Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
02 марта 17:34Распечатать

Ректор Одесской духовной семинарии УПЦ МП архимандрит Евлогий (Гутченко). РАСКОЛ – КРОВОТОЧАЩАЯ РАНА РУССКОГО ПРАВОСЛАВИЯ. К проблеме наших взаимоотношений со старообрядцами. Часть I


РАСКОЛ – КРОВОТОЧАЩАЯ РАНА РУССКОГО ПРАВОСЛАВИЯ
(К проблеме наших взаимоотношений со старообрядцами.)

Доклад к канонической комиссии при Священном Синоде
Украинской Православной Церкви Московского Патриархата

Часть I

Архимандрит Евлогий (Гутченко),
ректор Одесской Духовной Семинарии

Кровоточащей раной Русского Православия является раскол XVII века, который вот уже более трех столетий разделяет православных русских людей. Этому вопросу в настоящее время уделяется недостаточно внимания. При этом в последние десятилетия много внимания и сил уделялось диалогу с католиками и протестантами, которые в конце XX века открыто выступили на борьбу с Православием. Экуменические контакты, которые порой принимали недозволенные канонами формы, вызывали недоумение и протест не только у многих священнослужителей и мирян нашей Церкви, но и еще более отталкивали наших братьев по вере – старообрядцев от единения с Русской Православной Церковью.

Наступило время, когда православные двух обрядов должны предпринять усилия для поиска путей восстановления единства. А для этого нам, прежде всего, следует понять те причины, по которым многие русские люди в XVII веке не могли принять реформы Патриарха Никона.

За сто лет до Никоновской реформы в Москве состоялся Стоглавый Собор, который уже тогда обратил внимание на состояние богослужебных книг. Неисправности постепенно устранялись после устройства в Москве типографии. Исправление книг в это время велось с большой осторожностью. Так, например, в годы святительства Патриарха Филарета лишнее слово в чине освящения воды "и огнем" было исключено из потребника только после соборного обсуждения и сверки с древнерусскими и древнегреческими рукописями.

Непосредственным поводом к расколу послужило исправление Патриархом Никоном книг и церковных обрядов, предпринятое им в целях достижения единообразия с греческой богослужебной традицией.

Однако, изменяя русские богослужебные книги, чины и обряды, Патриарх Никон исходил из ошибочного взгляда, что "существующие у нас с греками разности растлевают нашу веру". [1] Поэтому устранение этих "погрешностей" Патриарх Никон считал делом весьма важным и крайне необходимым. Отсюда крутая и поспешная ломка русской церковной обрядности.

В 1653 г. перед началом великого поста Патриарх Никон издает распоряжение, предписывающее при чтении молитвы преподобного Ефрема Сирина класть 4 великих и 12 поясных поклонов, а также совершать крестное знамение тремя первыми перстами правой руки. Этим единоличным распоряжением отменялся прежний обычай класть при чтении молитвы "Господи и Владыко живота моего..." 16 великих поклонов и совершать крестное знамение двумя перстами.

За двуперстием стоял авторитет Киевских Первосвятителей-Митрополитов, первых пяти Всероссийских Патриархов, преподобных Антония и Феодосия Печерских, Сергия Радонежского и сонма древнерусских святых и, наконец, Стоглавого Собора (1551 г.), который постановил: "Иже кто незнаменается двема персты, якоже и Христос да есть проклят". Естественно, что против такого самочинного распоряжения Первоиерарха открыто восстали многие влиятельные лица из духовенства:

епископ Коломенский Павел, протопопы Иоанн Неронов, Аввакум, Даниил, Логгин и другие. Подобная реакция ревнителей древнерусского благочестия была вполне закономерной, так как Патриарх Никон не имел права без соборного суждения, единолично отменять постановления Стоглавого Собора.

Недовольство реформами было вызвано также и поспешным исправлением богослужебных книг. Константинопольский Патриарх Паисий считал древнерусские чины и книги вполне православными. Отвечая Патриарху Никону на его вопросы, Паисий писал, что русские обряды и богослужебные книги, хотя и не во всем согласуются с греческими, однако из-за этого "не подобает убо ныне ниже непщевати, яко развращается вера наша Православная, аще един творит последование свое мало различное от другаго в вещех, яже не суть существительныя, сиречь составы веры, токмо да согласит в нужных и свойственных с Соборною Церковью". [2] ("Не следует также беспокоиться, что искажается вера наша православная, если один совершает богослужения, немного отличающиеся от других в том, что не существенно, то есть не является предметом веры, главное – чтобы они были согласны с Соборной Церковью в необходимом и обязательном".)

Однако Патриарх Никон не прислушался к мнению Константинопольского Первоиерарха. "У Никона была почти болезненная склонность все переделывать и переоблачать по-гречески, как у Петра впоследствии страсть всех и все переодевать по-немецки или по-голландски, – пишет протоиерей Георгий Флоровский. – Их роднит также эта странная легкость разрыва с прошлым, эта неожиданная безбытность, умышленность и надуманность в действии. И Никон слушал греческих владык и монахов с такой же доверчивой торопливостью, с какой Петр слушал своих "европейских" советников. При всем том Никоново "грекофильство" совсем не означало расширения вселенского горизонта... И подражание современным грекам нисколько не было возвращением к отеческим основам, не было даже и возрождением византинизма". [3]

Богослужебные книги исправлялись по новым греческим книгам, изданным в иезуитских типографиях Венеции и Парижа, что у многих священнослужителей и мирян вызвало подозрение в неправославии этих книг.

К делу книжного исправления Патриархом был приглашен Арсений грек, который и стал главным справщиком. Арсений "выучился в Римской коллегии, одно время был униатом, а то становился или прикидывался даже "басурманином", ради турок" [4] и принял обрезание. Другим справщиком был грек Дионисий, архимандрит с Афонской горы, который утверждал, что русские книги стали "порченными" и "развращенными" с того момента, когда русские стали самостоятельно, без Константинопольского Патриарха, ставить себе митрополита.

Дионисий утверждал также, что все русские богослужебные отличия имеют еретический смысл. Чудовский инок Евфимий, человек образованный, знавший греческий, латинский, польский и еврейский языки и участвовавший в исправлении книг "работал часто по западным... книгам, и, например, "Воумление" служащему иерею при служебнике он составил по требнику Могилы и по соответствующей статье Виленского служебника, тоже латинизирующей" [5].

Учитель Евфимия Епифаний Славинецкий, также трудившийся на поприще книжной справы, "работал всего чаще по западным изданиям, не по рукописям. Кажется в молодости и он прельщался было "латинским мудрованием", но поборол зтот соблазн" [6].

Симеон Полоцкий, привлеченный к Никоновской реформе, был, по мнению о. Георгия Флоровского, "односторонним латинистом... Он всегда работал по латинским и... польским книгам" [7].

По приглашению Патриарха Никона в Россию для исправления обрядов и книг прибыл Паисий Лигарид, который получил образование и степень доктора богословия в Риме и, по мнению современников, был "готовый пролить кровь и отдать душу свою за католическую веру" [8]. "Еще во время своего пребывания в Риме Паисий издал две книги в интересах латинства" [9]. Здесь же, в Риме, он был рукоположен униатским митрополитом Рафаилом Корсаком. В 1641 г. Паисий направляется на Восток, но вскоре покидает Константинополь, так как на патриарший престол взошел Парфений II, боровшийся с католическим влиянием. В 1652 г. в Иерусалиме был рукоположен в митрополита Газского, но в свою епархию не прибыл.

Запрещенный в священнослужении, Паисий прибывает в Москву для участия в церковной реформе. Во время суда над Патриархом Никоном Константинопольский Патриарх Дионисий отозвался о Паисий так: "Лигаридии лоза не Константинопольского престола, и я его православным не нарицаю, что слышу от многих, что он папежник и лукав человек". Однако, зто не помешало Паисию участвовать в исправлении книг и на Соборе 1667 года сыграть решающую роль.

Совершенно понятным теперь становится протест ревнителей древнего благочестия против исправления обрядов и книг такими личностями как Арсений грек и Паисий Лигарид. Исправление книг воспринималось как их искажение и измена Православию. И действительно, поспешная правка зтими людьми книг приводила в некоторых случаях к новым недоумениям.

Например, в чинопоследовании таинства Крещения по старым книгам священник читал: "Запрещает ти, диаволе, Господь наш Исус Христос, Пришедыи в мир и вселивыйся в человецех". Здесь ясно выражено, что диавола запрещает Господь, Который пришел в мир. В новоисправленном требнике зто место читается так: "Запрещает тебе Господь, диаволе, пришедый в мир и вселивыйся в человецех". Такое "исправление" текста смущало и пастырей, и пасомых.

В том же чине крещения по старым книгам священник читал: "Молимся Тебе, Господи, ниже да снидет с крещающимся дух лукавый". В новых книгах исправили: "Ниже да снидет с крещающимся, молимся тебе, дух лукавый". Получается, что священник молится духу лукавому, – так это "исправление" понимал простой народ.

В чинопоследовании великого освящения воды справщики вставили в ектению новое прошение: "О еже быти воде сей, скачущей в жизнь вечную". "Вместо того, – говорят старообрядцы, – чтобы просить Господа, чтобы вода своим благодатним освящением нас приводила в жизнь вечную, по новым книгам просят Бога, чтобы сама вода скакала в жизнь вечную. Зачем она там? Да и само слово "скачущей" не совсем прилично в богослужебной книге, а применение его к воде – курьезно".

В кондаке Успению Пресвятой Богородицы по-старому читалось: "гроб и смерть не удержаста" Богородицу, В новых книгах: "гроб и умерщвление". Чем слово "умерщвление" лучше слова "смерть"? "Это уже другой смысл: умерщвление – не просто смерть, а насильственная смерть: удавление, убийство, расстрел. Кто-то по новому тексту "умертвил" Матерь Божию" [10], – так понимают это "исправление" старообрядцы.

Из чинопоследования таинства Миропомазания была изъята мирная ектения. Также по старому потребнику священник при помазании новокрещаемого святым миром после произнесения слов: "Печать Дара Духа Святаго, аминь" возглашал еще, например, при помазании чела; "Да откровенным лицем славу Господню зрит", при помазании очей: "Да узрит очима свет Святыя Троицы – первыя доброты образ" и т.д. Об этих возглашениях упоминает и святитель Кирилл Иерусалимский в своих тайноводственных словах. Все эти возглашения были упразднены справщиками.

Изменялись не только книги и обряды. Западное влияние глубоко теперь проникает в церковную жизнь, что в особенности стало заметно в богослужебном пении. У Патриарха Никона в Новоиерусалимском монастыре появились "польские" певчие, которые поют "согласием органным". Патриарх Никон выписывает для своего хора композиции Мартина Мильчевского, знаменитого тогда в Кракове директора капеллы романтистов. При царе Феодоре Алексеевиче для организации церковного пения был приглашен из Польши Н. П. Дилецкий, который открыто вводит в оборот теорию и опыт "творцов пения римския церкви". Древнерусское православное знаменное пение заменялось партесным.

"Здесь перед нами не случайные и бессвязные факты, но именно связь фактов. И не то важно, что в XVII веке в Московский оборот входят разные западные мелочи и подробности. Но изменяется самый стиль или "обряд жизни". [11] Изменяется резко и насильно. Это было для многих русских людей, воспитанных в древнем благочестии, неприемлемо и вызвало вполне справедливый и понятный протест.

Московские Соборы 1656 и 1667 года, исходившие из неправильных воззрений на старые церковные обряды, как еретические, предали старообрядцев проклятию и анафеме. И возложенная Соборами анафема стала роковой – окончательное разделение Русской Православной Церкви совершилось. Приверженцы старых обрядов стали жестоко преследоваться, что воспринималось как исповедничество и мученичество за истинную веру. Интересно, что сам Патриарх Никон, лишенный сана этим же Собором, стал снова молиться по неисправленным старопечатным книгам и "согласно преданию, в своей книгопечатне Иверского монастыря на Валдае велел печатать книги по старым образцам" [12].

После Собора 1667 г. еще в течение пятнадцати лет идут прения между сторонниками старых традиций и принявшими новые. Защитники старины надеялись, что еще можно уладить возникший спор и уврачевать раскол. Но на все челобитные старообрядцев московское правительство отвечало ссылками и казнями.

Вследствие жесточайших гонений, старообрядцы лишены были возможности нормально созидать свою духовную жизнь. Сторонник старых обрядов епископ Коломенский Павел был предан смерти, и старообрядцы остались без епископского управления с одними лишь священниками и диаконами. Перед старообрядчеством встал важный вопрос: где взять новых священников?

Этот вопрос был решен принятием к себе духовных лиц, рукоположенных в новообрядческой Церкви. Государственные власти объявили этих священников "беглыми". Оскудевающее со временем святое миро старообрядцы стали разбавлять освященным елеем, что, по их мнению, разрешалось в крайнем случае церковными правилами [13]. Возникавшие вопросы решались старообрядческими Соборами, на которые съезжались игумены монастырей, священноиноки, приходские иереи, иноки и инокини и уполномоченные от приходов миряне.

Впоследствии старообрядчество разделилось. Одни стали учить, что наступило царство антихриста и священство окончательно прекратилось и безвозвратно погибло, не стало истинных священников, все они превратились в слуг антихристовых, поэтому можно существовать без иерархии. Так возникло беспоповство, разделившееся на множество мелких толков и согласий. Это откровенно еретическое учение не было принято большинством старообрядцев, приемлющим священство. Их стали называть поповцами. Поповцы разделяются на беглопоповцев и приемлющих белокриницкую иерархию.

Беглопоповцы отказались принять греческого митрополита Амвросия, который в 1846 г. присоединился к старообрядцам в Белокриницком старообрядческом монастыре и возглавил Старообрядческую Церковь. Беглопоповцы продолжали принимать священнодействия от "беглых" попов. В послереволюционные годы к ним присоединился обновленческий епископ Никола (Позднев), от которого и пошла их иерархия.

В настоящее время у беглопоповцев небольшое количество приходов под возглавлением Древлеправославного Архиепископа Новозыбковского, Московского и всея Руси Александра (Калинина). Церковное управление находится в г. Новозыбкове Брянской области. Несмотря на малочисленность своей паствы, в 2002 г. беглопоповцы "возвели" архиепископа Александра в сан "патриарха". Это "патриаршество" не было признано ни Московским Патриархатом, ни Русской Православной Старообрядческой Церковью (Белокриницкой иерархии) [14], ни частью самих беглопоповцев, которые образовали новый раскол.

Наиболее многочисленным течением старообрядчества (в т.ч. и в Украине) является Русская Православная Старообрядческая Церковь (Белокриницкой иерархии), с которой и желательно, в первую очередь, начать диалог.

Отсутствие епископов побудило старообрядцев к поиску архиерея, который согласился бы восстановить трехчинную иерархию в старообрядчестве. В 1712 г. старообрядцы обращаются к Иерусалимскому Патриарху Хрисанфу с просьбой рукоположить им епископа. С той же просьбой обратились к Патриарху Хрисанфу и донские казаки-старообрядцы, к тому времени переселившиеся из-за гонений в Турцию. Патриарх был не против, но вмешательство русского посла в Константинополе, пригрозившего недовольством императора Петра помешало старообрядцам осуществить свой план.

В тридцатых годах того же XVIII века ветковские старообрядцы вели переговоры с Ясским митрополитом Антонием о рукоположении им архиерея. В 1766 г. московская старообрядческая община обратилась к грузинскому митрополиту Афанасию, проживавшему в то время в Москве с просьбой рукоположить епископа. Митрополит Афанасий направил их к Грузинскому Католикосу, однако из-за военных действий старообрядцы не смогли попасть в Грузию. Обращались старообрядцы и к святителю Тихону Задонскому и даже хотели, чтобы он стал старообрядческим Первоиерархом. Обращались и к другим новообрядческим епископам, но никто из них не решался перейти в старообрядчество.

Центром старообрядчества становится монастырь в Белой Кринице в Буковине, входившей тогда в состав Австрии. В 1844 г. австрийским императором был подписан документ, разрешавший старообрядцам основать в Белокриницком монастыре архиерейскую кафедру.

Старообрядческие послы иноки Павел и Алимпий отправились на Восток для поиска архиерея, который согласился бы возглавить старообрядчество. В Константинополе они обратили внимание на митрополита Босно-Сараевского Амвросия, отстраненного турками от управления епархией и потому вынужденного находиться в Константинополе. Митрополит Амвросий и восстановил впоследствии архиерейский чин в старообрядчестве.

Митрополит Амвросий (Амирей Паппа-Георгополи) родился в 1791 г. в семье священника, который был двадцать вторым священником в своем роде. После окончания духовного училища в 1811 г. Амирей женился и был рукоположен в сан священника. После смерти жены в 1817 г. принимает монашеский постриг. В 1823 г. иеромонах Амвросий возводится в сан игумена и назначается настоятелем Троицкого монастыря на острове Халки. Затем он трудится в должности протосингела Великой Церкви, а в 1835 г. рукоположен в митрополита Босно-Сараевского.

Архиереи-фанариоты были ненавистны для сербского народа, так как вступали в союз с турками и становились притеснителями бедного, измученного народа, находящегося в притеснении от турок. "Но митрополит Амвросий явился исключением из боснийских владык-фанариотов, – пишет профессор Московской духовной академии Н. Субботин. – Человек от природы добрый, он не мог равнодушно смотреть на бедственное положение народа, и стал на его сторону, и по возможности старался облегчать его нужды. Это было таким необыкновенным явлением, так противоречило издавна сложившемуся народному понятию о греческих архиереях, что народ даже не признавал Амвросия за грека, утвердился слух, что он природный славянин, и именно "болгарин" [15].

В одной из боснийских летописей о митрополите Амвросии сказано: "Этот владыка был святой человек, он много заботился о бедных. Он был родом болгарин, вовсе не был сребролюбив и радел только о том, чтобы народу было покойно, чтобы народ не терпел неправды" [16]. В 1840 г. митрополит поддержал боснийцев, восставших против турок, однако народное восстание было подавлено. Вскоре под давлением турок митрополит Амвросий был смещен с кафедры и вынужден был вернуться в Константинополь, поступив в число безместных архиереев, получая от Патриархии небольшую пенсию. За богослужениями он сослужил вместе с другими греческими архиереями Константинопольскому Патриарху.

В таком положении находился митрополит Амвросий, когда прибыли к нему иноки Павел и Алимпий. После предложения возглавить русское старообрядчество и долгих колебаний митрополит, уверившись в точном исповедании старообрядцами православной веры, согласился стать старообрядческим архиереем. 28 октября 1845 г. в Белой Кринице митрополит Амвросий вторым чином был присоединен к Старообрядческой Церкви и фактически стал ее первым Первоиерархом.

До революции Старообрядческая Церковь, приемлющая Белокриницкую иерархию состояла из 23 епархий (в т.ч. три – за пределами России), имела 19 епископов, около трех тысяч священнослужителей и более трех тысяч храмов.

Доклад к канонической комиссии
при Священном Синоде Украинской Православной Церкви
Московского Патриархата


1. Голубинский Е. К нашей полемике со старообрядцами. М., 1905. С. 61.

2. Цит. по: Голубинский Е. Указ. соч. С. 60.

3. Флоровский Г. Пути русского богословия. Париж, 1937. С.64.

4. Там же. С. 62.

5. Там же. С. 78.

6. Там же. С. 75.

7. Там же. С. 76.

8. Там же.

9. Брокгауз Ф. А., И.А. Ефрон. Энциклопедический словарь. Т. ХХП-а. СПб., 1897. С. 593.

10. Там же. С. 31.

11. Флоровский Г., прот. Указ. соч. С. 74.

12. Глазков К.В. К вопросу о единоверии в связи с его двухсотлетием // Андреевский вестник, 2000. № 2 (3), С. 37.

13. Старообрядцы ссылаются на Синтагму Матфея Правильника (состава С5, правило 15).

14. Чрезвычайный Архиерейский Собор Русской Православной Старообрядческой Церкви, состоявшийся в Москве 18 февраля 2003 г. постановил: "Считать самочинное провозглашение новозыбковско-московского архиепископа Александра Калинина "патриархом Московским и всея Руси и всех древлеправославных христиан" проявлением человеческой страсти, гордыни, превозношения, властолюбия..."

15. Субботин Н. История Белокриницкой иерархии. М. Т. 1. 1874. С. 365.

16. Скендерова С. Летопись Боснии. Цит. по: Субботин Н. Указ. соч. С. 365.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования