Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
06 июня 20:49Распечатать

Диакон Евгений Моргун. ВСЕПРАВОСЛАВНЫЙ СОБОР И ДЕЯТЕЛЬНАЯ СОБОРНОСТЬ. В чем состоит истинная миссия Православной Церкви в современном мире?


Как уже неоднократно замечалось, в проектах документов, подготовленных ко Всеправославному собору, имеется много частностей, которые объединяет одно общее свойство – это двусмысленность и даже многосмысленность текста, которая возникает благодаря применению терминологии, чуждой церковному преданию. Экуменизм как таковой – достаточно аморфное учение, могущее вобрать в себя практически любое заблуждение, любую ересь – потому, что в его внутреннем лексиконе слово «ересь» не используется совсем, разве что как археологический анахронизм из далекого прошлого, чуждый прогрессивно мыслящим «христианам разных конфессий» XXI столетия. Из-за такой новой терминологии практически все предсоборные документы заражены ядом, так что если рассматривать подробно всё написанное, то требовалось бы заполнить не одну сотню страниц, которые вряд ли кто-нибудь осилил бы в наш скоростной век. Да и эти страницы напоминали бы скорее вольный пересказ катехизиса, поучений для новоначальных, так как затронутые темы являются наиболее фундаментальными в учении Господа нашего Иисуса Христа.

И что ещё требуется подчеркнуть – все эти терминологические неувязки и двусмысленности поданы как само собой разумеющееся, как некая норма – начиная с названия документов, с первого до последнего выражения в их содержании. Тут не «ложка дёгтя в бочке мёда», а в каком-то смысле наоборот. Слова-оборотни – вот главный инструмент, использованный в предсоборных документах. Под буквенным начертанием привычного слова «Церковь», напрямую по тексту связанного со словом «христианство» – «христианская Церковь», на деле скрывается нечто иное: во множественном числе имеются в виду разнообразные псевдохристианские конфессии, которые на языке святых отцов именуются монтанистами, арианами, македонянами, несторианами, иконоборцами, папистами, протестантами – по имени их основателя либо по характеру учения, но отнюдь не именуются по Господу нашему Иисусу Христу – христианами. Этим различием именования подчеркивается коренное отличие собрания еретиков от христианской Церкви. Поэтому, говоря о том, какой догмат Церкви нарушается прежде всего, мы говорим о нарушении догмата о святости Церкви: в первую очередь при составлении церковных документов нужно соблюдать то, что мы лишь выражаем богодухновенное учение, «изволися Духу Святому и нам», а не придумываем нечто новое в угоду лукавому духу времени.

Слова-оборотни в качестве терминов и являются главным препятствием к тому, чтобы признать предсоборные документы, в их полном составе, в качестве церковных документов. Сам факт наличия такой тактики, которую мы назвали «тактикой агрессивных умолчаний» говорит только об одном – о намеренности, о части общей стратегии. Это не случайная ошибка, а целенаправленный и достаточно хорошо отлаженный процесс разрушения церковного самосознания в самих его основах.

Такая ситуация стала возможна только благодаря вопиющему кадровому кризису среди епископата – ведь главной обязанностью епископов является совсем не разрушение церковных стен. Главной, и уже, к сожалению, застарелой проблемой «мирового православия» видится принципиальное неисполнение епископами своих обязанностей – одними по причине общей теплохладности и расслабленности, а другими вполне намеренно, по указке врагов Церкви.

Вторая проблема целиком зависит от первой – это отстранение клириков и мирян от деятельного выражения соборного голоса Церкви, несмотря на то, что сама необходимость участия клира и мирян в соборах целиком лежит в русле церковного Предания.

Именно поэтому широкое движение верующих, которое направлено на защиту чистоты церковного вероучения, совершенно необходимое действие именно сейчас.

Именно в ракурсе сохранения веры должно восприниматься и непоминание правящего архиерея в тех случаях, когда архиерей по тем или иным причинам подписывает еретические по сути документы и, не желая признавать своих заблуждений, нарушает чистоту христианского вероучения. Согласно известному 15-му Правилу Двукратного Константинопольского Собора, а именно, его второй части, непоминание «прежде соборного рассмотрения» не является расколом, а, наоборот, средством избавления Церкви от раскола, как следует из самой формулировки правила.

Сам факт непоминания в оговоренных правилом случаях, во-первых, является свидетельством стояния в Истине, а не выходом куда-то «вне Церкви», а во-вторых, должно неминуемо привести к соборному рассмотрению инцидента, и тогда, по милости Божией, уповаем, что истина восторжествует – как всегда и происходило в Церкви. Напротив того, затягивание соборного рассмотрения вопроса со стороны епископата, потеря даже самого понятия о деятельном участии клириков и мирян в соборной жизни Церкви, а также объявление всякого случая непоминания расколом и отпадением от единства Церкви, запутывает и без того непростую ситуацию, делая ее более взрывоопасной.

В настоящее время в Молдавской Церкви Московского патриархата возникло новое движение священнослужителей, не поминающих своего правящего архиерея в связи с последними событиями в Церкви, то есть в связи с официальным принятием всего комплекса проектов предсоборных документов ко Всеправославному собору на Архиерейском Соборе РПЦ МП 2-3 февраля 2016 г. без их подробного рассмотрения и с полным игнорированием протестов клириков и мирян. Ситуацию усугубила через несколько дней «Гаванская декларация». Таким образом, от активных клириков и мирян требуется выработка своей позиции уже ввиду начавшегося движения, будь то поддержка разного рода, официальные высказывания и письма, анализ поданных обращений и конкретных канонических поступков и т.п. Только в таком случае движение не сделается «маргинальным».

Но вернемся к обзору предсоборных проектов. Как показывает даже беглый просмотр, документ «Миссия Православной Церкви в современном мире» не является чем-то особенным в комплексе остальных предсоборных документов. Всё та же двусмысленность на основе терминологии, чуждой святоотеческому, отлаженному веками языку понятий – а, в итоге, как и в остальных документах – путаница и бессмыслица.

Если бы требовалось более подробно раскрыть коренную, основополагающую ложь этого документа, то нужно было бы в самую первую очередь обратить внимание на следующее учение: Церковь – это некий образ, знамение Царствия Божия в истории. Но Сам Господь Иисус Христос, «вопрошен же быв от фарисей, когда приидет царствие Божие, отвещав им рече: не приидет царствие Божие с соблюдением, ниже рекут: се зде, или: онде. Се бо, царствие Божие внутрь вас есть» (Лук. 17, 20-21). Не образ Царствия Божия, не знамение, а само это Царствие Божие внутри христиан есть, и оно должно произрастать, как вырастает огромное дерево из малого семени, будучи посаженным на добрую почву (Лк. 8, 5-8). По определению митрополита Серафима (Соболева), Царствие Божие – это «внутренняя возрождающая благодать Св. Духа, которая получается нами в таинствах крещения и миропомазания». Такое толкование понятия о Царствии Божием целиком основано на Священном Предании Церкви. Особенно такими мыслями проникнуты сочинения Антония Великого, Макария Великого, Ефрема Сирина, Симеона Нового Богослова…. Именно поэтому Церковь, будучи Телом Христовым (Еф. 1, 23), членами которого являются христиане, деятельно составляет это Царствие Божие – Царство Святаго Духа – уже теперь, в настоящем времени, а не просто является неким «знамением и образом» будущего. Именно в этом – в явлении Царствия Божия уже сейчас, посредством действия благодати Святаго Духа в членах Церкви, и заключается «миссия Церкви» не только в настоящем, но и во все времена до скончания века, а в будущем веке это деятельное явление Царствия Божия лишь преобразится в «новое небо и новую землю» (Апок. 21, 1). В данном ракурсе деятельное выражение соборности Церкви – это действие благодати Святаго Духа, направленное на соработничество Бога и человека, так что «подобно есть царствие небесное квасу, егоже вземши жена скры в сатех триех муки, дондеже вскисоша вся» (Мф. 13, 33).

Дальнейшие обтекаемые формулировки в тексте предсоборного документа как бы говорят именно об этом, но понятие Царствия Божия искажается: «Этим предвкушением «новой твари», преображенного мира Церковь живет также в лице своих святых, которые путем подвижничества во Христе уже в этой жизни явили образ Царствия Божия». К чему такая оговорка – «образ Царствия Божия»? Очевидно, что здесь есть некая непрямая отсылка к протестантской «формуле согласия»: «Тело Христово присутствует и преподается под хлебом, с хлебом, в хлебе (sub pane, cum pane, in pane)», то есть, идет указание на некую образность Евхаристии, а не на действительность преложения Духом Святым хлеба и вина в Плоть и Кровь Христову.

Добавление лишь одного слова «образ» к выражению «Царствие Божие» целиком меняет характер учения, лишая его главной сути христианства – действительности, а не некоей «образности» пребывания со Христом уже сейчас: «Се Аз с вами во вся дни до скончания века» (Мф. 28, 20), «вы есте церкви Бога Жива, якоже рече Бог: яко вселюся в них, и похожду, и буду им Бог, и тии будут Мне людие» (2 Кор. 6, 16). И все эти подмены, конечно, совершаются на полутонах, так что действительный смысл выражений получается весьма призрачным, что не удивительно при использовании «слов-оборотней».

Вспоминается ещё случай из Житий святых, когда преподобный Ефрем Сирин, применив хитрость, взял книги еретика Аполлинария, известного своим псевдофилософским суесловием, и, под предлогом ознакомления, склеил в них все страницы, так что при защите своего учения Аполлинарий не смог книгу открыть и с позором вышел посрамленным. По примеру преподобного отца нашего Ефрема, в отношении всех предсоборных документов нужно, согласно прогрессивному XXI веку, просто нажать клавишу <DEL>.

Другими словами, самое правильное – это отказ от участия в так называемом «Святом и Великом Соборе», будь то со стороны архиереев-членов делегаций (состав которых также нарушает принцип соборности, так как в них присутствуют не все архиереи) или же со стороны тех, от кого зависит проведение этого Собора и кто желает следовать истине Христовой. Как бы ни было, на этом «Всеправославном соборе» всё будет решаться в духе компромисса, и иного варианта не ожидается, потому что изначально отвергнут основной признак правильности Собора (и, согласно регламенту проведения, отвергнут бесповоротно) – каждый последующий Собор должен признать и все предыдущие, тем самым подтвердив свою приверженность традиции Священного Писания и Предания. А тут, согласно регламенту, собор не признает Вселенского значения двух Святых Соборов – Собора 879-880 г. при св. Фотии Константинопольском, осудившего папистскую ересь filioque, и Собора 1351 г. при св. Григории Паламе, осудившего папистское лжеучение о тварности благодати.

Эти Святые Соборы, которым по праву принадлежит статус Вселенских, отвергнуты готовящимся «Всеправославным собором» совсем не случайно. Два указанных Собора не только осуждают и предают анафеме ереси, присущие католицизму, но и утверждают присутствие Бога в Своих энергиях (действиях) не образно и символьно, но действительно: Бог неизреченно присутствует в мире, как в древнем, так и в современном, Своими энергиями (действиями), которые по сути являются нетварными и называются благодатью, и по благодати человек может реально быть причастным божественной жизни, стать «причастником божественного естества» (2 Пет, 1, 4).

Итак, документ «Миссия Православной Церкви в современном мире» содержит не просто мелкие недочеты, но и принципиальные неточности, по сути - ереси, осужденные Святыми Соборами и отцами. Этот документ содержит косвенное признание тварности благодати Божией, из-за чего Церковь названа лишь «образом и знамением Царствия Божия», и святые являют лишь «образ Царствия Божия».

Игнорирование нынешнего Всеправославного собора – это только начало, ведь главное – это не «уклониться от зла», а «сотворить благо» (Пс. 33, 15), которым явилось бы подлинное возрождение деятельной соборности Церкви, что никак невозможно, в первую очередь, без искренности веры: разве не с нами Христос, если мы христиане? Также требуется благожелательное отношение к нашим на самом деле братьям по вере, готовность услышать и быть услышанными: «Взыщи мира и пожени и» (Пс. 33, 15).

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования