Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
08 февраля 14:41Распечатать

Владимир Рослов. А НЕ ПОДАТЬСЯ ЛИ В МОНАСТЫРЬ? Инструкция по применению для невоцерковленных. Часть вторая


Начало – ЗДЕСЬ

Молитвы в православии, как правило, строго регламентированы. В церковной, да и в домашней молитве редко допускается отклонение от заранее написанного канонического текста - «отсебятина» не одобряется.  Все молитвы давно сочинены для каждого случая жизни. Ими и следует пользоваться. Они в обязательном порядке предваряют приём пищи и её завершение, молиться надо перед сном и по пробуждении, перед выполнением важных работ и после их завершения. В православии не принято, как в протестантском христианстве, обсуждать и толковать тексты Священного Писания. Ваше дело – слушать, что говорят старшие. Старшие не по возрасту, а по церковному и монастырскому рангу.

Если вы неверующий человек или представляете иное религиозное течение, но вынуждены находиться в кругу православных верующих и выполнять некое общее действие (в трапезной, к примеру), то в этом случае вам достаточно придерживаться чисто внешних образцов поведения – встать при молитве, с почтительным видом выслушать её. Приступать к приёму пищи и завершать её следует одновременно со всеми, по особому указу старшего лица. Во время общей молитвы про себя вы можете думать и говорить, что угодно, но никакой самостоятельности не проявляйте. Воздержитесь выражать что-либо вслух. И свои («правильные») молитвы приберегите для иного случая.

Кому-то думается, что в монастырях обильно и вкусно кормят. В церковных лавках продаются изумительные книги о вкусной и здоровой православной кухне. Не обнадёживайте себя этим. Помните о постах, которыми так знаменательно Православие. Хлебосольство, может быть, в каких-то монастырях и существует, но адресуется оно избранным. Возможно, вам покажется, и небезосновательно, что при приготовлении пищи нарушаются санитарные требования. Постарайтесь закрывать на это глаза. Впрочем, и за то, что вам предлагают и предлагают бесплатно, надо проявлять элементарную человеческую благодарность. Ни за что нельзя отказываться от того, чем вас угощают в трапезной. Ваш отказ будет воспринят с оттенком обиды. Этого не следует допускать. Всё, что вам будет предложено, надо съесть полностью. Оставленное, недоеденное в вашей тарелке рассматривается как оскорбление, ведь благословленная молитвой пища считается Божиим даром.

Многие люди задумываются о том, что называется «уходом в монастырь».   Возможности такого решения своей жизненной проблемы сегодня значительно расширились: монастырей много. Хотя нужно отметить, что стать монахом или монахиней совсем не просто. В большинстве случаев возникает необходимость пройти серьёзные испытания. Нельзя думать, что монастырские ворота открыты для каждого встречного-поперечного: мол, захочу – и стану монахом. Трудности жизни, неудовлетворённость ею не могут служить достаточным основанием для принятия решения. Монастырь – не пансионат, не богадельня, обеспечивающая и кров, и стол. Человеку, не приученному продуктивно трудиться, монастырь может показаться хуже тюрьмы и каторги. Все ли, к примеру, готовы изо дня в день, что называется  без отпускных и пропускных, вставать в половине шестого утра и работать в полную силу до одиннадцати вечера? Для этого, как понимаете, помимо всего прочего, нужно иметь и соответствующее здоровье. Может быть, кому-то это покажется странным, но и самая глубокая вера не может служить решающим условием посвящения себя монашеской жизни. Кому-то думается, что, уйдя из мира, он будет иметь меньше отвлечений от общения с Богом и сможет всецело себя посвятить Господу, значительно больше времени уделяя чтению, молитве и постам. Но, рассуждая подобным образом, необходимо помнить, что монастырь жив не единой молитвой. Заботы о хлебе насущном являются во многих случаях первостепенными для монастырских насельников. Нагрузки по выполнению той или иной послушнической роли могут вступить в противоречие с желанием больше времени уделять молитвам и личному общению с Богом. Кроме того,  высокопродуктивная работа напрямую зависит от вашего питания. Беспрерывно постясь, много не наработаешь.

Монастырь устанавливает другую связь между:

       - человеком и Богом,

       - человеком и  человеком,

       - человеком и миром,

       - мужчиной и женщиной.

Очень важно иметь в виду, что монастырь – учреждение совсем не демократическое. О демократии в монастырях даже и речи не ведётся. Жить приходится, хотите или не хотите, в коллективе с жёсткой иерархической структурой, в котором есть место всему, что наблюдается в любой социальной общности. Но демократию монастыри держат за своими воротами. Есть лидеры, есть борьба за лидерство, есть и изгои. Если вы не привыкли подчиняться, если любая команда вызывает у вас протест и ваше сердце ранимо по отношению к любым ущемлениям свободы, монастырь вам  категорически противопоказан. Слово «иерархия» не зря перекочевало в обиходный язык из церковной среды. Но именно в церковных отношениях оно отражает с наибольшей полнотой и точностью смысл строгого  соподчинения людей, статусной зависимости младших от старших. Единоначалие, построенное на вертикали, как нельзя натуральней проявляется в церковной жизни и, в наибольшей степени, именно в монастырях.

Монастырское братство – это скорее идеал, красивый словесный оборот, который на практике в редких случаях соотносится с нашими представлениями о равноправии и взаимоответственности. Вообще разрывы между словом и практическим его воплощением в монастырской жизни встречаются очень часто, и об это надо помнить. Правило «Разделяй и властвуй» в жизни монастырей – основополагающее. Никто его не собирается ни отменять, ни оспаривать. Игумен или игуменья в монастыре – это царь. На каждое действие монах или монахиня должны обращаться к ним за благословением. Командование – это нормальный стиль общения священноначальника с нижестоящим по рангу монахом. Помните, что монах - это узник, но не просто узник, а раб Божий, и любой ваш протест будет расцениваться как преступное богоборчество. В Церкви «всегда правы» только начальники - иерархи. Поскольку они де факто провозглашены наместниками Господа на земле. Ваше выступление против кого-то из церковных руководителей будет расцениваться как вызов Богу с далеко идущими последствиями.

О системе наказаний в современных монастырях мы поговорим чуть дальше. Ни судебных, ни правовых институтов в Церкви реально не существует. Богу, конечно, жаловаться можно сколько угодно. Опять же: про себя.  Готовы ли вы этим ограничиться, принимая решение посвятить себя монашеству?

Сегодня монастыри борются, и борются успешно, за расширение своего пространства. Продиктовано это, не в последнюю очередь, их нацеленностью на высокопроизводительную хозяйственную деятельность, на получение прибыли. Это вынуждены признавать даже высшие церковные иерархи. Вот слова Патриарха Алексия II: «Материальная заинтересованность всё чаще выходит на первое место, заслоняя и убивая собой всё живое и духовное». Да и как может быть по-иному? Почему православный предприниматель должен отличаться от ни во что не верующих финансовых воротил? 

По утверждению исследователя экономической деятельности РПЦ МП Николая Митрохина, Церковь фактически превратилась в грандиозный экстерриториальный оффшор, осуществляющий самостоятельную финансовую и производственную деятельность и располагающий огромными возможностями для оказания услуг по отмыванию денег криминального и теневого сектора экономики. Сейчас в России, Украине и Беларуси правоохранительные органы, публично подписывая с иерархами договоры о взаимодействии, за глаза обвиняют Церковь в том, что она стала «крупнейшей сетью сбыта теневого золота» и сотрудничает в экономической сфере с бандитами. И ведущую роль в этих процессах играют монастыри, сосредотачивающие в себе громадные человеческие ресурсы, вписывающиеся в жёсткую властную вертикаль «патриархат – епархия – приход (монастырь)».

Благосостояние монастырской общины напрямую зависит от внутренней экономики, от производительности её членов. Отдельным монастырям удаётся находить спонсоров на своё существование. Но одним спонсорством не прожить. Кроме того, спонсорство влечёт за собой ту или иную зависимость. Нужно самим что-то делать. Как потопаешь - так полопаешь.

Но и этого мало. Необходимо обеспечивать процветание всего монастыря, закладывать перспективы его дальнейшего развития. Нужно оплачивать «труд» духовных лиц, освобождаемых от физических послушаний. Благотворительная деятельность, приём паломников, воскресные школы, облачение и утварь, поддержание в порядке всех монастырских сооружений, новое строительство требуют наличия достаточно больших средств. И здесь главная надежда на собственные руки. Относительно высокая рентабельность монастырских хозяйств достигается, главным образом, за счёт использования дармового труда трудников и послушников. Нет необходимости нести расходы на заработную плату братьев и сестёр во Христе. В лучшем случае, вместо неё вводятся персональные вознаграждения, зависящие исключительно от воли священноначалия. Даже малоквалифицированный, но хорошо организованный добросовестный труд монахов, подкреплённый огромными уступками власти, бесплатно полученными от государства землями, квотами на нефть и правами на льготную торговлю различными товарами, обеспечивают получение достаточно высоких прибылей. Кроме того, продукция, производимая в монастырях, пользуется доверием у населения, поскольку доверчивые граждане считают, что Божии заведения не могут использовать обман, честно соблюдают технологические требования, сохраняют верность экологическим принципам производства, не допускают выпуска трансгенных продуктов, самым минимальным образом обращаются к химическим удобрениям.

Но современные монастырские хозяйства не думают работать по старинке. В последнее время в них всё шире и шире используют современные высокопроизводительные технологии, привлекая в монашество квалифицированных специалистов. Поэтому у вас больше шансов стать авторитетным монахом, если вы владеете профессией по профилю хозяйственной деятельности монастыря. Таким образом, авторитет и положение монаха, напрямую зависят от размера дохода, приносимого его трудом. Хотя и этого бывает недостаточно, чтобы монах чувствовал себя человеком.

Продолжение следует

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования