Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
29 октября 18:19Распечатать

Юрий Юнгеров. БЕЛИНСКИЙ-МАТЕРИАЛИСТ VS БЕЛИНСКИЙ-ХРИСТИАНИН: взгляд из XXI века


Говоря о современном значении Белинского, нельзя не вспомнить типично русский принцип "мы старый мир разрушим до основанья, а затем…". Действительно, сейчас обращение к этому великому критику XIX века воспринимается как анахронизм, как возвращение к социологическим постулатам советского литературоведения. Сегодня Белинского решили совершенно уничтожить и выкинуть из всех программ за ненадобностью в построении "нового мира", мира "духовного".

Однако это как минимум несправедливо по отношению к Белинскому. Естественно, советское литературоведение не могло обойти стороной такую личность русской литературной критики, тем более, им были проанализированы практически все известные в его период художественные произведения. Советским идеологам было чем поживиться: протест против монархизма, Православной Церкви, крепостного права… А уж его слова "В словах "Бог" и "религия" вижу тьму, мрак, цепи и кнут" стали просто хрестоматийными. К сожалению, это порой единственное, что помнят о религиозных взглядах Белинского.

Лица, возрождающие "духовность" на территории России, тоже помнят именно это: ведь Белинский сейчас фактически забыт. Ему на смену пришли Розанов, Бердяев, Леонтьев. И это – в лучшем случае. В худшем же обращаются к сомнительной публицистике современных православных деятелей (особенно это характерно при рассмотрении творчества возрождающегося Достоевского с его приторными персонажами: Зосимой и Алешей Карамазовым).

Однако в пользу "воскрешения" Белинского существуют определенные аргументы:

1. Вопрос о материализме и антихристианстве Белинского остается открытым;

2. Из сочинений Белинского можно почерпнуть много полезного не только в литературном, но и в духовном смысле.

"Материализм" Белинского

Как атеисты, так и православные противники Белинского, любят две его цитаты. Первая уже приводилась выше ("В словах "Бог" и "религия" вижу тьму, мрак, цепи и кнут"). Вторая – про русский народ, "по натуре своей атеистический". И если первую еще можно толковать двояко (действительно как атеистическое высказывание, или же как язвительное замечание по поводу современного "назначения" Бога и религии), то вторая - вырванная из контекста всего письма – уж совсем никак не может охарактеризовать религиозных взглядов Белинского.

Есть свидетельства Достоевского о том, что Белинский "ругал Христа по-матерну". Подтвердить или опровергнуть это сейчас фактически невозможно. Однако целесообразней обратиться к письменному наследию критика. Уже из него можно понять, что Белинский был не просто религиозным человеком, но и действительно религиозным в христианском смысле этого слова.

Из письма к невесте Белинского М.В. Орловой мы можем узнать, что Белинский исповедовался и причащался. Этот "формальный акт" для принципиального "неистового Виссариона" уже многое значит. Кроме этого, есть множество высказываний Белинского по поводу Христа в переписке с Бакуниным. Можно привести лишь некоторые: "Я признаю личную, самостоятельную свободу, но признаю и высшую волю. Коллизия есть результат враждебного столкновения этих двух воль. Поэтому – всё бывает и будет так, как бывает и будет. Устою – хорошо; паду – делать нечего. Я солдат у Бога: Он командует, я марширую. У меня есть свои желания, свои стремления, которых Он не хочет удовлетворить, как ни кажутся они мне законными; я ропщу, клянусь, что не буду Его слушаться, а между тем слушаюсь, и часто не понимаю, как всё это делается" (1838). "Для меня Евангелие – абсолютная истина, а бессмертие индивидуального духа есть основной его камень" (1840). "Что человек без Бога? – труп холодный. Его жизнь в Боге, в Нем он и умирает и воскресает, и страдает и блаженствует. А что такое Бог, если не понятие человека о Боге?" (1842).

Даже этих немногих цитат (коих больше, чем высказываний в пользу материалистических воззрений критика) достаточно для того, чтобы утверждать, что Белинский как минимум относился к христианству уважительно.

Христианство Белинского

Особое внимание следует уделить его знаменитому письму к Н.В. Гоголю по поводу критики "Выбранных мест из переписки с друзьями" последнего. Именно это письмо так хвалил Ленин, и именно его любят приводить атеисты в качестве аргумента в пользу "материализма" Белинского.

Несмотря на то, что данное письмо было под цензурой (вспомним, какое наказание получили члены Петрашевского кружка за чтение оного), оно действительно содержит большую христианскую ценность. Письмо в основном направлено против оправдания Гоголем крепостного права. При этом Белинский смог затронуть важные моменты, касающиеся и недостатков современной ему Православной Церкви. Можно не соглашаться или опровергать высказанные критиком мнения, но они действительно заслуживают внимания, а не обычного клейма "материалист" или "безбожник".

Белинский выступает против иерархии Церкви, что можно рассмотреть как антихристианское веяние. Однако плачевное состояние Церкви не могло не спровоцировать подобного протеста у искреннего человека, наивно борющегося за равенство. Именно поэтому он пишет: "Не есть ли поп на Руси, для всех русских, представитель обжорства, скупости, низкопоклонничества, бесстыдства? И будто всего этого Вы не знаете? Странно!" В духовенстве он видел реальную опасность, ведь невежество, проповедуемое под маской религии, вряд ли может оказаться полезным для народа.

Затрагивает Белинский и важную тему религиозности русского народа: "По-вашему, русский народ – самый религиозный народ в мире? - Ложь! Основа религиозности есть пиетизм, благоговение, страхБожий. А русский человек произносит имя Божие, почесывая себе задницу. Он говорит об иконе: "Годится - молиться, не годится - горшки покрывать". Самое интересно, что в исторической перспективе прав оказался именно Белинский, потому что спустя 70 лет этот самый русский народ делом подтвердил свою суеверную и атеистическую сущность, заменив христианскую религию религией большевизма. Собственно, именно тогда иконы и прочая церковная утварь была использована "по назначению": церкви отдавались под склады, а иконами стали "покрывать горшки".

При этом Белинский не выступает против религиозности как таковой, он стоит лишь за цивилизацию и против суеверий, порождающих различные абсурды: "Суеверие проходит с успехами цивилизации, но религиозность часто уживается и с ними. Живой пример Франция, где и теперь многоискренних, фанатических католиков между людьми просвещенными и образованными и где многие, отложившись от христианства, все еще упорно стоят за какого-то Бога".

Конечно, в каком-то смысле социалист Белинский был наивен в своих мечтаниях, народ у него, как и у Достоевского, был своего рода "народом-богоносцем", только он определял для него иную роль в будущем: "У него слишком много против этого здравого смысла, ясности и положительности в уме: вот в этом-то, может быть, и заключается огромность исторических судеб его в будущем". История показала, что "плохих попов" и "плохого царя" русский народ решил сменить на тоталитарный режим, в котором за любой подобный протест могли расстрелять без суда и следствия. Как оказалось, Россия не смогла выжить без очередного монарха, который, видимо, носит некий сакральный смысл (что тоже может быть следствием суеверности русского народа: необходимо выполнить форму, необходимо верить во что-то, будь то Христос или Ленин с проповедуемым коммунизмом).

В этом же письме Белинский пытается донести до Гоголя некоторые простые истины об отношении к ближнему: "В Иерусалиме ищут Христа только люди или никогда не носившие Его в груди своей, или потерявшие Его. Кто способен страдать при виде чужого страдания, кому тяжко зрелище угнетения чуждых ему людей, - тот носит Христа в груди своей, и тому незачем ходить пешком в Иерусалим". Какой смысл было доносить протестующему критику эти истины человеку, считающему себя не просто христианином, но христианином, знающим более чем основы православного вероучения? Официальное христианство времен Белинского настолько утратило свою суть и превратилось в государственную религию, что эти простые истины буквально терялись за формальностями Церкви. И от этих формальностей не смог уйти даже гениальный Гоголь, оправдывающий угнетение и прикрывающий это словом "смирение": "Смирение, проповедуемое Вами, во-первых, не ново, а во-вторых, отзывается, с одной стороны, страшною гордостью, а с другой - самым позорным унижением своего человеческого достоинства".

Показательно, что те же слова можно отнести и к современным проповедям XX века. Зачастую под "смирением" там понимается элементарное попрание человеческого достоинства. Попытка перенести в мирскую среду монашескую аскезу и монашеские правила, в которых инок полностью подчиняется своему духовному отцу, - отдельное тому доказательство. Многие религиозные деятели пытаются контролировать воспитание, образование детей и даже личную жизнь своих прихожан. Уместно здесь вспомнить слова Белинского о Православной Церкви как поборнице крепостничества (только уже в более широком смысле этого слова: крепостными Церкви оказываются сами прихожане).

Последние строки, которые можно привести из данного письма явно ломают стереотип о "Белинском-материалисте" и показывают нам Белинского-христианина: "Вы только омрачены, а не просветлены; Вы не поняли ни духа, ни формы христианства нашего времени. Не истиной христианского учения, а болезненною боязнью смерти, чорта и ада веет от Вашей книги". Стоит отметить, что боязнь наказания всегда была популярной риторикой в проповедях официальной религиозности. Ведь именно на запугивании строится "воспитание человека" (скорее, раба в плохом смысле этого слова), хотя Христос начинал Свою проповедь с Заповедей Блаженства. Конечно, христианство Белинского можно критиковать, можно признавать модернизмом и отступлением от догматов. Однако любой человек мыслит в той или иной мере адогматично, просто критик был честен сам с собой и не пытался заковать свои мысли в канонические рамки: именно этим и интересны его произведения (эта искренность покрыла даже отсутствие у него систематического образования).

В завершение этой статьи можно привести довольно пространную, но в очередной раз доказывающую приверженность Белинского к христианству, цитату (из последней обобщающей статьи о литературе 1847 г.): "Искупитель рода человеческого приходил в мир для всех людей; не мудрых и образованных, а простых умом и сердцем рыбаков призвал он быть "ловцами человеков", не богатых и счастливых, а бедных, страждущих, падших искал Он, чтобы одних утешить, других ободрить и восстановить. Гнойные язвы на едва прикрытом нечистыми лохмотьями теле не оскорбляли Его исполненного любви и милосердия взгляда. Он — Сын Бога — человечески любил людей и сострадал им в их нищете, грязи, позоре, разврате, пороках, злодействах; Он разрешил бросить камень в блудницу тем, которые ничем не могли упрекнуть себя в совести, и устыдил жестокосердых судей и сказал падшей женщине слово утешения, — и разбойник, испуская дух на орудии заслуженной им казни, за одну минуту раскаяния услышал от Него слово прощения и мира... А мы — сыны человеческие — мы хотим любить из наших братий только равных нам, отворачиваемся от низших, как от парий, от падших, как от прокаженных... Какие добродетели и заслуги дали нам на это право?"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования