Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
28 июня 19:40Распечатать

Епископ Иов (Коновалюк). СВЯТОЙ «РАСКОЛЬНИК». Как св. Иоанн Шанхайский с китайскими националистами захватывал храмы Московского патриархата и что из этого вытекает для УПЦ МП


Автор - епископ Луцкий и Ровенский, предстоятель Украинской Автономной Истинно-Православной Церкви.

 

Святитель Иоанн (Максимóвич, 1896–1966), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), – без сомнения, один из самых популярных и почитаемых святых последнего времени.

«Выдающийся иерарх и духовный лидер, миссионер, проявлявший, по свидетельствам очевидцев, случаи прозорливости и чудотворения»; «величайший из святых XX века, дивный чудотворец, проповедник покаяния и бескомпромиссного Православия, молитвенник, богослов, строгий аскет, истинный русский патриот, строгий и любящий архипастырь»; «скорый помощник всех сущих в бедах, болезнях и скорбных обстояниях»; «один из апостолов XX века, сохранивших Русскую Церковь в рассеянии»; «светоч, который спасал души и тела миллионов русских эмигрантов», – эти и другие подобные характеристики святителя Иоанна (Максимовича) щедро употребляются не только в интернет-публикациях, но и во многих посвящённых святому печатных брошюрах и книгах. Среди последних отметим прекрасно изданную в 2017 году Свято-Успенской Почаевской Лаврой Украинской Православной Церкви Московского патриархата (УПЦ МП) объёмную, на 656 страницах, книгу «Святитель Шанхайский и Сан-Францисский Иоанн».

Надо сказать, что практическое почитание святителя Иоанна (Максимовича) в лоне УПЦ МП вообще впечатляет: так, например, в его честь в с. Адамовке (Донецкой епархии) построен великолепный скит, в котором святой почитается вместе со своим креслом. На сайте Святогорской Свято-Успенской Лавры сообщается, что при посещении Свято-Иоанновского скита предстоятель УПЦ МП митрополит Онуфрий (Березовский) «приложился к иконе святителя Иоанна Шанхайского, затем подошёл к когда-то принадлежавшему [???] святителю креслу, после чего Высокопреосвященнейший владыка Иларион [Донецкий и Мариупольский] возложил на Блаженнейшего Владыку омофор святителя Иоанна, в котором он служил при своей жизни. В этом омофоре Его Блаженство отслужил благодарственный молебен».

Чрезвычайный пиетет, с которым пастыри и верные УПЦ МП относятся к святителю Иоанну (Максимовичу), является неслучайным: как родившийся на территории теперешней Донецкой епархии («в Южной России») ещё во время существования Российской империи и потом ставший «одним из апостолов XX века, сохранивших Русскую Церковь в рассеянии», святитель Иоанн, видимо, особо близок тем, кто до сих пор (открыто или в душе) считает Донбасс и вообще Украину лишь «Южной Россией» (или «Малороссией»), а сохранение ментальной и юрисдикционной принадлежности к Московскому патриархату полагает в основу своего церковного бытия как верный залог вечного спасения.

В связи с этим, Священному Синоду УПЦ МП во главе с митрополитом Онуфрием (Березовским) вообще стоило бы провозгласить святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского заступником всех гонимых «раскольниками» верных Московского патриархата в Украине, чтобы эти верные сугубо молились святителю о защите своих храмов от захвата «националистами» и «филаретовцами». Действительно, лучшего небесного покровителя для верной Московскому патриархату паствы не сыскать, и вот почему.

Дело в том, что святитель Иоанн (Максимович) в 1934 году получил рукоположение в сан Епископа Шанхайского, викария Китайской епархии, не от архиереев Русской Православной Церкви Московского патриархата (РПЦ МП), а от архиереев «раскольнической карловацкой» РПЦЗ во главе с Митрополитом Антонием (Храповицким), то есть от «ослушников законного священноначалия и учинителей раскола», как их называет в своём постановлении за № 104 от 9 мая 1928 года тогдашний заместитель главы Московской патриархии митрополит Сергий (Страгородский).

И хотя в своих публикациях апологеты Московского патриархата теперь пытаются доказать, что святитель Иоанн (Максимович) «раскольником не был», поскольку РПЦЗ, дескать, «в его время не была в собственном смысле расколом, но пребывала лишь в административном неподчинении священноначалию в Отечестве», однако публикации того времени в официальном «Журнале Московской патриархии» (ЖМП) свидетельствуют совершенно о противоположном.

Так, например, в № 2 ЖМП за 1954 год помещена статья под красноречивым названием «Путь духовной гибели», в которой прямо говорится: «Зарубежное общество раскольников-карловчан… Карловацкая "зарубежная церковь" уже давно превратилась в "самочинное сборище" раздорников, и хотя по внешнему виду стремится сохранить черты истинной Церкви, в действительности не имеет ни духа истины, ни Божественной благодати. Истина Церкви искажена в карловацком расколе преслушанием его вождей Матери-Церкви Русской и себялюбивой обособленностью от неё во имя нецерковной лже-истины. Путём духовной гибели идут вожди современного карловацкого раскола и ведут за собой к огненным вратам геенны слепо повинующуюся им паству. Факт отпадения карловчан от единства с Матерью-Церковью обличает нецерковную природу их действий и их учения. О какой, собственно, принадлежности к Церкви Христовой могут говорить карловацкие раздорники, расторгнувшие единство Церкви, оскорбившие Христа, вставшие на путь вероломства и измены, уготовляющие своим последователям вечную гибель вместо спасения?.. Отпав от единства с Матерью-Церковью, карловчане отвергли Духа Божия, проникающего тело Церкви и являющегося источником единения церковного. Много раз Русская Православная Мать-Церковь обращалась к вождям карловацкого раскола с призывом – оставить пагубный путь раздора и обратиться на путь истины. Но призывы не оказывали на отщепенцев отрезвляющего действия, что побудило церковную власть Русской Православной Церкви применить к ослушникам меры канонического прещения… Перемена местожительства не превращает церковного раздорника в исповедника Церкви, и сколько бы святотатственным обманом карловацкие раскольники ни пытались удерживать православных христиан в ограде зломыслия и своеволия, им никогда не удастся создать Церковь. Путь карловацкого раскола – путь духовной гибели для пребывающих в нём православных христиан».

Очень полезно сравнить вышеприведённую статью из ЖМП с почти современным ей документом, написанным в 1955 году, – «Воззванием» святителя Иоанна (Максимовича), в котором, среди прочего, читаем: «Советское правительство, будучи врагом Церкви и религии, всячески стремится установить влияние на Ближнем Востоке Патриарха Московского, находящегося в руках Советской власти… Московский Патриарх не есть свободный служитель Бога и Его Церкви, а невольник богоборческой власти».

В № 11 ЖМП за 1964 год имеется статейка известного ныне богослова и публициста (тогда – кандидата богословия, а ныне – доктора богословия и почетного профессора Московской Духовной Академии) А.И. Осипова под названием «К назначению нового главы Карловацкого раскола». Автор данного опуса сообщает о переменах «в руководстве Карловацкого раскола», то есть об избрании председателем Архиерейского Синода РПЦЗ Митрополита Филарета (Вознесенского), которого призывает «подвигнуться к покаянию, вернув в лоно родной Церкви отторгнутых чад её». Обратим внимание страстных ревнителей Московского патриархата и одновременно восторженных почитателей святителя Иоанна, что избрание «раскольнического» Митрополита Филарета (Вознесенского) было совершено при активном участии архиепископа Западно-Американского и Сан-Францисского Иоанна (Максимовича), а во время интронизации Митрополита Филарета 18/31 мая 1964 года в Знаменском Синодальном соборе РПЦЗ в Нью-Йорке именно святитель Иоанн, «как старейший иерарх, вручил ему жезл».

Приведём ещё одно неопровержимое свидетельство того, что святитель Иоанн (Максимович) действительно принадлежал к Церкви, которая для РПЦ МП была «в собственном смысле расколом», а не «пребывала лишь в административном неподчинении священноначалию в Отечестве», как это толкуют сейчас лукавые почитатели святителя Иоанна. Поместный Собор РПЦ МП, состоявшийся в Москве в 1971 году, официально постановил: «Ввиду того, что активная деятельность приверженцев так называемой "Русской Православной Церкви за границей" (карловацкий раскол) против Матери – Русской Православной Церкви и против Святой Православной Церкви в целом наносит вред Святому Православию, Высшей Церковной власти Московского Патриархата осуществить в ближайшее время необходимые канонические санкции по отношению к "отступническому сонмищу" – карловацкому расколу и его нераскаявшимся последователям, дабы Церковь получила законное и ясное о нём определение и дабы ни у кого и никогда не возникало о сем никакого вопроса и чтобы верные остерегались сих, производящих разделение и соблазны, и уклонялись от них».

Итак, согласно официальной позиции РПЦ МП, святитель Иоанн (Максимович) получил сан архиерея в «отступническом сонмище» РПЦЗ и церковная деятельность его «наносила вред Святому Православию». Но, может быть, он лишь прикидывался «раскольником», а в действительности «раскольником» не был? Или жаждал вернуться в лоно Московского патриархата, но просто не имел такой возможности? Оказывается, такая возможность у него была, и вот в какой политической и церковной ситуации.

В 1945 году, после победы в войне с Японией, Советский Союз попытался подчинить своему влиянию и своей политике многочисленную русскую эмиграцию на Дальнем Востоке, в том числе и в Китае. Кроме «сталинского военного триумфа», главным козырем в борьбе за умы русских эмигрантов (и, конечно же, за их движимое и недвижимое имущество) был пропагандистский миф о невиданном «расцвете церковной жизни» в СССР. Об этом мнимом «расцвете» якобы свидетельствовали «абсолютно свободные и канонические выборы» в начале 1945 года Патриарха Московского и всея Руси Алексия (Симанского), хотя на самом деле, как теперь хорошо известно, эти «выборы» были лишь великолепным спектаклем, поставленным по сценарию советских спецслужб.

Советская пропаганда убедительно действовала, советские спецслужбы тщательно работали, в результате чего почти все дальневосточные архиереи РПЦЗ в 1945 году «покаялись в грехе раскола» и были приняты в состав РПЦ МП. Викарный Епископ Шанхайский Иоанн (Максимович) тоже был введён на некоторое время в заблуждение, «сначала признал новоизбранного Патриарха на том основании, что выборы были каноническими», призывал своего правящего Архиепископа Китайского и Пекинского Виктора (Святина), начальника Русской духовной миссии РПЦЗ в Китае, «войти в сношение со Святейшим Патриархом Московским и при отсутствии препятствий подчиниться ему» и даже издал указ «о временном поминании Патриарха Алексия во время богослужения», однако «покаяния в грехе раскола и удаления от общения и послушания Матери-Церкви» не принёс и в Московский патриархат не перешёл, о чём в декабре 1945 года был поставлен в известность Патриарх Алексий: «Вопрос о воссоединении викария Иоанна, епископа Шанхайского, за неполучением лично от него никакого ответа на призыв воссоединившихся Харбинских архипастырей, считать на сегодня открытым, к обсуждению не подлежащим».

А причиной отказа святителя Иоанна (Максимовича) присоединиться к Московскому патриархату было следующее.

В октябре 1945 года епископ Иоанн Шанхайский узнал о том, что Архиерейский Синод «раскольнической» РПЦЗ, с которым у него длительное время не было никаких контактов из-за военных действий и последствий Второй мировой войны, оказывается, не прекратил своего самостоятельного существования и не подчинился Московской патриархии.

В ноябре 1945 года святитель Иоанн получил телеграмму «из Соединённых Штатов от архиепископа Тихона Западно-Американского и Сан-Францисского, в которой владыка Тихон сообщал, что Митрополит Анастасий [Грибановский, 1873–1965], архиепископы Виталий, Иоасаф, Иероним и он связались между собой и просят епископа Иоанна быть с ними и Московского Патриарха не признавать. Это было всё, что требовалось знать епископу Иоанну, и когда, в начале декабря 1945 года, пришло письмо от архиепископа Виктора о том, что он признал Патриарха Алексия, — Епископ Иоанн категорически отказался признать нового Патриарха, несмотря на страшное давление, уговоры и угрозы».

Согласно версии архиепископа Виктора (Святина), святитель Иоанн (Максимович), «находившийся под сильным влиянием Митрополита Анастасия, отошёл от избранного им верного пути, впал в раскол». А по воспоминаниям бывшего второго секретаря посольства СССР в Китае С. Тихвинского, активно занимавшегося в то время переманиванием русских эмигрантов в советскую орбиту, святитель Иоанн, оказывается, был чуть ли не завербован американцами: «Представители американских спецслужб в Китае стали проявлять повышенный интерес к местному русскому населению и, в частности, к представителям православного духовенства, которых американцы склоняли к отказу от признания Московской Патриархии. Им удалось привлечь на свою сторону Шанхайского епископа Иоанна». Из этого заявления становится понятно, что советским спецслужбам привлечь на свою сторону святителя Иоанна (Максимовича) так и не удалось, поэтому единственным логическим объяснением его отказа признать власть Московской патриархии они считали хорошую работу американских спецслужб.

Свидетели и участники событий того времени свидетельствуют, что святитель Иоанн Шанхайский вскоре убедился в лживости советской пропаганды. Так, например, посмотрев советский документальный фильм об «избрании» Патриарха Московского и всея Руси Алексия, святитель Иоанн «объявил, что в показанных так называемых выборах Патриарха никакой законности не было, что выборы были проведены по классическому советскому образцу, где выставлен был только один кандидат, за которого представитель каждой без исключения епархии одинаково голосовал, зачитывая стереотипную фразу, и где не было ничего духовного, канонического».

В январе 1946 года архиепископ Виктор (Святин) специально прилетел в Шанхай и заявил, «что он не только признал Патриарха, но и стал советским гражданином, взяв паспорт СССР. Архиепископ Виктор тщетно уговаривал, требовал и приказывал Епископу Иоанну подчиниться и признать Патриарха».

В марте епископ Иоанн Шанхайский получил телеграмму от первоиерарха РПЦЗ Митрополита Анастасия (Грибановского), который признавал его действия «правильными». «В этот период времени владыка Иоанн подвергался особенно сильному давлению и угрозам со стороны как Архиепископа Виктора, так и назначенного быть Экзархом Патриарха Алексия на Дальнем Востоке Митрополита Нестора [Анисимова]».

31 мая архиепископ Виктор вновь прибыл из Пекина в Шанхай, но в этот раз «по приезде он был встречен советскими консульскими чинами, а не духовенством и паствой». Новоиспечённые шанхайские комсомольцы пытались «изгнать владыку Иоанна из собора и соборных покоев». «Необходимо было решить вопрос о совместном служении» в кафедральном шанхайском соборе, поскольку «владыка Иоанн благословил служить запрещённых владыкой Виктором священников. В воскресенье 2 июня раннюю литургию в соборе с запрещёнными священниками служил владыка Иоанн, позднюю – владыка Виктор».

8 июня, накануне праздника Троицы, «всенощную в соборе архиереи совершали совместно. После полиелея протоиерей Илия Вэнь [верный сторонник епископа Иоанна], угрожая кулаком в алтаре владыке Виктору, называл его обманщиком и упрекал в том, что он унижает китайское духовенство. Его поддержал протодиакон Елисей Чжао. Позднюю литургию на Троицу оба владыки также служили вместе».

9 июня епископ Иоанн обнародовал телеграмму Синода РПЦЗ о возведении его в сан архиепископа и предоставлении ему прав архиерея самостоятельной, не зависимой от архиепископа Виктора, Шанхайской епархии.

15 июня архиепископ Виктор, в свою очередь, вручил архиепископу Иоанну указ Московского Патриарха (№ 15 от 13 июня 1946 года) о назначении епископа Ювеналия из Маньчжурии «для замещения кафедры Епископа Шанхайского Иоанна, не признавшего юрисдикции Московской Патриархии».

16 июня владыка Иоанн объявил молящимся, что получил указ об освобождении от управления Шанхайским викариатством, но этому указу не подчинится: «Я подчинюсь этому указу лишь в том случае, если мне докажут Священным Писанием и законом любой страны, что клятвопреступление есть добродетель, а верность клятве есть тяжкий грех».

Последующие события разворачивались следующим образом (цитирую и далее отрывки из статьи священника Дионисия Поздняева «Принятие юрисдикции Московского Патриархата и церковный раскол в Шанхае», из «Свидетельства-декларации членов Российской Эмигрантской Ассоциации города Шанхая», а также из свидетельства Ионы Серафимовича Ма, близкого и верного духовного сына святителя Иоанна Шанхайского, в то время офицера контрразведки Китайского национального гоминьдановского правительства):

«20 июня владыка Иоанн издал указ об освобождении от обязанностей настоятеля Свято-Богородицкого собора Шанхая протопресвитера Михаила Рогожина и о назначении временно исполняющего обязанности настоятеля протоиерея Илии Вэня. Отец Михаил сообщил об этом указе владыке Виктору и заявил, что не подчиняется ему, так как служит в Пекинской епархии, а решение отстранённого от управления викарного епископа силы не имеет. 22 июня протоиерей Илия Вэнь и протодиакон Елисей Чжао не допустили протопресвитера Михаила к служению Всенощного бдения в соборе. 29 июня по распоряжению владыки Иоанна церковным старостой Богомоловым и протоиереем Илиею была изъята касса собора...

Чувствуя всё усиливающийся перевес владыки Иоанна, советская сторона стала прибегать к угрозам, к привлечению комсомольцев и дебоширов, и одно время было серьёзное опасение похищения ими и увоза Архиепископа Иоанна и других антикоммунистических руководителей Белой русской колонии на советский пароход...

Их первый план был – убить Архиепископа Иоанна. Другой план, как избавиться от Архиепископа Иоанна, был – сначала силой схватить его, увезти из собора, доставить на советский пароход и увезти его в Советский Союз...

7 июля, в день 25-летия служения [в священном сане] владыки Виктора, владыка Иоанн согласился на то, чтобы владыка Виктор служил в кафедральном соборе. Узнав, однако, что на богослужение придут 10000 советских граждан, проживавших в Шанхае (они уже приняли советское гражданство), из опасения возможных беспорядков и волнений владыка Иоанн, при поддержке мэра Шанхая, отказался от своего согласия. Владыке Виктору пришлось служить и литургию, и благодарственный молебен в Свято-Николаевском храме, а не в кафедральном соборе, чем он был обижен».

В рапорте Московскому Патриарху Алексию от 21 июля 1946 года архиепископ Виктор писал: «Раскол этот есть ни что иное, как стремление епископа Иоанна выйти из подчинения. Путём обещаний разных преимуществ по службе он через китайское духовенство города Шанхая стал добиваться отобрания от Пекинской епархии и миссии церковного и миссийского имущества. О всех этих самочинных действиях епископа Иоанна мною сообщено Генеральному Консулу СССР в Шанхае и Чрезвычайному Послу в Китае с просьбой защитить мои права как Начальника миссии и имущество миссии и церковное как имущество Русской Православной Церкви в Китае, состоящее в ведении Русского Государства, то есть СССР. 80 % верной мне паствы из граждан СССР в Шанхае и верность Вашему Святейшеству и мне как Начальнику миссии, хотя и немногочисленного, но весьма авторитетного духовенства, являются залогом благополучного изжития церковного раскола»…

В июле владыка Иоанн принял китайское гражданство (паспорт № 91)... Только после того, как Архиепископ получил китайское подданство, советы отказались от своего намерения захватить силой как Архиепископа Иоанна, так и его собор. Наш дорогой Архиепископ Иоанн и собор были спасены...

К августу 1946 года советское духовенство и советские граждане перестали посещать кафедральный собор, и Китайское национальное правительство и городские власти признали Архиепископа Иоанна главой Шанхайской епархии Зарубежной Православной Церкви...

Владыка Иоанн и верное ему духовенство служили в Свято-Богородицком соборе и в четырёх домовых храмах при учреждениях миссии, а именно: в церкви при убежище для престарелых женщин, в церкви в здании коммерческого училища, в храме в здании приюта имени святителя Тихона Задонского и в церкви в женской гимназии. В состав новой Шанхайской епархии добровольно вошли подворье Харбинской женской обители в Шанхае с храмом и часть прихода на Вэйсайде...

Из 11 священников Шанхая верными владыке Виктору оставались протопресвитер Михаил Рогожин, протоиерей Алексий Филимонов (настоятель Свято-Николаевского храма), протоиерей Сергий Бородин и иеромонах Герман. В епархии владыки Иоанна состояли в клире 12 священников и три протодиакона. Православное население Шанхая разделилось на две юрисдикции: Патриаршую — до 10000 человек, и владыки Иоанна — до 5000. Первые все состояли в гражданстве СССР, последние оставались эмигрантами...

25 августа владыка Иоанн объявил, что будет совершать Литургию в Свято-Николаевском храме, в котором до сего времени служил владыка Виктор. При поддержке полиции Шанхая этот храм был передан группе сторонников владыки Иоанна...

Владыка Иоанн издал и обнародовал в иностранных газетах Шанхая указ о том, что он является единственным законным начальником православных церквей в Шанхае и потому аннулирует все распоряжения Архиепископа Виктора, а за вновь издаваемые распоряжения будет преследовать его по закону...

Американское правительство поддерживало Архиепископа Иоанна и представило доклад китайскому правительству, который оказал огромную поддержку в этом деле. Архиепископ Виктор был немедленно арестован китайской полицией, и вооружённая охрана была послана охранять собор в Шанхае и лично Архиепископа Иоанна круглые сутки...

19 октября 1946 года Архиепископ Виктор в своих покоях в Архиерейском доме в Шанхае был арестован китайскими властями и препровождён в тюрьму. На следующий день об этом подробно сообщили все газеты...

Указом Патриарха Московского и всея Руси Алексия за № 1424 от 22 октября 1946 года Архиепископ Пекинский и Китайский Виктор был утверждён в должности Начальника Российской духовной миссии в Китае...

24 октября, при активном вмешательстве советских дипломатов и помощи сына Чан КайшиЦзян Цзинго, владыка Виктор был отпущен на свободу под залог в 5000 американских долларов, без права выезда из Шанхая до военного суда. Журнал Российской духовной миссии в Китае сообщал: "На примере с арестом Архиепископа Виктора всем гражданам Советского Союза пришлось ещё раз убедиться в жизненности Великой Сталинской Конституции — Основном Законе, Законе, которым живёт наша Родина. Несмотря на то, что Церковь и отделена от государства, но все граждане Советского Союза, независимо от их положения и деятельности, всегда и везде имеют поддержку и защиту своего Правительства"...

15 января 1947 года Архиепископ Виктор писал Патриарху Алексию: «Против нас, как Российской духовной миссии в Китае и как советских граждан, восстал узкий, фанатический шовинизм местных шанхайских китайских православных священнослужителей. Этот шовинизм культивируется и крепко поддерживается правительством Китая".

Указ за № 2544, поручающий исполнять обязанности Начальника миссии Архиепископу Шанхайскому Иоанну, был издан Архиерейским Синодом Русской Православной Церкви Заграницей 26 ноября 1947 года. Китайское правительство в Нанкине признало законным Начальником миссии владыку Иоанна.

Для предотвращения возможного перехода паствы Пекина в юрисдикцию Архиепископа Иоанна Архиепископ Виктор в июне 1947 года прибыл в свою резиденцию в Пекине – Бэйгуань».

В рапорте Патриарху Алексию протоиерей Валентин Синайский из Пекина сообщал: «Отдельная группа китайцев в Шанхае самая малочисленная, но и самая опасная и сильная, ибо она ставит своею целью захватить имущество миссии и имеет возможность широко пользоваться своим национальным судом и носителями власти. Епископ Иоанн им нужен только временно, так как они понимают, что Церковь без епископа немыслима. Китайцы идут стадно за своими священниками. Если миссия будет захвачена китайцами, то миссионерское дело в Китае быстро придёт к концу".

Владыка Иоанн открыто говорил, что он, как признанный китайским правительством законный Начальник миссии, мало думает о захвате церковного имущества: миссийское и епархиальное имущество должны были бы перейти к нему по праву, так как правовое положение его точно определено и санкционировано. Шанхайским церковным имуществом владыка Иоанн уже владел. Целью владыки Иоанна было сохранение церковного имущества для того, чтобы впоследствии вывезти его за пределы Китая. В связи со сложной политической ситуацией в Китае и приближающейся победой коммунистической революции эмигранты бежали из городов Северного Китая. Они мало что могли с собою взять или сохранить. Можно было предвидеть, что с приходом атеистической власти многие церковные святыни будут отобраны или просто уничтожены. Так впоследствии и случилось.

Стремясь сохранить церковное имущество, в августе 1948 года владыка Иоанн прибыл в курортный город Циндао и, как признанный Министерством внутренних дел гоминьдановского правительства Начальник миссии, поселился в священническом доме Свято-Софийского прихода в Циндао. Около половины прихожан этого храма отказалось от советского гражданства и собиралось в ближайшее время покинуть Китай, другая же половина решила принять советское гражданство. Спор о каноническом подчинении Свято-Софийского прихода решён был с помощью полиции – ключи от храма оказались в полицейском участке и выдавались для службы владыке Иоанну или назначенному им новому настоятелю храма отцу Кириллу Зайцеву. Особым указом Архиепископ Иоанн объявил о роспуске Свято-Софийского церковного братства в Циндао и восстановил старую церковную организацию — Русское Христианское эмигрантское общество в Циндао. Её члены не признавали Начальником миссии Архиепископа Виктора и подчинялись владыке Иоанну. Имущество было перерегистрировано, это спасло впоследствии имущество храма от уничтожения. Богослужения в Свято-Софийском храме Циндао совершались поочерёдно священниками, подчинёнными владыке Иоанну и владыке Виктору. Так продолжалось до отъезда эмигрантов из Циндао на Филиппины в 1949 году. При этом большая часть имущества и архивов храма была вывезена эмигрантами в Америку и Австралию; то же случилось и с большой частью шанхайского церковного имущества, вывезенного владыкой Иоанном из Китая».

Из многочисленных жизнеописаний святителя Иоанна Шанхайского мы знаем, что, после трёхмесячного пребывания среди своей эмигрировавшей паствы на филиппинском острове Тубабао, он 12 июля 1949 года направился в столицу США Вашингтон, где хлопотал перед американским Конгрессом о предоставлении беженцам из Китая права на постоянное жительство в США и в других свободных от коммунистического влияния странах. В 1950 году святитель Иоанн (Максимович) решением Архиерейского Собора «раскольнической» РПЦЗ был назначен архиепископом Брюссельским и Западно-Европейским, представителем Архиерейского Синода РПЦЗ в Европе, с сохранением за ним управления Русской духовной миссией в Китае и на Филиппинах. В 1963 году он стал «раскольническим» архиепископом Западно-Американским и Сан-Францисским и пребывал на этой кафедре вплоть до своей праведной кончины 2 июля 1966 года.

Обратим внимание московско-патриархийных почитателей святителя Иоанна (Максимовича), что он, оставшись до самой смерти «нераскаявшимся последователем карловацкого раскола» (по определению Поместного Собора РПЦ МП от 1971 года), был отпет и погребён такими же «раскольниками» во главе с третьим первоиерархом РПЦЗ Митрополитом Филаретом (Вознесенским), который твёрдо исповедовал, что официальная советская лжецерковь Московского патриархата «лишила себя благодати» и «Христа Спасителя в ней нет и быть не может».

Московско-патриархийным почитателям святителя Иоанна (Максимовича) также следует знать, что он был торжественно канонизирован 2 июля 1994 года в Сан-Франциско собором «раскольнических» архиереев во главе с четвёртым первоиерархом РПЦЗ Митрополитом Виталием (Устиновым), который неоднократно заявлял, что РПЦ МП – это «Церковь лукавствующих, Церковь Антихриста, это ЛЖЕ-ПАТРИАРХИЯ, во главе со ЛЖЕ-ПАТРИАРХОМ… Московская Патриархия лишилась апостольской преемственности, то есть лишилась благодати Христовой»; «никогда не приобщайтесь к Московской Патриархии, которая была создана КГБ, никогда не переходите в Московскую Патриархию, которую никак нельзя назвать Церковью».

Вероятно, благонамеренные московско-патриархийные почитатели святителя Иоанна (Максимовича), будучи травмированы такими строгими суждениями кондовых первоиерархов РПЦЗ о Московской патриархии, возмутятся и возопиют: «Как так? На каком основании нашу родную Московскую патриархию они называли безблагодатной лжецерковью?!»

Вообще-то серьёзных исторических и канонических оснований для таких суждений более чем предостаточно, поэтому те, у кого ещё имеется частица неповреждённой совести и минимальное к тому желание, могут при помощи интернета сами отыскать и прочитать необходимую информацию (осмелюсь порекомендовать для начала свои две скромные заметки – здесь и здесь). А сейчас процитирую один «внутрипатриархийный» документ (имеющий прямое отношение к святителю Иоанну Шанхайскому), ярко свидетельствующий о циничной и антицерковной природе Московской патриархии.

12 августа 1946 года в специальном докладе на имя Патриарха Алексия протоиерей Григорий Разумовский (сотрудник Отдела внешних церковных сношений Московской патриархии) пишет об условиях участия РПЦ МП в экуменическом движении: «Мы согласны вступить в экуменическое движение, если лидеры экуменического движения откажутся на деле от покровительства нашим раскольникам (Феофил, Дионисий, Герман Аав, Анастасий, Иоанн Шанхайский) и фактически проявят действия известного этим лидерам давления на раскольников, в целях воссоединения их в юрисдикции Святейшего Патриарха Московского… Или они, экуменисты, пожелают иметь дело с единой целостной (в своих прежних границах) Русской Православной Церковью, или в экуменическом движении не будет участвовать ни одна из Поместных Православных Церквей (восточных, балканских и др.). Таков наш ультиматум. Чтобы он мог быть удовлетворён – следует сколотить блок всех православных и неправославных, но находящихся или на территории СССР, или в сфере влияния СССР (армяне, старокатолики) церквей».

Как сказано в Писании, «кто имеет уши слышать, да слышит» (Мф. 11:15).

Итак, подведём итоги и сделаем выводы из всех вышеприведённых фактов.

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский, столь благоговейно и восторженно почитаемый ныне верными Московского патриархата как «величайший из святых и один из апостолов XX века», в действительности до самой своей смерти оставался «нераскаявшимся последователем карловацкого раскола».

Как «нераскаявшийся раскольник», святитель Иоанн Шанхайский отказался подчиниться Московскому Патриарху, за что был «запрещён в служении» и «смещён» со своей кафедры священноначалием Московской патриархии, однако эти канонические санкции категорически отверг.

Пользуясь покровительством «американских спецслужб», «американского правительства» и «лидеров экуменического движения», святитель Иоанн Шанхайский горячо поддерживал «узкий, фанатический шовинизм местных шанхайских китайских православных священнослужителей», при помощи националистических китайских властей, судов и полиции «изгонял» из храмов и церковных организаций священнослужителей и верующих Московского патриархата, «захватывал» движимое и недвижимое «имущество Русской Православной Церкви в Китае».

Поэтому святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский, – такой «выдающийся иерарх и духовный лидер», «дивный чудотворец и истинный русский патриот», – непременно должен быть провозглашён Священным Синодом УПЦ МП особым небесным покровителем верных Московского патриархата в Украине: по-моему, только он сможет защитить их от захватов храмов и прочих вопиющих бесчинств со стороны «раскольников» и «националистов» :).

Святителю отче Иоанне, моли Бога о вразумлении пастырей и верующих Московского Патриархата!

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования