Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
17 октября 12:27Распечатать

Лев Левинсон. ЗЛЕЙШИЙ ЗАКОН. Предлагаемые Минюстом РФ поправки к закону о свободе совести вынуждают защищать дискриминационный закон 1997 года в его нынешней редакции


Автор – эксперт Института прав человека.

Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях", принятый в 1997 году, с тех пор неизменно критиковался как дискриминирующий объединения верующих, не имеющие подтверждения своей 15-летней деятельности на территории РФ. Дискриминационным является нормативное разделение религиозных объединений на полноправные религиозные организации и неполноценные религиозные группы, не подлежащие государственной регистрации и не имеющие прав юридического лица. Эти положения закона по сей день не отменены, но вредные последствия их принятия были минимизированы Конституционным судом, признавшим в своем постановлении от 23 ноября 1999 года, что требование 15-летнего стажа не распространяется на организации, зарегистрированные до принятия закона, т.е. почти на все существовавшие тогда и существующие сегодня общины.

Разработанный минюстом законопроект, уже обративший на себя общее внимание, исключает это разделение как таковое. Упоминание о 15 годах существования вместе с понятием "религиозная группа" вымарывается из закона. Но это не влечет торжества демократии. Хотя – если проект вывешен с намерением дальнейшего принятия, а не для демонстрационной порки (такое тоже бывает) – можно предсказать, что с думской трибуны будут звучать красивые слова о приведении закона в соответствие с международными принципами.

Поправки минюста таковы, что впору защищать неприкосновенность закона 1997 года со всей его дискриминацией. Выметая одно зло, законопроект вселяет другое, злейшее, так что последнее грозит стать хуже первого.

Предусматривается, что регистрацию в качестве юридического лица вправе получить все религиозные объединения, независимо от их возраста. Но одновременно поражаются в правах свободные, существующие сами по себе, или просто малые группы верующих – "местные религиозные организации", не входящие в централизованные структуры. Если местная (низовая) организация не является частью общероссийской, она, по законопроекту, не вправе:

- создавать образовательные учреждения и обучать детей религии;

- проводить религиозные обряды в больницах, домах престарелых, местах заключения, детских домах;

- учреждать свои СМИ;

- иметь при себе представительство иностранных религиозных организаций и приглашать иностранцев для занятия религиозной деятельностью;

- выступать учредителями централизованных религиозных организаций.

Все эти ограничения действуют в течение 10 лет со дня государственной регистрации местной организации. При этом из текста не ясно, имеются ли в виду все независимые от центров местные общины, или только могущие быть созданными после вступления в силу новых норм. Это, как говорится в таких случаях, вопрос второго чтения. Хотя придать репрессивным нормам обратную силу проблематично даже при нынешнем составе Конституционного суда.

В чью пользу такое изменение закона - гадать не приходится. Поправки имеют не столько антимиссионерскую или антикультистскую, сколько противораскольничью направленность. Государство призывается обеспечивать крепость стен Московского патриархата, мусульманских таджуддиновско-гайнутдиновских управлений, а заодно и прочих центров.За исключением разве что включенных в список Дворкина, расправа с которыми идет своим чередом.

В критических комментариях к проекту высказывалось мнение, что, помимо ограничений для местных организаций, вводится запрет религиозной деятельности без регистрации, как было в СССР. Это предвзятое прочтение, таких норм в законопроекте все-таки нет. Но и то, что есть, нарушает свободу религиозной жизни и ложится поперек конституционных и международно-правовых гарантий свободы вероисповедания.

В статье 28 Конституции РФ закреплено право не только исповедовать, но и распространять религиозные убеждения, "индивидуально и совместно с другими". Это право, равно как и иные права, должно, согласно статье 14 Конституции, обеспечиваться на основе принципа равенства всех религиозных объединений перед законом.

Статья 9 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод устанавливает: "Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов". Это означает право каждого религиозного сообщества вести не только домашнее, но и публичное религиозное обучение взрослых и детей, своих последователей и всех интересующихся.

Толкуя статьи 9 (о свободе совести) и 11 (о свободе ассоциаций) Конвенции, Европейский суд по правам человека признал недопустимым ограничение прав каких-либо религиозных групп по формальному признаку, "не из-за какого-либо предполагаемого недостатка с их стороны или какой-то конкретной особенности их вероучения, но вследствие автоматического применения правовой нормы" (постановление от 1 октября 2009 года по делу "Кимля и другие против России"). Пусть в этом решении говорится о 15-летнем "испытательном сроке", принцип тот же.

В нескольких решениях по жалобам российских верующих Европейский суд внушал российским властям, что исключения из правил о свободе религии и ассоциации должны истолковываться строго ограничительно, "и только убеждающие и вынужденные причины могут оправдать ограничения на эту свободу". И далее: "Государства обладают только минимальной границей оценки, которая идет рука об руку со строгим европейским надзором, охватывающим как законодательство, так и выносимые решения, включая решения, выносимые независимыми судами" (постановления от 5 октября 2006 года по делу "Московское отделение Армии спасения против России", от 5 апреля 2007 года по делу "Церковь саентологии Москвы против России", от 10 июня 2010 года по делу "Свидетели Иеговы в Москве против России").

Наконец, Конституция России не дает законодателю ни права, ни повода расставлять централизованные организации выше местных, большие впереди малых, древние поперек новых, отдавать предпочтение одним тоталитарным перед другими.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования