталось друзей. Они замолчали! Спрятались! Трижды я побывал в Грузии после того, как началась эта полемика, и каждый раз надеялся увидеть политическое мужество и активность моих друзей. Я думал, что Университет, Академия наук, Министерство иностранных дел и другие восстали бы против темных сил, но надежды не оправдались. Каждый вечер я и Гарри Викан, вместе с директорами музеев, выступали по телевидению и радио, надеясь на поддержку прогрессивной части грузинского общества, но тщетно...".

Одна часть грузинского общества искренне верила, что вывоз экспонатов с территории Грузии действительно создал бы опасность как самим экспонатам, так и всей странстране, но большая часть просто уклонялась от противодействия тому общественному мнению, которое создавалось посредством грузинских СМИ.

(продолжение следует)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования