Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
07 мая 17:15Распечатать

Петр Тодич. БЛУЖДАЮЩЕЕ БОГОСЛОВИЕ ПО-СЕРБСКИ. Какие аргументы приводят сербские богословы в полемике с «раскольниками-старо-календаристами»?


Епископ Афанасий (Евтич), патролог, переводчик, профессор белградского Богословского факультета и епископ Захумско-Герцеговинской епархии Сербской патриархии, ушедший на покой, опубликовал в январе 2004 года книгу "Заблуждения раскольников, т.н. ‘старостильников’". Книга издана, для сербских условий, удивительно большим тиражом - в 5 000 экземпляров (сравнения ради, книги сербских церковных изданий, как правило, не превышают тираж в 500-1000, а Новый Завет печатается в 10 000 экземплярах).

Сербскому "альтернативному" православию, существующему в этой стране едва восемь лет, до сих пор посвящалось только мимолетное, отрицательное внимание отдельных псевдоревнительски ориентированных публицистов. В то же время официальная Церковь об этом явлении преднамеренно молчала, не желая придавать греческим старостильным миссиям на канонической территории Сербской патриархии лишней, и потенциально опасной, огласки. Поэтому официальная реакция на высочайшем уровне, рассчитанная на столь массовое влияние на сознание сербской паствы, вызывает особое внимание.

Книга состоит из трех частей: "Расколы в Церкви через столетия"; "История раскола "старостильников" в Греции" (где отдельно изложены истории "Матфеевского" и "Флоринского" синодов, вместе с их последующими расколами); "Явление и заблуждения т. н. "старостильников" в Сербии" (своеобразный Who is Who сербского зилоткого Православия, с ответами автора на основные "зилотические заблуждения", касающиеся святого таинства крещения, экуменизма, церковной икономии и календаря). Книга оканчивается словом св. Иоанна Златоуста "К постящимся с Иудеями" (PG 48, 861-872) в качестве иллюстрации к "здравому отношению" к календарному вопросу и церковным расколам вообще. Между редкими репродукциями икон, опубликованными в книге, замечается и икона трех иерархов – известных защитников православия Марка Эфесского, патриарха Фотия и святителя Григория Паламы – вышедшая из иконописной студии колорадского Свято-Успенского монастыря в Buena Vista (Российская Православная Автономная Церковь).

Сразу бросается в глаза, что книга изобилует фактографическими ошибками, несмотря на явное стремление автора произвести впечатление научной обоснованности (по его словам, представленный список основной библиографии из 17 единиц он выбрал из аж 137 библиографических единиц). Это прежде всего относится к истории старостильных синодов и расколов, где практически нет страницы, которая не заслуживала бы критического комментария (включая и то, что Евтич не раз ошибочно указывает даже юрисдикционную принадлежность отдельных авторов, чьи работы он цитирует). Между прочим, он неоднократно повторяет популярное (и неточное) клише сторонников "мирового православия" (World Orthodoxy), согласно которому все старостильные синоды взаимно анафематствованы, или что один какой-либо из старостильных синодов анафематствовал новостильные Церкви. К тому же, автор прямо погрешает против истины, когда пишет, что никто в Греции не отдал жизнь за исповедание веры, добавляя буквально следующее: "А даже и если были бы такие случаи, неужели нет сект и сектантов, ‘страдающих’ за свои идеи и упрямство, т.е. фанатизм, как, например, разные протестантские секты, новые и старые?" (стр. 70). Небезынтересен и тот факт, что автор, несмотря на то, что довольно подробно излагает историю старостильного движения Греции, упоминая и самые тривиальные детали, упускает назвать важнейшее событие: явление Честного Креста на небе над Афинами 14 сентября 1925 г.

Книга написана в заметно несбалансированном эмоциональном тоне, который порой производит крайне удручающее впечатление. К примеру, говоря о Катакомбной Церкви России ("не признавшей русскую каноническую иерархию и особенно Митрополита Сергия Страгородского, который был принужден вести себя тактически с безбожной и суровой Советской властью, чтобы спасти Церковь от разорения и распадения") и упоминаемой им же самим между самыми известными "расколами" прошлого (стр. 36), автор берет слово "катакомбная" в кавычки, что сегодня не делают даже самые ожесточенные преемники прежних гонителей катакомбников, но прославляют их как ими самими признанных мучеников и святителей. Так же, ссылаясь на решения Всеправославных Соборов XVI века, он даже слово "Соборы" приводит в кавычках (стр. 118), что не может не вызвать недоумение, какой именно целевой группе такое псевдонаучное свидетельствование может быть адресовано.

Третью часть книги, посвященную представителям сербского зилотского Православия, можно назвать не иначе как пасквилем, редко или никогда не встречающимся в публикациях такого рода. Автор приводит личные (и в основном неточные) сведения о самых выдающихся именах "альтернативного" сербского Православия (в некоторых случаях даже их адреса, как будто призывая к линчеванию), старается представить их либо как полуобразованных, либо как лиц просто психически неуравновешенных ("узколобых", "недалеких", "ограниченных", "глупых", "истеричных"), - видимо, в стремлении дискредитировать, заодно с ними, и всякий вид нелояльности к официальному, mainstream-православию. Разумеется, такая аргументация книге правдоподобности никак не могла добавить, но в элементарном достоинстве та, несомненно, немало потеряла.

* * *

Позиция Афанасия Евтича ясна и непримирима: изменение календаря в 1924 г., постепенно введенное в почти все поместные Православные Церкви, не является ни каноническим, ни догматическим нарушением, из-за чего нет абсолютно никакого оправдания для разрыва литургических отношений с "Матерью Церковью", принявшей это новшество. Всеправославные Соборы XVI века, которые являются каноническим основанием для противоположного мнения и, соответственно, практического поведения, Евтич упоминает лишь к концу книги лишь к концу книги (стр. 101 и 118) и в крайне отрицательном контексте – неубедительно оспаривая подлинность не только их решений, а даже самый факт их. Одновременно во общеправославном авторитете Константинопольского конгресса1923 г. он ничуть не сомневается и софистически настаивает на том, что предложенный конгрессом новый календарь не был "папским" или "григорианским", а только "исправленным юлианским" календарем. "Старостильный раскол" автор причисляет к десяти самым известным расколам прошлого, которые "не были догматически обусловленными" (вместе, например, со "Студитским расколом" и "расколом ‘Катакомбной Церкви’ в России").

А. Евтич укоряет исповедников Православия, "которые считают, что Каноны старше и сильнее Церкви и Христовых Иерархов в Церкви и что им [Иерархам] связаны руки, так что они не могут сделать что-либо другое помимо слов Канонов, чтобы спасти людей (выделено нами. - П. Т.) в Церкви и в мире" (стр. 34). Слова одного из сербских монахов ревнителей, который заявил: "Для меня мерило не Николай [Велимирович] и Иустин [Попович], а Вселенские Соборы и Отцы!", автор комментирует, что цитируемый монах "не понимает, что именно эти самые люди (т. е. Николай Велимирович и Иустин Попович. – П. Т.) являются крайне субъективным ‘мерилом’ Соборов и Отцев, и не обратно! Ибо, замечает автор, если все Православные Церкви остались в общении и единстве с Новостильной Элладской Церковью, считая, что календарный вопрос не повредил или, еще менее, потеснил, каноническое и святотаинственное, благодатное существо Церкви, то как в таком случае понять экстремизм ‘зилотов’ и их ‘сверхцерковный’ арбитраж, кроме только как проявление папского и протестантского менталитета?" (стр. 46). То, что Финская Церковь, "несмотря на разницу в праздновании Пасхи, находится в полном благодатном единстве со всеми Православными Церквами (и Нового и Старого календаря), и это гораздо более значительно, чем ‘зилотское’ раскольничество по этому поводу. […] Поэтому ни здесь возможное нарушение соборно определенного и всеми принятого правила о совместном праздновании Пасхи нельзя так просто считать достаточной причиной для разрыва общения и единства в благодати Духа Святого в Св. Таинствах Церкви Христовой" (стр. 117). В таком случае уместно предположить, что епископ Евтич не считает "достаточной причиной" Первое правило Антиохийского Собора, которым не только празднующие Пасху вместе с иудеями, но и общающиеся с ними, осуждаются, как чуждые Церкви "отныне", т. е. без какого-либо дополнительного обсуждения и испытания вины согрешивших.

Соборными правилами осужденные молитвы с инославными Евтич эвфемистически называет "встречами" и "диалогом", в чьи "возможно добрые плоды верил и Митр. Эфесский Марк" (стр. 107 – из беседы св. Марка на Ферраро-Флорентийском Соборе, Acta Graeca I, 29-29). По его словам, "Церковь Христова на вызов экуменизма смотрит евангельски ответственно и сотериологически действенно, […] она участвует и сотрудничает в экуменическом диалоге ради свидетельствования Истины перед миром" (стр. 104), в чем состоит и настоящий смысл православного "икуменизма" (в отличии от вульгарного, но все же "соборно не осужденного экуменизма"); интересно, как бы автор перевел этот термин ("икуменизм") на греческий язык?

Сербский патриарх Павел, с епископами Артемием Косовско-Метохийским (который – самый свежий пример - пятого февраля этого года участвовал в Молитвенном завтраке в Вашингтоне), Николаем Дабро-Боснийским, Амфилохием Черногорским и Иринеем Бачским, не только имели право, а "должны были встречаться с кардиналами, ходжами и муфтиями, папами и президентами, сильными мира сего, хотя бы потому, чтобы показать, что мы сербы, как древний христианский народ, не ксенофобы и человеконенавистники […]", пишет А. Евтич (стр. 84). Тот факт, что речь далеко не всегда идет о простых встречах и разговорах, а о совсем конкретных совместных молитвах, о которых писали и пишут сербские СМИ, Евтич умалчивает, ровно как же и то, что именно за плоды этих просветительских встреч с инославными сербский народ сегодня пожинает плоды, – как, к примеру, то, что сегодня Сербский Патриарх с Косовским епископом публично умоляют, чтобы оккупационные силы НАТО вернулись в сербские анклавы в Косово, чтобы защитить сербский народ и святыни от албанского насилия. - Те же самые силы, которые в 1999 г. посетили Сербию бомбами "Милосердного ангела".

Автор не предлагает четко сформулированную позицию об идентичности Церкви в свете канонического права, но косвенно становится ясно, что, по его мнению, ни одна причина (ни канонической, ни догматической природы) принципиально не достаточна для нарушения единства с "благодатно-каноническим епископатом", ибо Церковь там, где собраны все.

Автор замечает, что во всех расколах и сектах, "нет настоящего Богословия, и еще меньше Экклесиологии и евангельской Сотериологии. […] совсем нет православного Библейского и Святоотеческого Богословия […] У них совсем нет православного Библейского и Святоотеческого Богословия, а только стерильное повторение фраз и "цитат", приведение "заявлений", цитирование "канонов", как безжизненных формул казуистики и юриспруденции, чуждых Евангелию и Церкви." […] Их "богословие" еще не вышло из "вавилонского рабства" западной схоластики (причем той декадентской, 16-19-ого веков), несмотря на то, что они ссылаются на "Предание", "Каноны", "Святых Отцов" и т.д."..." Такому духу автор противопоставляет дух Православной церкви, но только церкви мирового православия (World Orthodoxy), которая, по мнению автора, формулирует настоящую "Православную Экклесиологию, содержащую самое сердцевину Православной веры и богословия, вместе с Триадологией и Христологией исполняющую Православную Сотериологию […]: существо и единство Церкви, существо и соединение в вечной жизни Христовой всех нас, членов Церкви, как живых членов живого Тела Христова, есть наше общение и единение в одной и той же Святой Тайне Церковно Епископоцентричной=Христоцентричной Евхаристии, этого Благословенного Царства Святой Троицы, вне которого нет ни вечной жизни, ни вечного спасения" (стр. 10).

Беспокойство "старостильной секты" о том, что Сербская Церковь "изменит календарь" на новый, епископ А. Евтича считает беспредметным, говорит, что старостильники обманывают неграмотный и плохо информированный народ бесстыдным враньем, потому что Сербская Церковь осталась со Старым Календарем, вместе с Иерусалимской и Русской Патриархией, Синаем и Святой Горой, и ни она, ни кто-либо из них, не собираются менять календарь (стр. 3). В реальности, утверждение епископа А. Евтича о том, что в Сербии никто об изменении календаря не думает, прямо противоречит правде. Сам Патриарх Павел, в своей трехтомной книге "Некоторые вопросы нашей веры" (Београд 1998, Издавачки фонд Архиепископије београдско-карловачке, том I, стр. 143), ясно говорит, что "юлианский календарь ошибочен и его надо исправить", но из-за "неосведомленных" верующих, "которые эти изменения могли бы понять как отклонение от курса Православия, не надо вводить исправление, пока они его поймут и примут. А до того времени их надо терпеливо поучать и подготавливать, излагая ясные и настоящие причины самых канонических предписаний, которые требуют этого исправления".

Критикуя позицию сербских исповедников Православия, которые крестят всех, кто не крещен с троекратным погружением, Евтич говорит, что "римскую практику обливания в Православной Церкви никогда не оспаривали, поскольку количество воды не имеет решительного значения для действия Божественной благодати" (стр. 92).

В заключение, трудно не отдать должного монолитности экклесиологического сознания епископа А. Евтича. Он обо всех видах неофициального Православия последовательно ревнительски высказывается как о демонических губительных сектах, но когда речь заходит о Римо-Католической схизме, подобной эмоциональной лексики не видно. В то же время Сербская Патриархия официально регулярно называетРимо-Католическую церковь "Церковью-Сестрой Христовой", что, впрочем, противоречит Никейской декларации Патриархов мирового Православия от 25 декабря 2000 г., согласно которой самой большой угрозой, в будущем предполагаемого, возобновленного единства Христианской Церкви являются как раз "схизмы" […], действующие "под предлогом сохранения обычаев и предания, или мнимой защиты истинного Православия". Епископ А. Евтич, очевидно, эту угрозу на редкость серьезно понял в отношении "жалкой горсточки фанатиков", раз он свою книгу против них опубликовал таким непропорционально большим тиражом.

Трудно предположить, что книга епископа Афанасия Евтича сможет однажды и навсегда успокоить совесть сербских православных по отношению к "зилотам старостильникам" и экуменической политике Сербской Патриархии, но уже теперь нет сомнения, что она послужит толчком к их более организованному и серьезному ознакомлению с огромным "параллельным" миром Истинного Православия. Если до сих пор многие и не подозревали о его существовании, эта книга неожиданно громко порекомендовала Истинное Православие всеобщему вниманию верующих официальной Сербской Церкви.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования