Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
31 декабря 20:35Распечатать

Феликс Шведовский. ВОЛГОГРАД КАК ИТОГ 20-ЛЕТИЯ. Культ насилия достиг своего трагического апогея в России и обрел духовную альтернативу в Украине


Как итог года 2013-го - глубокие соболезнования от "Портала-Credo.Ru" родным погибших и пожелания скорейшего выздоровления пострадавшим от двух взрывов в Волгограде. К молитвам за этих людей присоединяется и буддийский орден "Ниппондзан Мёходзи" в странах бывшего СССР, монахом которого является автор этих строк.

Предлагаем, после случившегося, подводить итоги не года, но 20-летия, поскольку именно в 1993 году в России был совершен первый настоящий теракт. Парламент в Белом доме был расстрелян из танков болванками, а не боевыми снарядами, но символическое значение того акта устрашения колоссально, и его последствия страна расхлебывает до сих пор. Хотя с юридической точки зрения терактом можно назвать только такое действо, которое совершается ради исполнения неких "требований" террористов, но говоря строго этимологически, "акт устрашения" - это и есть "теракт". И в этом смысле для истории Новой России главное символическое значение имеют даже не жертвы перестрелок на улицах Москвы (хотя память о каждом человеке священна), а именно это применение заведомо непропорциональной грубой силы в отношении Белого дома. Тогда и террорист - один из полюсов биполярной на тот исторический момент власти - и его требования - чтобы ему подчинился другой полюс - были очевидны. Теперь, в Волгограде, неизвестно ни кто, ни зачем совершил подрывы вокзала и троллейбуса. Но очевидно, что Волгоград-2013 есть прямое следствие Москвы-1993.

С религиозной точки зрения, символы и слова, чьи отзвуки "нам не дано предугадать", важнее дел и их деталей. Поэтому, возвращаясь к итогам года 2013-го, нельзя обойти вниманием первое интервью Михаила Ходорковского, которое он дал, выйдя из заключения, журналу "The New Times". Его заявление о том, что территориальная целостность России важнее остального и что если для ее сохранения нужна будет война, "значит война", так же колоссально значимо, как и расстрел Белого дома. Оно перевешивает добродетели и благородство бывшего Политзаключенного Номер Один. Может быть, даже как раз эти его качества и придали слишком большую духовную силу всего лишь нескольким его фразам, которые, подобно шепоту в горах, сдвинули с места огромные пласты снежной лавины - и та самая "значит война" обрушилась на южные рубежи страны.

Понимали ли великие люди современности - Ельцин и Ходорковский, - что их "всего лишь" символические акты устрашения и "всего лишь" слова играют такую роль в жизни России? Вряд ли. Не было духовного пастыря, способного указать им на это. Величие добра, сотворенного ими в прошлом и, возможно, в будущем, вкладывает свою силу в их незначительные, на первый взгляд, промахи и оговорки. Серая крыса из спецслужб, которая никогда не будет такой же великой, но которую россиянам приходится терпеть до сих пор, - вот один из таких "промахов" Ельцина, утяжеленный его искренним покаянием - ведь никогда не забыть его обращенные к россиянам перед новым 2000 годом слова - "простите меня"...

Эта крыса начала свою премьерско-президентскую карьеру и продолжает ее бесконечной чередой терактов ради сохранения территориальной целостности. Теракты и целостность уже, наверное, слились в мутном сознании телезрителя в новую пьяную словоформу "террористическая целостность Российской Федерации", озвученную прокурором на суде над Борисом Стомахиным - еще одним политическим заключенным 2013-го, который остается за решеткой, возможно, потому, что, в отличие от Ходорковского, не готов сам воевать с оружием в руках ни за, ни против этой "целостности", а всего лишь издавал очень малотиражную, но слишком радикальную газету, на чьих страницах радовался успехам чеченских боевиков Доки Умарова и потерям верных Кадырову и Путину войск. Да, а еще называл заслужившими своей участи тех мирных жителей российских городов, которые молчаливо поддерживали геноцид чеченского народа, Путина и Кадырова. Это то, за что Стомахин не был включен "Мемориалом" в единый список политических заключенных, но на чем необходимо остановиться с религиозной точки зрения.

А для этого вспомним первое интервью все тому же журналу "The New Times", данное Марией Алехиной сразу после того, как она вышла из заключения по "предолимпийской" амнистии. В нем потрясают всего несколько слов. Участница панк-группы "Pussy Riot", попав на зону, сделала для себя открытие: люди в России не ощущают, что они живут в одной стране. Только после долгих и тщательных разъяснений они как будто просыпаются и начинают защищать свои права и права других людей. Это самый точный диагноз, поставленный россиянам. Повторим его: у людей здесь нет ощущения того, что они живут в одной стране. Поэтому они не способны были ни возмущаться из-за войны в Чечне, ни даже испугаться из-за теракта, который происходит в любой другой части России и даже Москвы. Ведь если что-то происходит за пределами квартиры россиянина, в его сознании этого не происходит вообще. Даже соседи по лестничной клетке воспринимаются как иностранцы. Что уж говорить обо всех остальных. Для такой страны естественным следствием является распад, единственной альтернативой которого остается "террористическая целостность", где силовики и бандподполье - это две стороны одной медали.

Еще одна фигура года 2013-го - Алексей Навальный - вырос из того же сора - неприязни к соседям по лестничной клетке, или ненависти к мигрантам. Как ни жаль было это признать Борису Акунину, но только эта ненависть и сплотила москвичей вокруг Навального на выборах московского мэра. И тут опять работает закон "обналичивания" добродетелей. Все благородство борьбы Навального с коррупцией в верхушке российской власти, вся его европейская образованность, приверженность европейским ценностям делают его ксенофобские высказывания гораздо более сильнодействующим ядом для россиян, чем казенный ура-патриотизм и тоска по советско-российской империи, сквозящие в глазах и речах Путина.

Но в отношении Навального верны слова Ходорковского: не надо "вышибать авторитеты". Демократическая оппозиция авторитарному режиму Путина, окончательно "забрежневевшему" в 2013 году, не должна отказываться ни от Навального, ни от Ходорковского, но, указывая на их ошибки, должна инкорпорировать их в свою среду как одних из лидеров.

Единство - истинное, а не "единоросское" и не "дня 4 ноября" - вот то, чего традиционно не хватало россиянам в 2013 году и что особенно очевидно на фоне украинского Евромайдана. Побывав там в начале декабря, автор этих строк сначала поймал себя на мысли, что попал на митинг каких-нибудь украинских "Наших" или на украинскую версию "Русского марша", но этот стереотип быстро растаял, и появилось давно забытое в России ощущение причастности всех этих людей к одному народу, подлинного патриотизма, когда ответ на "Слава Украине" - "Героям слава" - идет из глубины твоего сердца. Майдан, приставка "Евро" к которому выглядит временной и наносной, политически-конъюнктурной, значим для России не менее, чем для Украины. Он - та казачья вольница, что всегда была заветной (новозаветной?) мечтой крепостного и закрепощенного русского человека, некогда территориально сопричастного ей, а ныне продолжающего сохранять свое духовное с ней единство. Майдан - это способность граждан самоуправляться без государства в самом центре этого государства. При этом религиозная составляющая Майдана несомненна. Наряду с ежечасным исполнением гимна "Ще не вмерла Украина" периодически на Площади Независимости возносятся молитвы различных, не только христианских, конфессий, а священники Украинской греко-католической церкви так и вовсе стояли на коленях перед украинским спецназом "Беркутом" с молитвой о неприменении силы. А когда сила все же была применена, на улицы Киева вышел чуть ли не весь город.

Ничего такого нет, не бывает в России. И поэтому в Украине невозможны ни Чечня, ни Норд-Ост, ни Беслан, ни Волгоград. Потому что украинцы, что бы кто ни говорил, - единый народ, гражданская нация. И потому что они разрушают символы насилия, такие как последний в Киеве памятник Ленину.

А Россия - стремится их возродить. В 2013 году на время странных торжеств по поводу 71-летней годовщины сталинградской битвы Волгоград переименовали в Сталинград. Что ж, дух террориста номер один ХХ века - Сталина - закономерно вернулся в этот город под самый конец уходящего года.

Пусть же он остается в прошлом году! И да не войдет зло в год 2014-й!

Феликс Шведовский,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования