Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
25 ноября 16:49Распечатать

Александр Солдатов. УРОКИ ВОЗВРАЩЕНИЯ. Канонические структуры РПЦЗ на постсоветском пространстве – к 90-летию РПЦЗ. Часть вторая


2. Возникновение легальных канонических структур РПЦЗ в СССР

В эпоху "перестройки", особенно после празднования 1000-летия Крещения Руси в 1988 году, интерес к РПЦЗ среди православных в Советском Союзе, особенно среди клириков и мирян РПЦ МП, значительно возрос. Широкое распространение среди православного духовенства и мирян получили издания Зарубежной Церкви, особенной популярностью пользовались репродукции иконы Новомучеников и Исповедников Российских, "от безбожных пострадавших", канонизацию которых РПЦЗ совершила в 1981 году. В то время, когда Издательский отдел Московской патриархии занимался, в основном, выпуском подцензурного церковного официоза, из-за своих малых тиражей недоступного даже активным православным мирянам, издательство Свято-Троицкого монастыря РПЦЗ в Джорданвилле являлось крупнейшим центром русского церковного книгоиздания. Среди "демократической оппозиции" в РПЦ МП, равно как и среди консервативных ревнителей, возникла надежда, что "здоровая и свободная Зарубежная Церковь", сохранившая верность святоотеческому Православию, сможет возглавить процесс духовного возрождения России, заменив "насквозь скомпрометировавшее себя сотрудничеством с безбожной властью и КГБ" священноначалие Московской патриархии. Как замечает историк Владимир Мосс, "было ясно, что Московская патриархия (…) оставалась вместе с КГБ самой неперестроенной частью советского общества со своей оставшейся на местах брежневской номенклатурой, нераскаявшейся в предательстве собственной паствы на протяжении последних десятилетий". Активизируется деятельность церковных диссидентов, особенно священника Глеба Якунина, создается неформальное движение "Церковь за перестройку".

"Антипатриархийные" настроения в советской церковной среде особенно усилились после публикации в 1991 году архивных материалов, документально свидетельствующих о сотрудничестве высших церковных иерархов РПЦ МП с советскими спецслужбами. Эти материалы были обнаружены в архиве КГБ двумя народными депутатами России, входившими в состав парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств деятельности ГКЧП, - священником Глебом Якунином и Львом Пономаревым. Впервые их опубликовал журнал "Христианский вестник" в октябре 1991 года. Этим объясняется тот факт, что самыми активными сторонниками создания легальных канонических структур РПЦЗ в СССР, альтернативных РПЦ МП, в конце 1980-х – начале 1990-х годов выступили диссиденты – как церковные, так и светские, - составлявшие демократическую оппозицию советскому режиму, выступавшие за скорейший демонтаж всей советской системы, в том числе "советской церкви". В частности, священник Глеб Якунин рассказывал автору, что, будучи народным депутатом России, по просьбе председателя Верховного Совета России Бориса Ельцина в 1990-91 гг. он приглашал в страну первоиерарха РПЦЗ Митрополита Виталия (Устинова), чтобы тот возглавил "процесс церковного очищения". Однако Митрополит Виталий отказался от приглашения, мотивируя это неуверенностью в своей безопасности.

Уже в 1989 году отдельные представители духовенства РПЦ МП заявляют о своем присоединении к РПЦЗ. Среди первых присодинившихся к Зарубежной Церкви клириков следует назвать священника Алексия Аверьянова и группу сибирского духовенства во главе с игуменом Евтихием (Курочкиным). Их судьба сложилась по-разному. О. Аверьянов был возведен в РПЦЗ в сан протоиерея, а затем лишен священства за двоеженство (см. Постановление Архиерейского Собора РПЦЗ 1996 г.). Лишения сана он не признал и ныне служит самостоятельно ("акефально") в подмосковном городе Подольске. За богослужениями поминает Патриарха РПЦ МП. Был широко известен благодаря своим тесным контактам с Национально-патриотическим фронтом "Память", который делил свою штаб-квартиру с Синодальным Подворьем РПЦЗ в Марфо-Мариинской обители Москвы в 1992-93 гг. О. Евтихий был в 1994 г. хиротонисан во епископа Ишимского и Сибирского, управляющего Сибирской епархией РПЦЗ, а после подписания "Акта о каноническом общении" РПЦ МП и РПЦЗ 17 мая 2007 г. назначен Священным Синодом РПЦ МП епископом Домодедовским, викарием Московской епархии, управляющим приходами "лояльной" Московской патриархии части РПЦЗ на территории России. По признанию самого епископа Евтихия, таких приходов осталось 8, и в течение пяти лет после подписания "Акта" они должны "плавно" интегрироваться в местные епархии РПЦ МП. Часть представителей группы сибирского духовенства, присоединившихся вместе с игуменом Евтихием в 1989-90 гг. к РПЦЗ, в настоящее время находятся в различных самоуправляющихся "ветвях" РПЦЗ, не признавших ее подчинения Московской патриархии.

Но основным импульсом, положившим начало массовому переходу в РПЦЗ клириков и мирян официальной РПЦ МП, следует считать присоединение к зарубежному Синоду Цареконстантиновского храма в Суздале (Владимирской области) в апреле 1990 года. Поводом для этого стал конфликт настоятеля храма архимандрита Валентина (Русанцова), прослужившего в Суздале к тому моменту 17 лет, с новым правящим архиереем Владимирской епархии РПЦ МП, архиепископом Владимирским и Суздальским Валентином (Мищуком) (вскоре после "суздальской истории" был переведен на другую кафедру, а затем уволен на покой. В 1999 году получил назначение на Оренбургскую кафедру, где служит и поныне в сане митрополита). Архиепископ Валентин решил перевести архимандрита Валентина в новый храм в городе Покрове (Владимирской обл.). Мотив этого решения не до конца понятен: обе стороны так или иначе ссылаются на "психологическую несовместимость", Митрополит Валентин (Русанцов) при этом добавляет, что отказывался писать отчеты архиепископу о своих контактах с иностранцами. Суздальские прихожане решительно отказались пускать в храм новых священников, назначенных архиепископом. Неоднократно ездили они "просить за своего батюшку" во Владимирское епархиальное управление, в течение нескольких месяцев пикетировали здание Московской патриархии в Чистом переулке в Москве. В конце концов, они убедили архимандрита Валентина вернуться в Суздаль, что было возможно только при условии перехода в другую церковную юрисдикцию. Идея возвращения РПЦЗ на родину тогда, в начале 1990 года, что называется, витала в воздухе. Архимандрит Валентин с единодушно поддержавшим его клиром и несколькими сотнями мирян составили прошение в Архиерейский Синод РПЦЗ о приеме их прихода под "зарубежный" омофор. Главной причиной своего решения присоединиться к РПЦЗ авторы прошения называют то, что руководство РПЦ МП отняло у них "духовного отца, настоятеля нашего храма, и с ним – все суздальское духовенство".

Обращение суздальской общины в Архиерейский Синод РПЦЗ получило широкий резонанс в церковном и светском обществе. Общину, которая "пошла своим путем", поддержали демократические СМИ, некоторые депутаты Верховного Совета России. Существенную помощь архимандриту Валентину и общине в самые тяжелые дни, когда они уже покинули РПЦ МП, но еще не были официально приняты в РПЦЗ, оказала нонконформистская телепрограмма "Пятое колесо", а также московские газета "Московские новости" и журнал "Огонек".

В мае 1990 года последовало постановление Архиерейского Собора РПЦЗ о приеме архимандрита Валентина с клиром и паствой в каноническое подчинение Русской Зарубежной Церкви. Это был беспрецедентный шаг, поскольку ранее в РПЦЗ не принимались крупные легальные приходы из РПЦ МП, и, похоже, в Зарубежном Синоде не было полного единодушия по этому вопросу. Во всяком случае, в Послании Архиерейского Собора РПЦЗ 1990 года говорится о том, что Русская Зарубежная Церковь не планировала открывать свои легальные приходы в России, но она не могла не "протянуть руку нуждающимся в нашей помощи... Подобно нищему, они просят дать им хлеба духовного и можем ли мы, в их протянутые нам руки, положить камень равнодушия и безразличия?" (Послание Архиерейского Собора РПЦЗ от 16 мая 1990 г.).

Известие о присоединении к РПЦЗ суздальского прихода вызвало обвальный процесс перехода диссидентствующих и просто недовольных клириков Московского патриархата в юрисдикцию Зарубежного Синода. Официально присоединяются к РПЦЗ "сибирская группа" (игумен Евтихий, священники Иоаким Лапкин, Михаил Курочкин и Василий Савельев, диакон Сергий Бурдин), священник Петр Астахов в Калининградской области, священник Виктор Усачев под Москвой, диакон Сергий Перекрестов в Санкт-Петербурге, игумен Иннокентий в Приморском крае, общины с храмами в Брянской области, Ставропольском крае, Пензенской области и многих других регионах России. Известны случаи, когда только за одну неделю в юрисдикцию РПЦЗ переходило более десятка общин.

В июне 1990 года в Суздале были устроены торжества по случаю 1000-летия Крещения Владимиро-Суздальской Руси. Праздничное Богослужение в Цареконстантиновском храме совершили епископы РПЦЗ: Берлинский и Германский Марк (Арндт) (ныне архиепископ, один из инициаторов присоединения РПЦЗ(Л) к Московскому патриархату), Тамбовский и Моршанский Лазарь (Журбенко) (умер в 2005 г. в сане схиархиепископа и в должности председателя Архиерейского Синода РИПЦ) и Манхеттенский Иларион (Капрал) (ныне митрополит, первоиерарх РПЦЗ МП). Это был первый случай открытого служения в России иерархов РПЦЗ.

Число приходов Российской Православной Свободной Церкви (так Собор РПЦЗ 1990 г. назвал группу подчиненных Архиерейскому Синоду легальных приходов в России) постоянно росло (к концу 1991 г. оно превысило цифру в 100 приходов), но оставался неясным вопрос о каноническом управлении ими. Архиерейский Собор РПЦЗ, состоявшийся в мае 1990 года в Нью-Йорке, принял Положение о Российской Православной Свободной Церкви (официально опубликовано в синодальном журнале "Церковная жизнь" - № 3-4 за 1990 г.). Богословская, экклезиологическая основа этого документа была сформулирована в Послании Архиерейского Собора. Следует отметить, что в Послании не говорится о том, что РПЦ МП "отпала от Православия" и поэтому долгом Русской Зарубежной Церкви является восстановление Истинного Православия на родине. Напротив, в этом соборном акте есть несколько "позитивных" заявлений о РПЦ МП, самим ярким и спорным из которых является фраза, вызвавшая массу критики как среди "зарубежников", так и в различных "ветвях" Катакомбной Церкви и Греческих старостильных Церквей, и отмененная Архиерейским Собором РПЦЗ 1996 года: "Верим и исповедуем то, что в храмах Московской Патриархии, в тех из них, в которых священник горячо верит и искренно молится, являясь не только служителем культа, но и добрым пастырем, любящим своих овец, по вере приступающих, подается в таинствах спасительная благодать. Немногочисленны эти храмы на необъятных просторах Русской Земли". Как справедливо отмечали критики этой фразы, действие и само наличие благодати Божией ставилось в ней в зависимость от личных нравственных качеств того или иного священнослужителя, а не от догматической чистоты его веры и веры его епископа. Общепринятым в православном Предании является отрицание такой "субъективной" связи. В частности, широко распространено сказание из "Древнего патерика" о том, как вместо недостойного по своим нравственным качествам священника Литургию совершает ангел.

Далее в Послании отмечается, что храмов Катакомбной Церкви, сохранившей "каноническую преемственность от принявших мученические венцы, истинных архипастырей Церкви", в России еще меньше, чем "благодатных" храмов РПЦ МП. Именно этой малочисленностью "благодатных" храмов разных юрисдикций фактически и объясняют Отцы Собора РПЦЗ 1990 года необходимость положительного отклика Зарубежной Церкви на просьбы священников и мирян из России "покрыть их омофором, дать им благодать". Авторы Послания задаются вопросом, создает ли РПЦЗ новый раскол в Церкви России, где уже есть "благодатные" храмы. Раскол, говорится далее в Послании, уже создан митрополитом Сергием (Страгородским) и его последователями ("сергианами"), среди которых было немало обновленцев, внесших в Церковь модернизм и увлечение экуменизмом. Главным каноническим обоснованием создания собственной иерархии в России, согласно Посланию, является то обстоятельство, что для епископов РПЦЗ русская земля не является территорией чужой автокефальной Церкви.

Вместе с тем, Архиерейский Собор РПЦЗ 1990 года констатировал некоторые противоречия между Положениями об РПСЦ и РПЦЗ. Последнее было принято на Архиерейском Соборе РПЦЗ 1956 года и определяет эту Церковь как временно самоуправляющуюся зарубежную часть Русской Церкви, которая должна лишиться своего самоуправления после упразднения безбожной власти в России. Эти противоречия стали причиной создания на Архиерейском Соборе РПЦЗ 1994 года специальной Комиссии по пересмотру Положения об РПЦЗ, которая завершила свою работу в 1996 году, так и не предложив никаких изменений в действующее Положение. Однако эта Комиссия уделяла особое внимание вопросам взаимоотношений РПЦЗ с РПЦ МП в контексте "падения безбожной власти" в России.

Пожилой российский епископ Лазарь (Журбенко), с недоверием относившийся к новой российской власти, не был настроен "выходить из катакомб" и скептически расценивал массовый переход "патриархийного" духовенства в РПЦЗ. Об этом он, в частности, говорил в своем интервью журналу "Православная Русь" в 1992 году. Иную позицию занимал суздальский архимандрит Валентин. Воодушевленный свободой от пут церковной бюрократии, он стремился как можно активнее разоблачать РПЦ МП и призывать православных "в лоно Истинной Церкви". На почве разных подходов к формам церковного служения РПЦЗ в России между епископом Лазарем и архимандритом Валентином возникли серьезные разногласия. Свою точку зрения на суть этих разногласий епископ Валентин изложил в докладе на Съезде духовенства, монашествующих и мирян Суздальской епархии РПСЦ (РПЦЗ) в Суздале 7 мая 1991 г., а также в многочисленных докладах и рапортах в Архиерейский Синод РПЦЗ 1990-92 гг., хранящихся в архивах Архиерейского Синода в Нью-Йорке и Архиерейского Синода РПАЦ в Суздале. Видя, что разногласия между старым и новым "поколениями" последователей РПЦЗ в России грозят развитию процесса церковного строительства, Зарубежный Синод назначил 4 октября 1990 года архимандрита Валентина Экзархом Российской Православной Свободной Церкви и Управляющим делами при Суздальском епархиальном управлении с правом самостоятельного принятия духовенства и общин из РПЦ МП, что усугубило противоречия между ним и епископом Лазарем, сделав практически невозможным архипастырское окормление "валентиновских" приходов.

В этих условиях Архиерейский Синод РПЦЗ принял решение рукоположить архимандрита Валентина в сан епископа, а епископа Лазаря возвести в сан архиепископа, чтобы сделать его неформальным первоиерархом Свободной Церкви в России. Епископская хиротония архимандрита Валентина состоялась менее чем через год после его присоединения к РПЦЗ, 10 февраля 1991 года, в храме святого праведного Иова Многострадального в Брюсселе. Хиротонию совершили архиепископ Женевский и Западно-Европейский Антоний (Бартошевич, ум. в 1994 г.), архиепископ Берлинский и Германский Марк (Арндт, ныне в РПЦЗ МП), епископ Каннский Варнава (Прокофьев, ныне в РПЦЗ МП) и епископ Григорий (Граббе, ум. в 1995 г.). Горячим сторонником и активным лоббистом этой хиротонии выступил видный деятель РПЦЗ, возглавлявший более 50 лет канцелярию Архиерейского Синода и впавший в "немилость" только после избрания первоиерархом РПЦЗ в 1986 г. Митрополита Виталия (Устинова) епископ Григорий (Граббе). Не задержавшись в Брюсселе ни на день, епископ Валентин вернулся в Суздаль, где был радостно встречен своей паствой.
Естественно, что после епископской хиротонии Валентина (Русанцова) размежевание между приходами, подчиненными ему и архиепископу Лазарю, только усилилось. Между прочим, к тому времени архиепископ Лазарь возглавлял не только катакомбные общины – в его юрисдикцию переходили и бывшие приходы РПЦ МП, которые либо территориально ближе располагались к резиденции архиепископа (в основном, на юге России и в Украине), либо были смущены негативными слухами о епископе Валентине, распространявшимися, а отчасти и фабриковавшимися не без участия спецслужб. К середине 1991 года почти прекратилось молитвенное общение между двумя иерархами, которые встречались только на Архиерейских Соборах за границей.
В том же 1991 году был рукоположен викарий архиепископа Лазаря, епископ Гомельский Вениамин (Русаленко), этнический белорус, вскоре ставший правящим архиереем с титулом "Епископ Черноморский и Кубанский".  Руководство РПЦЗ поначалу воздержалось от широкой огласки факта архиерейской хиротонии епископа Вениамина, поскольку архиепископ Лазарь настаивал на "катакомбном" характере его служения. Епископ Вениамин действительно происходит из катакомбной семьи, жившей в Гомельской области Беларуси. В детстве он был духовным чадом катакомбного иеромонаха Феодора (Рафановича), проживавшего в Гомеле и деревне Химы Гомельской области. В 1980-е гг. будущий иерарх был рукоположен епископом Лазарем в сан священника для окормления катакомбных общин Гомельщины. Служение епископа Вениамина довольно быстро перестало быть исключительно катакомбным: в 1992 г. Архиерейский Синод РПЦЗ передает в его юрисдикцию Сибирское благочиние игумена Евтихия (Курочкина), почти полностью состоявшее из легальных приходов, которые перешли в РПЦЗ из РПЦ МП. В настоящее время Вениамин - архиепископ Черноморский и Кубанский, член Архиерейского Синода РИПЦ.

Отдавая себе отчет в невозможности создания нормальных церковно-административных структур в России и имея в виду облегчение самой возможности присоединения к РПЦЗ максимально большего числа клириков официальной Церкви, Архиерейский Синод провозгласил Россию (в границах СССР) "миссийной территорией", предоставив каждому из трех российских архиереев право окормлять приходы в любом регионе страны. Этот принцип, известный в церковном праве как "каноническая экстерриториальность", закреплен в постановлениях Архиерейского Синода РПЦЗ 1990-91 гг. и отменен Архиерейским Собором РПЦЗ 1994 г., разделившим территорию бывшего СССР на шесть епархий с четко обозначенными географическими границами. Вместе с тем, ряд исследователей полагает, что территориальное деление епархий появилось и закрепилось в церковном праве исключительно благодаря появлению христианской государственности после "Миланского эдикта" Римского императора Константина Великого, почитаемого Церковью в лике равноапостольных. Соответственно, с ликвидацией последней христианской империей, каковой была Российская империя, строгое соблюдение принципа территориального деления епархий, увязанного с административно-территориальным делением государства и гарантированного государственными административными механизмами, невозможно.

Постепенно выявились четкие принципы, разделявшие РПСЦ (т.е. РПЦЗ на постсоветском пространстве) на "валентиновскую" и "лазаревскую" части (к последней относились и приходы епископа Вениамина). К юрисдикции епископа Валентина относились, как правило, перешедшие в РПЦЗ из РПЦ МП легальные приходы (в большинстве случаев, с собственными храмами), а архиепископ Лазарь окормлял общины, остававшиеся на нелегальном или полулегальном (имели регистрацию, но служили в домашних условиях) положении.

Однако, как уже указывалось выше, в этом правиле были некоторые исключения. Так, в 1991 году к епископу Валентину присоединились группы вятских и абхазских катакомбников, а также связанные с ними общины в других регионах бывшего СССР. Вятскую группу общин, вошедших в Суздальскую епархию, возглавлял священник Валентин Аристов, рукоположенный архиепископом Антонием (Галынским-Михайловским). Епископ Валентин принял этого священника "в сущем сане", несмотря на то, что архиепископ Лазарь категорически отрицал каноничность "галынской" иерархии. Позже о. Валентин был пострижен в Суздале в монашество с именем Антоний и возглавил в сане епископа, а затем и архиепископа, Яранско-Вятскую епархию РПАЦ. Скончался иерарх в 2008 году. Абхазскую группу, в которой значительную часть составляли монашествующие, возглавляет архиепископ Сухумский и Абхазский Серафим (Зинченко), также постриженный и рукоположенный во все степени священства в Суздале.

С другой стороны, архиепископу Лазарю, несмотря на декларируемый им катакомбный характер своего служения, подчинились крупный Свято-Троицкий собор в Обояни (Курской области), где некоторое время размещалась его кафедра (он даже носил титул "Тамбовского и Обоянского"), и Успенский храм в селе Валищеве (Московской области), где служил протоиерей Алексий Аверьянов. Настоятель Свято-Троицкого собора в Обояни игумен Иоасаф (Шибаев) присоединился к РПЦЗ из РПЦ МП 10 сентября 1991 г., а уже 21 октября 1991 г. Архиерейский Собор РПЦЗ постановил учредить при соборе в Обояне кафедру архиепископа Лазаря. После многочисленных попыток вооруженного захвата храма, ОМОН, применив слезоточивый газ, изгнал из собора общину РПЦЗ 12 августа 1993 г. Летом 1994 г. о. Иоасаф перешел в Украинскую Православную Церковь Киевского патриархата, где был рукоположен во епископа Белгородского и Обоянского (ныне – архиепископ, постоянный член Священного Синода УПЦ КП).

На заседании Архиерейского Синода РПЦЗ в сентябре 1991 года епископ Валентин предложил "Преосвященному Лазарю, Архиепископу Тамбовскому и Моршанскому, стать во главе Катакомбной Церкви России, а Преосвященному Вениамину, Епископу Гомельскому, быть викарным у Преосвященного Архиепископа Лазаря, с совмещением самостоятельно управлять общинами верующих в Белоруссии и на Украине" (см. "Суздальский паломник", №№ 18-20, 1994. С. 24).

Помимо конфронтации с архиепископом Лазарем, у епископа Валентина возникли некоторые канонические противоречия с архиепископом Берлинским и Германским Марком (Арндтом), который занимался активной церковной деятельностью в России. В частности, в 1990 г., по поручению Архиерейского Синода РПЦЗ, архиепископ Марк возглавил заочную Духовную семинарию для кандидатов в клир РПЦЗ в России, число студентов которой превышало 200 человек и где в 1990-96 гг. обучался автор этих строк. Учитывая то, что Архиерейский Собор РПЦЗ 1990 года объявил территорию России "миссийной", архиепископ Марк создавал в СССР свои канонические структуры, некоторые из которых "пересекались" с Суздальской епархией. Так, в своем докладе Архиерейскому Синоду РПЦЗ 1 октября 1991 года епископ Валентин указывал на пять случаев "вмешательства Владыки Марка в пределы не принадлежащей ему епархии". Это: назначение монаха Амвросия (Сиверса) благочинным реально не существовавшего немецкого благочиния на территории СССР; назначение протоиерея Иоакима Лапкина, побывавшего в монастыре преподобного Иова Почаевского в Мюнхене, благочинным Сибири; принятие общин в Литве; рукоположение священника Сергия Перекрестова для окормления общины в Санкт-Петербурге; распространение негативной информации и слухов о самом епископе Валентине. Особенно заметно каноническая неразборчивость архиепископа Марка проявилась в истории с выдававшим себя за монаха и графа церковным авантюристом Амвросием (Сиверсом), настоящее имя которого – Андрей Борисович Смирнов. Ныне он называет себя "архиепископом Готфским", не приводя каких-либо убедительных доказательств своей архиерейской хиротонии. В разное время псевдо-Сиверс опубликовал несколько противоречивых версий своей собственной биографии, а в середине 1994 года неожиданно заявил, что над ним была совершена хиротония во "епископа Готфского", предстоятеля Церкви истинно-православных христиан старого и нового обрядов. Очевидно,что "немецкое благочиние", в существовании которого Андрею Смирнову удалось в 1990 году убедить архиепископа Марка, также было вымышленным. Уже в 1992 году эта фальсификация раскрылась, и архиепископ Марк уволил Смирнова с должности благочинного. В результате он покинул РПЦЗ и ныне является ее активным обличителем. Для характеристики созданной Андреем Смирновым квазирелигиозной организации достаточно указать на тот факт, что в ней официально "канонизирован" Адольф Гитлер. Петербургский священник Сергий Перекрестов был лишен сана Архиерейским Собором РПЦЗ 1996 года за многоженство, по инициативе епископа Евтихия. А действия архиепископа Марка по компрометации епископа Валентина проявились, в частности, в том, что он попросил лидера националистической организации "Черная сотня" Александра Штильмарка направить в Архиерейский Синод РПЦЗ малоаргументированный рассказ о нарушении епископом Валентином обетов целомудрия. Данный текст хранится в архиве Архиерейского Синода РПЦЗ в Нью-Йорке.

С подобными жалобами на действия архиепископа Марка в России в Архиерейский Синод обратился и другой российский архиерей РПЦЗ, архиепископ Лазарь. Со временем противоречия между епископом Валентином и архиепископом Марком лишь увеличились. В конце 1992 года епископ Валентин писал первоиерарху РПЦЗ Митрополиту Виталию: "После моей хиротонии во Епископа, Преосвященный Владыка Марк все сделал для того, чтобы поссорить меня с Преосвященными Архиепископом Лазарем и Епископом Вениамином... Архиепископ Марк стал обвинять меня, что я "как бульдозер подминаю все под себя"... Он написал письмо в Калининград, назвав [меня] "волком в овечьей шкуре", и это письмо зачитывалось в храмах с амвонов Московского патриархата... Преосвященные Архиепископ Лазарь и Епископ Вениамин, уже выставленные Архиепископом Марком как недееспособные к руководству Церкви". Широкое распространение получило в России в 1993 году письмо архиепископа Марка протоиерею Михаилу Арцимовичу, в котором Германский иерарх называет "нечистью" и "homo sovieticus" клириков и мирян, принятых РПЦЗ в России из РПЦ МП, вместе с тем призывая "искать себе союзников среди тех чистых или стремящихся к чистоте элементов, которые существуют как в недрах Московской Патриархии, так и в других Поместных Церквах". Третий съезд Суздальской епархии РПСЦ (РПЦЗ в России), состоявшийся 23 июня 1993 года в Суздале, потребовал от архиепископа Марка попросить "прощения перед российской паствой, духовенством и Епископом Валентином по поводу его оскорбительных выпадов в их адрес". Неудивительно, что именно архиепископ Марк стал главным инициатором лишения епископа Валентина сана на Архиерейском Соборе РПЦЗ 1996 года, а в конце того же года встретился в Москве с патриархом Алексием II, после чего возглавил процесс подчинения РПЦЗ Московской патриархии, который завершился в мае 2007 г.

Архиерейский Синод РПЦЗ предпринимал в 1991 году некоторые попытки к примирению своих российских архиереев, пытался заниматься распределением "спорных" приходов, но это в большинстве случаев только усугубляло размежевание "лазаревцев" и "валентиновцев". Впрочем, появление в среде российских "зарубежников" "третьей силы", о которой речь пойдет ниже, сплотило архиепископа Лазаря и епископа Валентина.

Чтобы лучше представить себе масштабы церковно-исторического явления, о котором идет речь, позволим себе подвести некоторые статистические итоги, демонстрирующие состояние РПЦЗ на территории бывшего СССР на конец 1991 года. Именно этот год, по нашему мнению, стал периодом наиболее активного роста числа общин РПЦЗ на постсоветском пространстве.

В декабре 1991 года РПЦЗ имела около 300 легальных и катакомбных общин в странах бывшего СССР (число ее общин в остальной части мира не намного превышало эту цифру), а общее число их последователей к этому моменту можно оценить в 50 000 человек. Крупнейший, широко известный (благодаря многочисленным публикациям в прессе) и наиболее эффективный административный центр РПЦЗ располагался в Суздале, где действовало официальное епархиальное управление во главе с епископом Валентином. К концу года также возросла эффективность архипастырской деятельности архиепископа Лазаря в связи с учреждением его кафедры при Свято-Троицком соборе в Обояни. Полусамостоятельный локальный центр РПЦЗ действовал при Богоявленском соборе в Ишиме (Тюменской области), где служил благочинный Сибири игумен Евтихий (Курочкин), однако возможности этого центра были весьма ограничены в связи с отсутствием в нем архиерея.

В столице России были достаточно широко представлены как "лазаревцы", так и "валентиновцы", однако последние не имели возможности развернуть в Москве достаточно активную богослужебную деятельность. "Лазаревцы" были представлены домовым храмом святых Новомучеников и Исповедников Российских в Старосадском переулке (район Китай-город) (настоятель – священник Олег Орешкин, принятый архиепископом Лазарем из "секачевской ветви" ИПЦ и заново рукоположенный), а также бывшими ритуальными залами на Митинском, Головинском и Котляковском кладбищах Москвы, переданными управлением "Ритуал" Православному братству РПЦЗ во имя преподобного Иова Почаевского в пользование (богослужения начались только в двух из них в 1992 г.). Единственной общиной "валентиновцев" в Москве был приход храма св. Николая в Пыжах (на улице Большая Ордынка) (настоятель – иеромонах Тихон (Козушин)), вынужденный служить на квартире, поскольку московские власти пытались передать храм "параллельной" общине РПЦ МП. Приходы РПЦЗ были представлены в 1991 г. в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Рязани, Мурманске, Воронеже, Курске и Курской области, Тамбове, Карелии, Северной Осетии, Краснодарском, Красноярском, Алтайском и Приморском краях, в Московской, Белгородской, Владимирской, Пензенской, Омской, Оренбургской, Пермской, Курганской, Тюменской, Новосибирской, Томской, Калининградской областях России, а также в Латвии, Беларуси и Кыргызстане. Подавляющее большинство легальных российских общин РПЦЗ подвергалось жесточайшему административному давлению, многие из них изгонялись из храмов силою, с помощью милиции и спецназа, которые применяли оружие. В частности, весьма драматичные события происходили в 1990-91 гг. в храмах РПЦЗ в Московской области, на власти которой оказывали большое влияние руководители Московской епархии РПЦ МП митрополит Ювеналий (Поярков) и протоиерей Александр Ганаба. 7 октября 1990 г., во время Литургии, в Успенский храм села Голочелово ворвались клирики и семинаристы РПЦ МП во главе с епископом Можайским Григорием и учинили скандал. Выгнав из храма священника РПЦЗ Виктора Усачева, они заново совершили в нем свою Литургию (см. "Православная Русь", № 22, 1990). 2 февраля 1991 г. протоиерей Александр Ганаба, секретарь Московской епархии РПЦ МП, в сопровождении группы вооруженных милиционеров изгнал общину РПЦЗ из Покровского храма села Никоновское. Община смогла спокойно молиться в разрушенном храме лишь меньше месяца (см. "Православная Русь", № 5, 1991). В день государственного переворота (ГКЧП) и на праздник Преображения Господня, 19 августа 1991 г., представители епархии РПЦ МП, местных властей, прокуратуры и милиции прервали богослужение РПЦЗ в Свято-Екатерининском храме подмосковного села Рахманово, куда они привезли на автобусах верующих из соседнего города Павловский Посад, и совершили в нем свою Литургию (см. "Православная Русь", № 21, 1991). Примеров такого рода можно привести еще множество.

Что касается Украины, то одну из первых легальных общин РПЦЗ в этой стране создала группа православных мирян во главе с Виталием Шумило в Чернигове. В конце 1990 года они подали в Совет по делам религий заявление о регистрации общины во имя святых священномучеников Василия и Пахомия Черниговских, однако получили немотивированный отказ. В настоящее время при домовом храме этой общины расположена кафедра одного из архиереев РИПЦ и издается журнал "Вера и жизнь", а староста Виталий Шумилло является референтом председателя Архиерейского Синода РИПЦ Архиепископа Тихона (Пасечника). 1 сентября 1991 года многолюдное богослужение на месте разрушенного храма во имя Феодоровской иконы Божией Матери на улице Карла Маркса в Симферополе провели присоединившиеся к РПЦЗ в начале того же года крымские священники Валерий Лапковский (ныне епископ РПЦЗ(В-В) Мартин) и Владимир Фастович. По окончании богослужения было принято обращение в Верховный Совет Крыма с требованием прекратить дискриминацию общин РПЦЗ. Эти же клирики служили в кладбищенской часовне в Керчи и на месте разрушенного храма во имя Всех святых в Феодосии. Достаточно драматично складывалась судьба общины РПЦЗ в Севастополе, которая образовалась осенью 1990 г. после ухода из РПЦ МП священника Георгия Кохно и игумена Андроника (Кохно). Верующих несколько раз насильно выдворяли из храма, происходили драки, на храм нападали милиция и казаки. История героической борьбы севастопольской общины РПЦЗ подробно описана в джорданвилльском журнале "Православная Русь" (№ 22, 1990, и № 13, 1991). Священноначалие РПЦЗ направляло различные обращения в защиту общины в Верховные Советы Украины и Крыма. Настоятель общины священник Георгий Кохно был убит при загадочных обстоятельствах в 1992 г. Севастопольское духовенство РПЦЗ также окормляло Свято-Николаевскую общину в поселке Кача. 15 сентября 1991 г. севастопольские клирики вместе с присоединившимся к РПЦЗ иеромонахом Агафангелом (Пашковским) (ныне Митрополит, первоиерарх РПЦЗ(А)) совершили первый молебен в новообразованной общине г. Херсона, на который собралось около 400 человек. Легальные общины РПЦЗ появились в рассматриваемый период также в городе Ивано-Франковске (настоятель – иеромонах Агафангел (Пашковский)), селе Куйбышево Одесской области (настоятель – иеромонах Нектарий (Хруль)), поселке Вороновица Винницкой области (настоятель – игумен Ипатий (Обревский)), селе Россохи Хмельницкой области (настоятель – иеромонах Панкратий (Свирида)). В целом процесс образования в Украине легальных приходов РПЦЗ отставал от России, что, вероятно, можно связать с большей административной инерцией местных властей, не желавших регистрировать такие общины.

Помимо легальных, на территории Украины сохранилась разветвленная сеть катакомбных общин, присоединившихся к РПЦЗ еще в 1970-80-х гг. Признанным духовным центром этой части РПЦЗ в Украине является Харьков, где родоначальником катакомбного движения был канонизированный в лике Новомучеников Российских св. иеросхимонах Серафим (Загоровский, погиб в 1943 г.). До 1985 г. харьковские общины (в их числе есть и небольшой женский монастырь) окормлял иеромонах Никита (Лехан), которого епископ Лазарь (Журбенко) хотел рукоположить в сан епископа, но тот, со ссылкой на свой преклонный возраст, отказался. Другим важным центром Катакомбной Церкви в юрисдикции РПЦЗ является Киев, однако достоверно неизвестно, кто окормлял местных катакомбников после смерти священника Владимира Веселовского в 1974 г. и до появления легальных приходов РПЦЗ в столице Украины в 1993 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования