Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
01 марта 20:14Распечатать

Владимир Рослов. А НЕ ПОДАТЬСЯ ЛИ В МОНАСТЫРЬ? Инструкция по применению для невоцерковленных. Часть третья


Предыдущая часть - ЗДЕСЬ

Ввиду того, что монастыри чаще всего располагаются в сельской местности и в их полученном от государства утерянном владении находятся значительные земельные угодья, они нередко специализируются на скромном сельском хозяйстве. Когда-то такие хозяйства с полным основанием называли церковными латифундиями. Сегодня монастырь вполне корректно сравнить с таким хорошо известным нам производственным предприятием как колхоз. Многие видные учёные-историки так прямо и заявляют, что первые монастыри – это ни что иное, как те же колхозы, создававшиеся в целях выживания людей в трудных условиях. Вера в Христа Спасителя служила объединяющей идеологией. А главная экономическая цель совместного проживания заключалась в решении чисто житейских задач.

О колхозной свободе мы хорошо осведомлены. Но в современном монастыре и этой свободы не увидишь. Колхозные "палочки-трудодни" какую-никакую надежду на оплату произведённого труда оставляли. Монастырский же труд изначально рассматривается как добровольно-бесплатный. Более того, за монахом не закрепляются даже гарантии на получение пропитания, существующие для тюремных заключённых. Скорее, монастырская жизнь склоняется к принципу "Не трудящийся да не ест". А поскольку представление о труде и его результатах толкуется произвольно и находится всецело в ведении начальствующих отцов и иерархов, то монах всегда рискует лишиться пищи в порядке наказания, вследствие наложения епитимьи.

За жизнь монаха никто формальной ответственности не несёт. Моральная же ответственность бывает разной. Очень трудно установить, по какой причине произошла смерть того или иного монастырского насельника. То ли он сам себя довёл до изнурения тяжелейшими постами и иного рода аскезой, то ли скончался в результате наложенных на него епитимий, то ли был болен. Часто никто за этим серьезно не следит. Санитарная обстановка в монастырях, особенно недавно открывшихся и пребывающих в руинах, весьма далека от гражданских норм и не подвергается какому-либо обсуждению. Чаще всего придерживаются такого принципа: чем хуже, тем лучше для спасения. Никакие органы власти не вмешиваются в монастырскую жизнь. Можно сказать, что монастырь – это маленькое государство с системой автономного управления, со своей карающей и милующей властью.

В таких замкнутых, никому не подотчётных, построенных на императивах социумах рождаются и начальнический произвол и всякого рода посягательства на личность. Скажем, в тюрьме имеются какие-то контролирующие и надзирающие органы, которые призваны следить за соблюдением элементарных жизненных норм. Чего-то подобного в монастырях не предусматривается. Всяк, переступающий монастырский порог, должен забыть о своих гражданских и политических правах, ведь умерщвление плоти считается высшим идеалом монашеского существования.

Расстаться с монастырём непросто, даже если у вас и возникло такое горячее желание. Заявление в отдел кадров не подашь. Да и где он, этот отдел кадров? Бюрократии нет, но нет и милости. Уйти можно, в лучшем случае, со скандалом. Если, конечно, не задержат. Иногда применяются и меры по принудительному удержанию монахов в стенах обители. Расстриги крайне нежелательны Церкви. Ведь освободившись от зависимости и послушания, человек очень много может поведать о нравах своего бывшего учреждения.Конечно, появляются и новые Мцыри.

А с другой стороны, куда идти, куда бежать? И как? Денег у бывшего монаха нет. Все человеческие связи разрушены. Жилья не осталось. Профессиональные навыки утрачены или не приобретены ввиду раннего поселения в монастыре. Да и "воля" пугает. Многие монахи и монахини страдают стойкими фобиями по отношению к миру, приобретёнными в условиях замкнутого монастырского пространства. В каждом углу они видят присутствие сатаны.

Переводы монахов из одного в другой монастырь изредка практикуются. Но, как правило, они не дают положительных результатов. За редким исключением, не прижившись в одном, монах не удерживается и в другом монастыре. Да и кто захочет принимать человека с непокладистым характером?

Немаловажно знать, что монахи фактически лишены обычного для всех граждан пенсионного обеспечения. Благодаря усилиям покойного Патриарха Алексия и его близости к властным структурам был сдвинут с мёртвой точки вопрос о пенсиях для священнослужителей. Но монахов это не коснулось. Распространена такая точка зрения, что пенсии и вообще какие-либо деньги несовместимы с понятием "монашество", одним из обязательных отличительных признаков которого является нестяжательство. Как аргумент в пользу этой точки зрения приводятся слова из Нагорной проповеди Иисуса Христа: "Не можете служить Богу и маммоне". Гуманные соображения вроде того, что у человека может измениться мировоззрение, и он захочет покинуть монастырь, в расчет не принимаются. Настоятели монастырей почти единодушно заявляют, что такого рода проблемы носят "сугубо личный" характер. Пенсия и монашество – несообразные друг с другом вещи. Цель монашества – достижение святости, а любые деньги в распоряжении монаха уводят его от достижения этой цели. "Зачем монаху деньги? У него же всё есть", - говорят церковные иерархи. Правильно это или нет, заключений делать не будем. Но для себя нужно иметь в виду, что трудовых договоров с насельниками монастырей не заключается. При этом не следует путать послушничество монахов с работой наёмных рабочих, именуемых в монастырях трудниками. Последние работают по трудовым договорам и сохраняют за собой все гражданские права. Хотя и им чинятся всевозможные препятствия.А вот если отсутствуют производственные договоры, то нет никаких оснований считать, что человек работал. С точки зрения гражданских законов получается так, что вся работа монахов в монастырях за трудовой стаж не считается. С точки зрения гражданского законодательства, монах – неработающий человек, если не сказать более резко - тунеядец. В лучшем случае при маловероятном уходе из монастыря он может рассчитывать лишь на социальное пособие.

Таково положение вещей и их жизненные перспективы. И знать о них человеку, принимающему решение посвятить себя монашеству, небесполезно. Знать заранее, чтобы предотвратить мучительные разочарования в своей судьбе, чтобы не стать "заблудившимся трамваем".

По нашему мнению, вопрос с пенсиями для монастырских насельниковносит не столько духовный характер, сколько банально экономический.Бесплатный, бездоговорной труд монахов позволяет монастырям скрывать истинные доходы, экономить на выплатах налогов государству, на отчислениях в пенсионный фонд. Ко всему прочему, безденежье монахов закрепляет их зависимое положение, создаёт для священноначалия широкий простор эксплуатации человека. Сами настоятели и архиереи от денег не отказываются, в чём можно убедиться, понаблюдав за их жизнью.

Ссылки на духовный аспект данной проблемы не выдерживают никакой критики даже с точки зрения христианских канонов. Прежде всего, налицо грубейшее нарушение основополагающего христианского правила "Кесарю – кесарево, а Богу – Богово". Но поскольку такое положение существует в монастырях, тем, кто собрался стать их жителем, знать о нём следует. Надо знать, что монах добровольно, но безвозвратно обрекает себя на лишение многих гражданских прав. Принцип архаичного вотчинного уклада, забытый нами, является для монастырей и каркасом, и фундаментом их устройства, "краеугольным камнем".

Бесправное положение рядового монашества – это церковная норма. И если вы не сумели стать уравновешенным, совершенным мирянином, законопослушным гражданином, в монастыре вам придётся жить тягостно, если не сказать непосильно. Вас ожидает радикальная ломка характера, подталкиваемая и с внешней стороны, и с внутренней для достижения гармонии. Психологи заявляют, что характеры не меняются. Характер – врождённое свойство. А тут нужно непременно изменить, сломать себя, заменив фактически одного человека на другого. Умирает "ветхий" человек, рождается новый. Тихо такие процессы не протекают. Шансы на благоприятный исход в ломке характера с возрастом резко падают. Поэтому монастыри крайне неохотно принимают взрослых или, тем более, старых людей, умудрённых жизненным опытом, наделённых прочным мировоззрением, даже если это мировоззрение отвечает всем догматам Православия. Послушание – вот главное качество, которое требуется от монаха, способность безропотно сносить все жизненные невзгоды, начальнический произвол, издевательства и интриги. Опыт показывает, что ни алкоголики, ни наркоманы в монастырях не приживаются. Легенды об их успешном лечении с помощью молитвы так и остаются легендами. Не приживаются в монастырях также и лица с судимостью. Бессилие монастырей в их перевоспитании доказано практикой.

(Продолжение следует)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования