Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
03 июня 11:43Распечатать

Леслав Кавалец. БЛАЖЕННЫЙ ПАПА И ВЛАСТЬ ЦЕРКВИ. Организованные религиозные общины могут оказаться единственными дееспособными структурами во всеобщем хаосе


В начале мая Кароль Войтыла был официально признан блаженным. Тем самым исполнилось желание широких масс, в первую очередь польских верующих-католиков, шесть лет назад кричавших "Santo subito!" ("Святой прямо сейчас!") Когда я думаю об этой беатификации, то многое приходит на ум по поводу католической ментальности вообще и польской в частности. Она объясняет, почему положение местной католической Церкви хотя и гораздо слабее, чем это было шесть лет назад, все-таки еще довольно прочно.

Задумаемся над этим желанием верующих -  святой прямо сейчас! Беатификация означает, что кандидат в святые сделал первый шаг на пути к святости: блаженный - это почти святой, хотя ему еще предстоит пройти отделяющее его от полной святости "почти"...  Значит ли это, что святым можно стать, если некоторая критическая масса в миллион человек будет молиться о тебе несколько часов - и это изменит твой статус на небесах? Может, святость зависит и от того, насколько кандидат соответствует критериям соответствующей Ватиканской конгрегации? Во всяком случае, исполнение призыва "Святой немедленно" возможно никак не раньше, чем через 10 лет после смерти кандидата, но уж никак не немедленно. Хотя бы по сравнению с беатификацией Иосафата Кунцевича нашим польским Папой. Ее ждали 400 лет. И хотя он стал блаженным, имеются достоверные сведения, что он силой разгонял богослужения православных, извлекал их трупы из могил с тем, чтобы бросить в лес на съедение зверям. Беатификация таких, как Кунцевич, показывает, что мотивация за ней стоит не столько этическая, сколько политическая. Неужели Богу могут быть угодны подобные "святые"?

Может быть, если рассуждать в политических категориях, лоббистские усилия польской Церкви были значительно более сильными, чем в иных случаях. Давление костела было и продолжает оставаться очень сильным. Так или иначе, но дата беатификации (а в будущем, возможно, и дата канонизации) выбираются отнюдь не случайно. Осенью нынешнего года в Польше пройдут парламентские выборы, и если дело на них не дойдет до массовых фальсификаций, то можно уже сейчас предвидеть значительный рост голосов, поданных за партию SLD (Cоюз демократических левых сил - прим. перевод.) - посткоммунистической партии, не скрывающей своих намерений вывести религию из школ и открыто говорящей о необходимости пересмотра конкордата с Ватиканом. Популярность левых в стране очень динамично растет, поскольку образованные люди, проживающие в больших городах, а также молодежь, все более критически относятся к католической Церкви, ибо не хотят больше лицемерно демонстрировать веру в то, во что они на самом деле не верят. И костел сам дает поводы к этому. Хотя внешне он уверен, что его позиция в обществе никак не пострадает. И, возможно, это действительно обоснованно.

На рубеже 2010-2011 годов шумно отмечалась 40-я годовщина расстрела рабочих в Гданьске в декабре 1970 года. Также на экранах появился чрезвычайно эмоциональный и интенсивно разрекламированный фильм  "Черный четверг" о событиях тех дней и судьбах рабочих гданьской судоверфи. Позднее, после катастрофы в Фукусиме, очень активно начали обсуждать Чернобыль и позицию тогдашних польских властей, пытавшихся утаить правду, чтобы не застращать население перед первомайскими праздниками, когда пропаганда оказалась важнее жизни и здоровья людей. Уже довольно давно на телевидении идет сериал "1920" о войне с большевиками - а ведь SLD - прямая наследница коммунистов, и потому фильм очень эффективно подогревает расхожие стереотипы о коммунистах. А теперь еще и беатификация Иоанна Павла II дает Церкви надежду на то, что эмоциональный настрой людей такой, как был 6 лет назад, вновь оживет и можно ожидать новой волны обращения поляков к костелу и ценностям, которые он воплощает.

В последнее время громко и скандально заявила о себе также государственная комиссия по имуществу, которая в обход положенных юридических процедур передала католической Церкви в Польше сотни строений и, по разным данным, до 160 тыс. гектаров земель, стоимостью 8 млрд долларов. А это только один из путей обретения их Церковью Иоанна Павла II. При этом оценочная стоимость земель занижалась.

Это правда, что после войны коммунистические власти Польши отобрали у Церкви немало недвижимости. Но правда также и то, что католическая Церковь от этой самой народной власти получила, например, храмовые здания и земли евангелических церквей на т.н. воссоединенных землях, которые были переданы Польше после разгрома Третьего рейха в качестве компенсации за утраченные территории на востоке. Зная количественные пропорции католических храмов на восточных землях, можно предположить, что все они, включая и греко-католические, не превышали 25% от общего числа культовых зданий.

Сегодня все церковные здания на бывших немецких территориях Пруссии и Померании используются католической Церковью, хотя немцы, здесь проживавшие, в большинстве своем были лютеранами, а сегодня лютеран здесь в сто раз меньше, чем перед войной. И баланс складывается однозначно в пользу католической Церкви Польши. А вот интересно, получила ли лютеранская Церковь Германии компенсацию, сравнимую с теми объемами ценностей, которые передало католикам польское государство? Я думаю, что компенсация лютеранам могла быть и большей, но вот вопрос: захотят ли они просить ее? Ведь, как известно, основной принцип лютеран - сuius region, eius relligio - чья власть, того и вера.

Недавно я побывал в Кракове, колыбели польского христианского унитаризма-арианства. На месте арианской молельни высится католический собор, и никого особенно совесть не мучает за то, что кто-то у кого-то его отобрал. Есть в польском обиходе такое понятие - право выморочного имущества. Оно относится ко временам, когда король-католик Ян-Казимир и многочисленная уже тогда католическая шляхта на сеймах и местных сеймиках нелегально передавала католикам права на имущество убитых или изгнанных ариан. Часть этого имущества, прежде всего арианские молельни, со временем становились католическими храмами, и это никого не удивляло. Великий писатель, католик, певец польского национального духа в своем романе "В пустыне и пуще" вывел образ арапчонка Кали, нехитрым жизненным принципом которого было "Если Кали украл корову - это хорошо, если корову украли у Кали - это плохо". Польское общественное мнение сегодня напоминает этого арапчонка: если государство передает что-либо Церкви от нашего имени - это хорошо, если Церковь непосредственно что-то забирает, - это плохо. Это говорят люди, считающие себя католиками. Однако поведение Церкви само по себе и воспитало людей в этом духе.

Пример деятельности комиссии по имуществу и реакция на это общественного мнения, показывают, как изменился взгляд на Церковь со стороны общественных групп. Острую критику в отношении Церкви и зеленый свет для дальнейших действий по сдерживанию ее имущественных аппетитов дало недавнее переизбрание Яцека Майхровского на третий срок мэром Кракова, считающегося цитаделью польского консерватизма. Майхровский уже давно выступал с требованиями контроля над деятельностью комиссии по имуществу и возврата городу незаконно отнятой у него Церковью недвижимости. Краковский мэр является выходцем из SLD и более-менее официально поддерживается политики этой партии. Сдается, что политики его толка могут рассчитывать на серьезный успех на предстоящих выборах. А это небезопасно для Церкви.

Многие поляки осведомлены о мошенничествах священников и епископов, открыто говорится о проблеме педофилии и о том, какими суммами государство и органы местного самоуправления наполняют карманы приходов, да и самих священников. Алчность католического духовенства хорошо известна, но при этом к ней достаточно терпимое отношение. До недавнего времени распространенной формой ухода от налогов при совершении трансакций с Церковью было фиктивное оформление их как актов дарения в пользу Церкви. Церковь не обязана, например, вести полную бухгалтерскую отчетность, а также имеет множество финансовых льгот, которыми охотно пользуется.

Возможность проведения уроков религии в школах дало возможности использовать опустевшие из-за этого залы и комнаты, предназначенные для катехизации, для других нужд, в частности, для хозяйственной деятельности. А Церковь не обязана вести раздельный учет коммерческих и некоммерческих финансовых операций, как иные хозяйствующие субъекты. Священники часто получают зарплату в школах, как учителя, хотя школьные директора не имеют над ними такой власти, как над светскими педагогами. А у школьников отношение к этому предмету - как к еще к одной довольно легкой возможности получить положительную оценку.

Религия ученикам не особенно мешает, ибо это часто занятия факультативные, которые не требуют значительных усилий. В гимназии ребенок 13-15 лет, не желающий ходить на уроки религии, должен посещать уроки этики, а к этому предмету в школе достаточно серьезный подход, и оценки можно получить более низкие, чем по религии. Кроме того, часто религия ставится в середине сетки учебных часов, поэтому учащиеся, отказывающиеся от уроков религии, вынуждены проводить в школе на два часа больше и не знают, чем себя занять, пока у их одноклассников идет урок религии. В силу этого обстоятельства даже дети из семей, отходящих от религиозной практики, все чаще вынуждены ходить на уроки религии, а не светской этики.

Значительная часть клира католической Церкви чувствует, что настроения в обществе складываются не в их пользу. Поэтому многие из них пытаются поступать, что называется, в духе времени. Часто это принимает гротескные формы. Например, часто священник пытается говорить на молодежном сленге, который сам  же еще недавно резко критиковал, либо организует развлекательные мероприятия в домах притча храмов. Другие, напротив, стараются делать вид, будто бы ничего не происходит, люди по-прежнему кланяются им как представителям касты влиятельной и всеведающей. Таких священников иной дерзкий, либо задающий неудобные вопросы, ученик нервирует до такой степени, что ксендз-катехет теряет контроль над собой и часто позволяет себе то, за что минимум можно отделаться неприятным разговором с директором школы. Такие священнослужители, видимо, полагают, что они стоят выше закона в стране почти уже святого папы-поляка. Только они, видимо, мало себе представляют, какие последствия это может иметь в дальнейшем. В лицее, где я преподаю на уроки религии в нескольких классах, их посещает только 20% учащихся. Это стало для меня полной неожиданностью - в школе, где учатся мои сыновья, они были едва ли не единственными, кто не ходил на уроки религии.

Казалось бы, католическая Церковь в Польше переживает кризис. Хотя, возможно, это обманчивое впечатление. Клерикализм в Польше, что правда, не означает преследования некатоликов, но позиция Церкви, возможно, сильнее, чем представляется. И что же, неужели те ученики в начальных классах, что не ходят на уроки религии, непременно станут объектом повышенного внимания со стороны коммунистов, иудеев и Свидетелей Иеговы? Ведь принято считать, что поляк - это католик. Однако мои дети никогда не имели проблем со своей безрелигиозностью, даже когда пришлось некоторое время жить в провинции. И если бы родители понимали, что у детей на самом деле не возникнет проблем, то не посылали бы детей на уроки религии, поскольку нежелание ходить на эти занятия впоследствии могло бы остудить желание вообще ходить в школу. В вопросе о посещении уроков религии действуют те же психологические механизмы, что и при принятии крещения: во-первых, боязнь того, "что люди скажут", во-вторых, опасение не попасть на небеса, и в третьих - при венчании требуют метрику о крещении и первом причастии.

Мотивация, стоящая за участием в церковных обрядах, куда более проста и непосредственна, чем желание быть в гармонии со своими убеждениями. Ребенок, не приходящий с корзинкой светить в Великую субботу куличи и яйца, не понимает, о чем рассуждают его сверстники, просто не понимает обычаев и традиций, в которых в нашей стране практически каждый принимает участие. Некоторые используют сам процесс украшения корзинок и прогулок для их освящения для того, чтобы пообщаться со знакомыми. Ребенок, не приступающий к первому причастию в 8-9 лет, не получит тех подарков, которые получат его сверстники, а это может быть горный велосипед, или даже лаптоп, или I-Phone. А взрослый, у которого не окажется в приходской канцелярии свидетельства о крещении, первом причастии или миропомазании, может иметь проблемы с оформлением брака

Молодежь и в своих сексуальных установках отнюдь не руководствуется учением Церкви. Однако молодые люди не могут даже представить, что это не является непреодолимым препятствием для венчания, если ксендза хорошо "смазать". Родители же им об этом не говорят, стремясь к тому, чтобы дети "были, как все".

Польша во времена Второй мировой войны фактически утратила всю свою культурную элиту, и поэтому новая нация начала только складываться во втором поколении после войны. Эти люди в духовной жизни, скорее, руководствуются народной мудростью типа "добрый теляти двух маток сосет" и, ставя свечку Богу, огарок ее оставляют дьяволу. Народ наш в целом живет совершенно безбожно, но по праздникам любит выставить напоказ свою религиозность.

При этом позиция Церкви еще долго может остаться непоколебимой. Уже упомянутая правительственная комиссия, закончившая свою деятельность скандалом также и потому, что премьер-министр ее поспешно распустил даже без какого-либо внятного отчета о деятельности. Правящая сегодня в Польше партия "Гражданская платформа" является группировкой, пользующейся также и поддержкой отдельных влиятельных членов польского епископата. Без этой поддержки партия перестала быть тем, чем она  должна быть - представителем важнейших групп реальной власти в Польше, к каковым относятся бизнес, госаппарат, спецслужбы и, конечно же, Церковь. Тому подтверждение - благословение Дональда Туска на занятие высших государственных постов со стороны архиепископа-митрополита Гданьского Тадеуша Гоцловского, большого специалиста по зарабатыванию больших денег. Одна только афера "Стелла Марис" стоила казне около 65 млн злотых. (В 2002 году разгорелся скандал с издательством гданьской архиепархии "Стелла Марис" в связи с неправомерным использованием права по освобождении от подоходного налога в части средств, предназначенных на уставную деятельность Церкви. В действительности деньги по счетам за фиктивно оказанные услуги шли в карман высокопоставленных церковных чиновников, среди которых был и капеллан архиепископа Гоцловского - прим. переводчика).

Тадеуш Гоцловский известен также тем, что обвенчал Дональда Туска и его жену… после 20 лет совместной жизни, но, что характерно, за три месяца до президентских выборов, на которых Туск выступал в качестве кандидата от оппозиционной тогда "Гражданской платформы". Поэтому данная партия, сотни тысяч сотрудников ее аппарата, государственных клерков и спецслужб не предпримут ни единой попытки изменить существующее положение дел, ибо чувствуют себя в нем весьма комфортно. И так будет еще долгое время, если, конечно, к власти не придет политическая сила, представляющая собой часть элиты и старого коммунистического аппарата, отодвинутого от политической власти, а также не любимые Церковью представители национальных и сексуальных меньшинств.

Католическая Церковь в Польше неоднократно демонстрировала, что на нее можно рассчитывать как на опору государственной власти. Так было при монархии, так было в первой межвоенной республике, когда Церковь получила значительное имущество. И к деловым переговорам она всегда открыта и готова. Во времена, когда столица страны переходила из Кракова в Варшаву, Церковь поддерживала властные магнатские роды, стремящиеся к власти. В обмен на это последние передавали Церкви недвижимое имущество, остававшееся в старой столице. И сейчас в старом Кракове через каждый десяток метров натыкаешься на костел, семинарию, католическую школу или, на худой конец, издательство.

Связи Церкви с властью не порывались и в коммунистические годы, несмотря на легенды о мнимой оппозиционности Церкви тогдашнему режиму. Об этом свидетельствует хотя бы огромное количество новых храмов, построенных в те годы, что было бы невозможно, если бы между католиками и коммунистами не существовало бы взаимного согласия. Об этом также свидетельствуют и постоянные разоблачения агентов тогдашних спецслужб среди священников.

Таковым был и нынешний примас Польши и недавно ушедший из жизни деятель, считающийся "совестью католической Церкви", связанный с известным университетом. И даже если эти обвинения и безосновательны, то все рано очевидным является, насколько важным партнером для власти является Церковь, и спецслужбы не пренебрегут ничем, чтобы Церковь к этому сотрудничеству склонить. Впрочем, последний, судя по всему, охотно на это соглашается.

Благодаря всему этому представляется, что позиции католической Церкви в Польше будут оставаться прочными до тех пор, пока миллионы поляков будут пребывать в состоянии моральной и интеллектуальной лености. Вообще-то нынешнее время не особенно располагает к мыслительной деятельности, и для психологической устойчивости будет оставаться необходимым наличие некоей стабильной идентичности. А ее не надо изобретать, она существует, она известна и становится все более привлекательной в контексте теперь уже вполне вероятной канонизации Иоанна Павла II из Вадовиц. И более того, по мере того, как будут продолжаться нападки на традиционную католическую польскость со стороны некоторых либеральных медиа, а  также еврейских общин, требующих от поляков большего покаяния за Холокост, в котором они якобы участвовали, тем сильнее будет польская Церковь с ее краковско-ватиканским эмиссаром в небесах, реликвиями которого в виде нескольких флаконов крови обладает бывший папский секретарь, а ныне митрополит Краковский Дзивиш.

Наша реальность очень изменчива. Времена относительной стабильности и безопасности, когда люди отворачиваются от организованной, институциональной религиозности, могут вскоре стать воспоминанием. Очередной экономический кризис может потрясти устои общества с такой силой, что организованные религиозные общины, церкви могут оказаться единственными дееспособными структурами во всеобщем хаосе.

Приближаются тревожные времена, а, как говорится, "когда тревога, тогда до Бога". В Польше связь с Богом верующим обеспечивают ксендзы, епископы и святые. Обеспечивают также и потому, что обладают значительным материальным ресурсом. А "сектанты"? Они, видимо, верят в какого-то другого Бога. 

  

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования