Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Смотрите информацию пленка самоклеющаяся у нас.
Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
24 июля 17:58Распечатать

Вадим Сидоров. ВАЛИУЛЛА ЯКУПОВ: ИСЛАМСКИЙ ТРАДИЦИОНАЛИЗМ НА ПРИМЕРЕ ОДНОЙ СУДЬБЫ. Вместо ренессанса традиционного ислама неумелая религиозная политика Москвы добилась его маргинализации


Я был шапочно знаком с убитым Валиуллой-хазратом, мы лишь единожды бегло общались с ним на одной из конференций по исламским финансам в Казани. Однако этому предшествовала поездка представителя Национальной организации русских мусульман (НОРМ) в Казань в 2008 году для официальной встречи с ним и тогдашним муфтием Ицхаковым.

Разговор с Валиуллой-хазратом получился очень продуктивным, по его итогам он даже дал нашему сайту короткое видео-интервью, где поддержал избранный нами тогда курс. Вкратце, суть дела заключалась в том, что НОРМ, переболев детской болезнью неукорененного в исламской традиции салафизма, в 2008 году встала на позиции классической (ашаритской) исламской теологии и избрала для себя один из четырех традиционных мазхабов Ислама (маликитский) как системообразующий.

Валиулла-хазрат как поборник мазхабного подхода, сам убежденный ханафит, от всей души поддержал такой выбор общины русских мусульман, выразив уверенность в том, что сторонники признанных мазхабов всегда между собой договорятся, а воинствующий антимазхабизм является общей угрозой для всех. А так как подобные идеи максимально популярны среди русских неофитов, он выразил надежду, что русская маликитская община сможет успешно противостоять им, уводя в комплиментарный татарам-ханафитам маликитский мазхаб русских мусульман, которые сейчас способствуют "деханафитизации" татарстанской уммы.

Все это было в далеком уже 2008 году, когда мы возлагали определенные надежды на формирование естественного союза традиционалистских мазхабнических сил в России: тюрок-ханафитов, кавказцев-шафиитов и русских-маликитов. Однако нам быстро стало ясно, что официозным, лицензированным государством исламским центрам не нужен раздражающий как государство, так и РПЦ МП "незаконнорожденный" русский брат. С татарским духовенством дальше того интервью сотрудничество не пошло, а идеологические представители дагестанского, увидев в нас ненужных конкурентов на суфийском поле, и вовсе вскоре начали против нас идейную войну.

Однако у нас установились хорошие отношения с ханафитами из тариката Османа Нури Топбаша, наверное, именно потому, что, как и мы, они были не официозной прогосударственной структурой, а независимой общиной с нескрываемыми международными связями. Их издательство издало для нас первое пособие на русском языке по маликитскому мазхабу, что подтверждало тезис о естественности союза представителей разных классических мазхабов. Вся издаваемая ими литература представляла собой чистейший образец именно традиционного ислама: ханафитского, матуридитского и суфийского, они были абсолютно неконфликтны и лояльны государству, но все этом им не помогло – глава этого издательства вскоре был брошен по подложному обвинению в тюрьму, само оно фактически парализовано, а изданные им книги запрещены.

Все это стало показателем того, что пути традиционного ислама, к которому во всем мире относят представителей ашаритско-матуридитской школ богословия, четырех мазхабов и суфийских тарикатов, в России расходятся на тех, кто попадает в российское, государственное понимание "традиционного ислама", и тех, кто нет. Определение это вполне откровенно дал идеолог нового, совместного "крестового похода" на отечественных мусульман государства и РПЦ МП: "Для России традиционен Ислам, который лоялен государству, когда его представители готовы воевать за свою страну, даже ведя войну с единоверцами. Немаловажную роль здесь играет уважительное отношение к православному большинству через недопущение агрессивного прозелитизма…".

Итак, выяснилось, что, дабы быть "традиционным мусульманином"  в России, нужно быть "лояльным к государству", что в условиях путинской "вертикали власти" означает: быть под государством, входить в его религиозно-бюрократическую вертикаль в лице наиболее одиозных духовных управлений, на фоне которых даже Совет муфтиев России стал считаться опальным. Надо не критиковать внешнюю и внутреннюю политику России, умудрившейся за последние годы противопоставить себя почти всему исламском миру, оставшись в друзьях только с шиитским Ираном и его сателлитами в арабском мире (а мусульмане России - сунниты). Наконец, нужно отказаться от призыва к Исламу русского населения, представители которого официальной церковной пропагандой автоматически зачисляются в "православное большинство".

Мы, естественно, не могли принять этих условий и поэтому с сожалением наблюдали, как в последние годы наш товарищ Валиулла-хазрат превращался в одного из идеологов именно такого "традиционного ислама", активно используемого в своей политике такими персонажами как Силантьев, Амелина, Сулейменов, которые многими мусульманами однозначно воспринимаются как идеологи удушения Ислама и мусульман.

Нельзя сказать, что мотивы Валиуллы-хазрата как татарского ханафитского традиционалиста были нам совсем непонятны. Чего уж там, в Татарстане действительно происходит и идеологическое размывание традиционного для татар ханафитско-матуридитского Ислама (салафитским безмазхабничеством), и демографическое размывание его базы в результате наплыва значительного числа кавказцев, среднеазиатов, даже арабов. Против татарской идентичности работает и языковая русификация, активными проводниками которой являются и дети от смешанных браков, и неукорененные и нежелающие укореняться в исламской традиции русские мусульмане.

Все это нам было и остается понятно. Но так же давно стало понятно другое – нельзя "изгонять бесов силой Веельзевула", нельзя в борьбе против пусть заблудившихся, пусть дезориентированных, но мусульман вставать на сторону тех, кому не нужен Ислам вообще, кто стремится к его разрушению и вытеснению, что стало ясно уже тогда, когда под каток их кампании стали один за другим попадать никакие не ваххабиты, а самые что ни на есть суфии и традиционалисты.

Будь я на месте татарского традиционалиста, тем более, обладай теми ресурсами, которыми обладали влиятельные поборники ханафизма в Республике, я бы действовал совершенно иначе. Не запретами и продавливанием непопулярной линии с помощью "админресурса" - уж точно, не на первом этапе. Прежде всего, я бы создал действительно мощный ханафитский и традиционалистский образовательный, идеологический и информационный центр (Дар уль-улюм), чего за все эти годы не было сделано новым муфтием, который вместо этого предпочел "прессовать" своих оппонентов с помощью государства. Я бы привлек в этот центр сильнейших ханафитских ученых со всего мира, студентов знания, проповедников, накачал бы его необходимыми кадрами и ресурсами, и на этой базе перешел бы в мощное контрнаступление, начав создавать его филиалы и очаги по всему Татарстану и России. Я бы начал создавать на этой идеологической основе татарские социальные проекты, привлекая верующих под свои знамена не только словом, но и делом. Я бы разделил идеологических противников на непримиримых, стремясь к их изоляции и маргинализации (но не репрессиями), и вменяемых, вовлекая их в общую работу и способствуя их медленной эволюции в нужном направлении. Я бы выделил несколько мечетей специально для русских мусульман, поддержав инициативу их опоры на маликитский мазхаб, чтобы перенаправлять туда русских и обрусевших мусульман, равно как и несколько мечетей для кавказцев и среднеазиатов, укрепляя в остальных мечетях татарское культурно-языковое доминирование.

Ничего из этого, однако, не делалось. Вместо этого был выбран путь репрессий, навязывания идеологически неподготовленной среде крайне непопулярных кадровых решений, воинствующего сервилизма по отношению к государству, союза с самыми оголтелыми врагами Ислама. Стоит ли удивляться тому, что в результате такой политики вместо ренессанса традиционного ислама достигнута прямо противоположная цель – его маргинализация, превращение в красную тряпку для большинства верующих. Спасибо государству, оно хоть немного спасло ситуацию своими запретами суфийской, традиционалистской литературы, в результате чего стало ясно, что традиционный ислам находится под таким же прессом, как и остальные направления, а изъятия из этого правила касаются не традиционалистов, а сервилистов, стоящих по отношению к государству и РПЦ МП в позе "чего изволите-с".

Видит Бог, мне очень жаль Валиуллу-хазрата и я прошу Аллаха о прощении ему его грехов и даровании ему Рая. Однако произошедшая с ним трагедия, увы, столь же показательна, сколь и закономерна. Нельзя, даже из самых благих побуждений, лишаться самостоятельности и принимать покровительство тех, кто не только ненавидит твою религию, но и тебя самого, а как только ты перестанешь быть нужным - пустит в расход.

Говорят, что в последних своих выступлениях на татарском языке Валиулла-хазрат стал совершенно по-новому расставлять акценты и призывать к прекращению расколов и конфронтации в среде татарских мусульман, которые на руку только "третьей силе". Надеюсь, что он ушел из этой бренной жизни именно с такими чистыми намерениями и помыслами, и Аллах даровал ему почетную смерть шахида.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-16 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования