Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
19 июля 16:36Распечатать

Сергей Сычев. СУДЕБНАЯ ФАЛЬСИФИКАЦИЯ. Как российские суды отклоняют попытки РПАЦ обжаловать неправосудные судебные решения


На Портале и в моем блоге уже было рассказано о том, что Высший арбитражный суд РФ (ВАС) отклонил надзорную жалобу РПАЦ, пытавшейся обжаловать решения Арбитражного суда Владимирской области, обязавшего покинуть здание церкви Иоанна Предтечи, что в с. Павловском Суздальского района, три религиозные организации РПАЦ. Эта поданная мною жалоба касалась судьбы одного из сельских храмов, отнятых у РПАЦ по иску Департамента имущественных и земельных отношений (ДИЗО) Владимирской области. Иска, подавать который к РПАЦ, по моему профессиональному мнению, истец не имел никакого юридического права, поскольку эти сельские храмы вообще не являются собственностью Владимирской области.

Кроме того, следом за вышеуказанной, мною, как судебным представителем РПАЦ, была подана ещё одна надзорная жалоба, касающаяся другого дела, инициированного год назад - по иску Суздальской епархии РПАЦ об отмене постановления Теруправления Росимущества по Владимирской области о передаче Владимирской епархии Московской патриархии нескольких храмов в Суздале, ранее отнятых у РПАЦ. Я считаю, что при передаче этих храмов Теруправлением (ответчиком) был нарушен порядок, установленный Положением "О порядке передачи религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения" (о чём см. ниже).

За прошедший год это дело было рассмотрено арбитражными судами всех соответствующих инстанций с неизменными решениями в пользу Теруправления.

12 июля 2011 года свое слово сказала и высшая судебная инстанция государства Российская Федерация. В рамках инициированного истцом надзорного производства коллегия из трех судей "сделала вывод об отсутствии оснований, предусмотренных" законом, "по которым дело может быть передано на рассмотрение в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации". То есть доводы заявителя не являются достаточными и убедительными для того, чтобы дело было рассмотрено по существу в надлежащей судебной инстанции – Президиуме ВАС. Таким образом, все решения судов нижестоящих инстанций по данному делу оставлены в силе и пересмотру судебной властью в России не подлежат.

Однако я полагаю своим гражданским долгом предать огласке один вопиющий факт, в связи с чем заявить нижеследующее.

Те доводы, которые суды всех инстанций, включая Высший арбитражный суд, сочли неубедительными и подлежащими отклонению, на самом деле доводами истца не являются! Позиция истца по данному делу заключалась совершенно в другом - то есть судьи заведомо существенно исказили (сфальсифицировали) позицию истца по делу, приписав ему и "не согласившись" с тем, что истцом по данному делу вовсе не заявлялось! При этом подлинная позиция истца – то есть те доводы, которыми мною от имени Суздальской епархии РПАЦ обосновывались исковые требования, – вообще нигде и никак не упомянуты в судебных актах по данному делу.

Начиная с решения Арбитражного суда Владимирской области, истцу приписывается судами, что его позиция якобы заключается в том (и только в том!), что охранные договоры порождают права пользования для истца храмами, переданными Московской патриархии. При этом суды делали умозаключение: поскольку ранее было установлено другим судебными решениями, имеющими преюдициальную силу для данного дела, что истец храмами пользоваться права не имеет, то, значит, и заявленный иск является необоснованным и удовлетворению не подлежит.

Однако подлинная, а не приписываемая позиция истца заключалась совершенно в ином. На каждый из переданных Московской патриархии храмов у истца – Суздальской епархии РПАЦ (как, впрочем, и других юрлиц РПАЦ) – имеется действующий, не отмененный и не оспоренный охранный договор. В соответствии с каждым из этих охранных договоров на соответствующих юрлицах РПАЦ лежат обязанности по надлежащей сохранности соответствующего здания храма - обязанности до сих пор с РПАЦ никем не снятой. При этом охранными договорами установлена ответственность за причинение вреда соответствующему зданию храма.

Значит, каждый из охранных договоров в настоящее время возлагает на РПАЦ ряд обязанностей, а следовательно (с точки зрения правовой), порождает и соответствующие встречные права требования по отношению ответчику и, значит, являются обременением каждого из переданных оспариваемым решением зданий храмов. Эти права требования заключаются, в частности, в предоставлении истцу ответчиком соответствующего здания храма в обладание для выполнения истцом своих охранных обязательств – выполнении реставрационных и восстановительных работ, а также в требовании принятия ответчиком у истца результата выполнения истцом своих охранных обязательств.

В силу подпункта б пункта 7 Положения "О порядке передачи религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения" "К заявлению в территориальный орган управления федеральным имуществом прилагается при наличии ограничений и обременений имущества правами третьих лиц - согласие (несогласие) указанных лиц с передачей имущества религиозной организации (в письменной форме)". А это значит, что Теруправление было не вправе передавать ни одно из указанных зданий храмов в пользование Владимирской епархии Московской патриархии без согласия на то Суздальской епархии РПАЦ и других соответствующих её структур – тех, с кем до сих пор имеются действующие, не оспоренные и не прекращенные охранные договоры.

Так вот, ответа на то, а что же теперь делать с неотмененными охранными обязательствами РПАЦ, равно как и правовой оценки по существу заявленных мною от имени Суздальской епархии РПАЦ доводов, ни одна судебная инстанция не дала. Судьи с упорством, достойным лучшего применения, просто сделали вид, что этих доводов никто никогда не заявлял!

Цитата по тексту поданной в Высший арбитражный суд надзорной жалобы: "Истец прямо указал в Кассационной жалобе, что из анализа Постановления суда апелляционной инстанции у него сложилось стойкое убеждение в том, что судьи апелляционной инстанции вообще не читали поданного им заявления и не знакомились с материалами дела, потому что они показали полную неосведомленность в правовой позиции заявителя, скопировав решение суда первой инстанции, повторяя все его ошибки – вплоть до фактических, стилистических и грамматических. Истец был вынужден изложить суду Кассационной инстанции подлинную правовую позицию по данному делу, а не ту, которая ему приписана судами первой и апелляционной инстанций".

Несмотря на то, что во всех заявлениях во все судебные инстанции, в том числе, разумеется, и в Высший арбитражный суд РФ, мною было прямо указано о том, что позиция истца искажена, что судьи приписывают ему то, чего истец не говорил и упорно "не замечают" его подлинную позицию, судьи ВАС РФ Г. Г. Попова, О. М. Козырь, Г. Д. Пауль, снова указали в тексте своего определения до боли знакомое: "Заявитель, полагая, что указанным распоряжением нарушен порядок передачи имущества религиозного назначения в связи с наличием у него охранных договоров, являющихся основаниями для пользования [выделено мною] соответствующими зданиями храмов, обратился в арбитражный суд с заявлением по настоящему делу".

После прямого и неоднократного указания во всех подготовленных мною заявлениях о том, что изложенная мною позиция искажена, что представляемому мною истцу приписывается вовсе не то, что я от его имени в действительности утверждаю, подобное поведение судей Высшего арбитражного суда я лично иначе как покрывательство преднамеренной фальсификации охарактеризовать не могу.

Второй ключевой момент нашей позиции, само существование которого было полностью проигнорировано судьями ВАС, заключается в следующем. Как указано в тексте определения "основаниями для изменения или отмены судебных актов арбитражных судов, вступивших в законную силу, являются …нарушение прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации..."

Так вот, по моему мнению, в данном случае как раз явно присутствует именно такое нарушение – оспариваемое распоряжение о передаче храмов Московской патриархии Теруправлением носит дискриминационный характер. Ведь если государство забирает имущество у одной религиозной группы (последователей РПАЦ) и передаёт это имущество другой религиозной группе (последователям Московской патриархии) - причём не потому, что первая что-то там нарушила в эксплуатации, не исполняла своих охранных обязательств и т.п., а просто потому, что государству так захотелось, - так это и есть самый наглядный образец дискриминации (в данном случае – религиозной).

Эта позиция также была подробно отражена мною в надзорной жалобе, и прямая обязанность Высшего арбитражного суда при проверке надзорной жалобы - хотя бы рассмотреть эти доводы (если уж не отменять обжалуемые судебные акты), ввиду имеющего место нарушения конституционных прав граждан, осуществленного в форме явной религиозной дискриминации. Указанные же выше персонажи, по недоразумению именуемые судьями высшей судебной инстанции, попросту сделали вид, что этих доводов в надзорной жалобе Суздальской епархии РПАЦ не было!

Есть ли еще у кого-то после этого случая иллюзии по поводу того, в каком именно государстве (да и в государстве ли?) мы живем, гарантирует ли оно соблюдение своего же собственного закона и существует ли в нем как таковая судебная система?

Сергей Сычёв,
судебный представитель РПАЦ,
специально для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования