Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
20 ноября 18:03Распечатать

Евгений Каргин. ЧЕЧЕНСКИМ ЭКСПЕРТАМ. Ответ на «экспертное заключение», опубликованное порталом «Грозный-информ», о специфике преподавания религии в Чечне


На днях портал "Грозный-Информ" опубликовал статью (или, как озаглавили ее авторы, "экспертное заключение"), авторы которой Бай-Али Тевсиев, Абдулла Истамулов и Алимхан Хажбатиров подвергли критике факт моего обращения в прокуратуру с просьбой проверить законность ряда аспектов введения в школах Чеченской Республики учебного курса "Основы ислама", а также выдвинули ряд обвинений в мой адрес и даже завершили свой обзор фразой, напоминающей угрозу уголовным преследованием, не говоря об использовании столь уместных в документе, озаглавленном как экспертное заключение, выражений "лепить горбатого" и "пороть бездоказательную чушь".

Прежде чем ответить на обвинения граждан Тевсиева, Истамулова и Хажбатирова, хочу напомнить им, что обращение в правоохранительные органы с просьбой провести проверку на предмет нарушения закона действиями тех или иных лиц является правом любого гражданина России. Именно такое обращение я и направил в Генеральную прокуратуру, которая, судя по реакции авторов статьи, такую проверку провела и сочла необходимым предпринять в связи с этим некие действия. Если же им не понравились выводы прокуратуры по данному вопросу, с которым я еще не ознакомлен, то, возможно, вместо публикации памфлетов в СМИ указанным господам стоит скорректировать свою деятельность таким образом, чтобы она не вызывала у правоохранительных органов лишних вопросов и замечаний? Как именно это можно сделать, соблюдая баланс интересов, я расскажу ниже.

Непосредственным поводом для моего обращения стало опубликованное на официальном интернет-сайте Правительства Чеченской Республики сообщение, в котором указывалось на введение в школах Республики учебного курса "Основы религии", задачей которого, согласно приведенным там же словам Главы республики Рамзана Кадырова, является "донести до школьников суть истинного ислама", а на должности завучей школ по воспитательной работе назначить представителей духовенства, которых Р. Кадыров назвал "духовными наставниками школ".

Очевидно, что такая программа разительно отличается от введенного во всех российских школах курса "Основы религиозной культуры и светской этики", преподаванием которого занимаются светские педагоги, а не представители духовенства (на чем не раз акцентировали внимание представители минобразования), и который не предполагает создания института "духовных наставников школ".

Неудивительно, что все это вызывает подозрения в миссионерском характере курса "Основы религии" и в том, что он будет направлен не только и не столько на знакомство учеников с богатейшим культурным наследием мировых религий, сколько на формирование у них религиозного мировоззрения или, как выразились авторы "экспертного заключения", "под видом модернизации образования на самом деле тихой сапой вести миссионерскую деятельность". Я полагал, что авторы будут опровергать данное подозрение, но они не только не пытаются этого делать, но напротив неустанно указывают на важность религии и религиозного мировоззрения, в том числе и в школе. Более того, авторы указывают, что такие уроки необходимы для восстановления "связи народа с верой", чем косвенно подтверждают мое предположение.

Именно поэтому напоминание о том, что в соответствии с Федеральным законом РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях" должностным лицам и государственным органам запрещено использовать служебное положение в целях формирования того или иного отношения к религии, будет особенно актуально. К слову, с этим согласен и президент России Путин, который недавно заявил о безусловной необходимости обеспечивать светский характер обучения в государственных образовательных учреждениях.

В своем "экспертном заключении" авторы пытаются обвинить меня чуть ли ни в посягательстве на право граждан на труд и право религиозных организаций на участие в общественной жизни. Однако реально за этими обвинениями ничего не стоит, поскольку деятельность религиозных организаций и объединений в государственных школах прямо запрещена Федеральным законом "Об образовании", а неспособность или нежелание авторов видеть разницу между реализацией права отдельного гражданина на труд и заявленной Главой Республики региональной программой по назначению священнослужителей на должности завучей по воспитательной работе только лишний раз ставит под сомнение экспертный уровень авторов публикации.

Обоснованные сомнения вызывает и знание авторами публикации положений Конституции России, на которые они ссылаются и даже цитируют. К примеру, авторы утверждают, что "Конституция и законы России не упоминают атеизма", однако процитированная ими ранее статья 28 Конституции прямо указывает: "Каждый имеет право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Каждому гарантируется право свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними". Не исповедовать никакой религии – это и есть атеизм. И, по Конституции, атеист имеет право распространять свои атеистические убеждения и действовать сообразно с ними. В том числе – в рамках закона и в цивилизованной форме без угроз и личных нападок - ставить перед органами власти вопрос о допустимости тех или иных форм преподавания религии в школах и их соответствии действующему законодательству.

А тот факт, что Россия – плюралистическая страна, это не только "не высказанная и не знающая покоя мысль", которая, по утверждению авторов, "сквозит между строк" моего обращения, но и в первую очередь – одна из основ конституционного строя России, закрепленная в статье 13 Конституции.

Утверждение авторов "экспертного заключения" о том, что в России не зарегистрировано ни одной атеистической общественной организации, также не соответствует действительности. Сомневающиеся могут, к примеру, ознакомиться с деятельностью Фонда "Здравомыслие".

Не соответствует действительности и утверждение, что "с 2006 года преподавание основ православия в качестве обязательного предмета введено в школах Белгородской, Брянской, Калужской и Смоленской областей". В этих регионах с указанного момента ведется преподавание курса "Основы религиозной культуры и светской этики", а модуль в рамках него ученики и их родители выбирают сами. Ни о каком обязательном изучении "основ православия" речи не идет: даже посвященный православию модуль называется иначе – "Основы православной культуры".

Остается неясным также и то, на каком основании авторы статьи решили, что моим ключевым аргументом было то, что доминирование религиозной точки зрения в школах означало бы запрет на преподавание дарвинизма. Ничего подобного в моем обращении не было, и такое измышление следует считать плодом богатого воображения авторов. Однако в данном контексте считаю необходимым напомнить, что теория эволюции – это не попытка "облечь в научные термины концепцию происхождения человека от обезьяны", как утверждают авторы. Более того, утверждение о том, что человек произошел от обезьяны, представляет собой примитивное искажение данной теории. На самом деле она утверждает, что у современных обезьян и человека был общий предок, а для того, чтобы пытаться оспорить теорию, для начала следует хотя бы с ней ознакомиться.

Что же до попыток авторов смутить меня упоминанием ряда статей Уголовного кодекса РФ, в том числе – ст. 282 (возбуждение ненависти или вражды, а также унижение достоинства по признакам принадлежности к той или иной социальной группе), ст. 306 (заведомо ложный донос) и ст. 319 (оскорбление представителя власти), то я бы советовал им внимательно перечитать эти статьи, чтобы впоследствии не оказаться в глупом положении. Если же они считают оскорблением любое сомнение в их правоте – то это уже вопрос не из области юриспруденции.

В заключение, как и обещал, расскажу о том, как в рамках действующего законодательства можно и нужно обеспечивать реализацию законного права граждан на религиозное образование. Ничего нового здесь не требуется, поскольку данный вопрос исчерпывающим образом разъяснен в письме минобразования РФ от 4 июня 1999 г. № 14-53-281ин/14-04, где указывается, что преподавание религии, в том числе – с привлечением представителей духовенства, может быть реализовано в государственных и муниципальных образовательных учреждениях вне рамок образовательной программы (основной и дополнительной) во внеучебное время за рамками расписания учебных занятий. А в рамках учебной программы и в учебное время необходимо руководствоваться частью 2 статьи 4 Федерального Закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", устанавливающей обязанность органов власти обеспечивать светский характер обучения. К тому же, существуют негосударственные религиозные образовательные учреждения, где преподавание религии может вестись в любое время и в любых объемах.

Однако, похоже, что такой вариант не устраивает авторов "экспертного заключения", поскольку они, по-видимому, считают необходимым сделать преподавание религии в школах общеобязательным, ссылаясь на дореволюционную практику преподавания "Закона Божьего", позицию религиозных лидеров и необходимость восстановления "связи народа с верой".

Прискорбно, что, говоря о том, что религия несет добро и оздоровление нравственного климата, авторы "экспертного заключения" вместо конструктивной, хотя бы и жесткой дискуссии, обращаются к языку угроз, оскорбительных нападок и бездоказательных обвинений. Видимо, сказывается влияние государственного атеизма советских времен.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования