Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
22 октября 12:29Распечатать

Епископ Амвросий (Епифанов). ЗАБЫТЫЙ ПРАВЕДНИК. Почему митрополит РПЦ МП сровнял с землей могилу великого святого – наставника о. Иоанна Кронштадтского?


"Самим праведникам не нужна слава, но нам, которые еще в этой жизни, необходимо памятование о них – для подражания", - эти знаменитые слова святителя Василия Великого свидетельствуют о том, что Церковь с древних времен почитала тех людей, которые, очистившись от греха, стяжали Дух Святой в разнообразии даров Его и явили силу Его в нашем мире. Церковью с благоговением собирались и почитались останки тел святых как Храмов Духа Святого.

Всему миру известен о. Иоанн Кронштадтский, великий праведник и всероссийский молитвенник, друг страждущих, труждающихся и обремененных. Он всегда останется близким сердцу русского народа и источником вдохновения для служителей у престола Божия. Православным дорога могила святого в Иоанновском монастыре Санкт-Петербурга.

И вполне естественным было бы почитать его духовного отца – протоиерея Гавриила Любимова. Именно у него пастырь Кронштадтский черпал вдохновение, примеры и наставления в строительстве целого ряда богоугодных заведений, в щедрой благотворительности, законоучительстве, проповедничестве и храмоздательстве. В свое время, своей жизнью, любовью к страждущим, прозорливостью и даром исцелений протоиерей Гавриил Маркович Любимов в Санкт-Петербурге был известен не менее, чем его сподвижник из Кронштадта.

К великому сожалению, имя о. Гавриила ныне почти забыто, и не только в Московской патриархии, активно занимающейся канонизациями, но, увы, и среди почитателей его достойного сына. Остается быть только благодарными Л.Е. Сикорской, которая в своей книге о священноисповеднике Димитрии (Любимове), архиепископе Гдовском, отвела несколько страниц духовной памяти его не менее достойного отца. Ведь, как известно, "от доброго корня произрастет добрый плод".

В 1896 году, во время празднования 50-летнего юбилея служения отца Гавриила в священном сане, отец Иоанн Кронштадтский сказал юбиляру: "Многоплодно твое служение и для столь многих плодотворно, живительно и радостно! Вот тут у тебя под боком воздвигнутая тобою богадельня со многими призреваемыми, старыми и малыми, убогими и калеками, тут школа, а на обширном пространстве России сколько воздвигнутых тобою храмов в бедных селах для меньшей бедной братии, к которой ты вовремя успел прийти, движимый чувствами благочестия и сострадания! И как умел ты найти жертвователей, будучи одарен от природы практическим умом и добрым сочувственным сердцем".

Скончался отец Гавриил 10 октября 1899 года. Его похороны собрали многотысячные толпы народа, а похоронили его в выстроенном им соборе Архангела Михаила, в левом Казанском пределе, близ амвона. При постройке нового каменного собора в 1911-14 годах могила отца Гавриила была сохранена.

Довелось и мне побывать в том месте. Прекрасно отреставрированный храм РПЦ МП не удивил меня отсутствием крестов на куполах приделов собора при наличии телевизионной антенны на его крыше. Удивило другое: отсутствие внутри собора самой могилы его основателя. Казалось бы: ничего странного в этом нет – с 1935 по 1990 гг. храм не действовал, и был передан патриархии в плачевном состоянии. Неудивительно, что при таких обстоятельствах захоронение вполне могло не сохраниться – примеров тому бесчисленное множество. Но ведь можно было как-то обозначить святое место. Удивило также другое: почти никто из обслуживающего персонала храма даже не слышал о существовании могилы отца Гавриила Любимова.

Выручила древняя старушка, чистившая подсвечники. Оказалось, что захоронение хорошо сохранилось, и останки праведника не были осквернены, но митрополит Ленинградский Иоанн (Снычев) при открытии собора благословил снести остатки надгробия, застелить место вечного покоя отца Гавриила, как и весь остальной пол, линолеумом. Странно, по-видимому, я выглядел для окружающих: ходит какой-то бородатый по церкви, рассматривает иконы, нигде не крестится, не ставит свечи, а потом вдруг начинает на пустом месте креститься, класть земные поклоны и целовать пол…

Чем же заслужил давно почивший праведник такую опалу у митрополита - может быть, даже и самого лучшего представителя патриархийных архиереев? Патологическая неприязнь владыки Иоанна ко всей династии Любимовых, по-видимому, связана с двумя личностями: горячо им почитаемым его духовным отцом митрополитом Мануилом (Лемешевским), убежденным сергианином, которому он всегда был беззаветно предан, и священноисповедником Димитрием (Любимовым), сыном отца Гавриила и духовным отцом и вождем истинно-православных "иосифлян", твердым хранителем и стражем подлинной Церкви Христовой.

Несомненно, уже сам тот факт, что в январе 1928 года епископ Димитрий объявил митрополита Сергия безблагодатным и потребовал немедленного разрыва молитвенного общения с ним, не может оставить безразличным ни одного сергианского иерарха. Но особую неприязнь к личности владыки Димитрия вызывает, вероятно, неудавшаяся трехдневная миссия Мануила (Лемешевского) в Ленинград в апреле 1928 года. Здесь епископ Мануил был хорошо известен своей успешной борьбой с обновленчеством еще в 1923 году. Видимо, помня свою удачную деятельность в Петрограде в 1923 году, владыка Мануил и в 1928 году надеялся на удачу в борьбе с "иосифлянским расколом", поэтому и попросился на новую поездку у митрополита Сергия. Последний со своим синодом такую поездку разрешил, а ОГПУ в лице Тучкова дало свое благословение.

Однако миссия по борьбе с Истинным Православием оказалась не только неудачной, а принесла прямо противоположный результат. Посланец Сергия не учел, что в 1923 году он имел опору и поддержку со стороны замечательных пастырей, стойких борцов за Православие, которые теперь единым духом и единым сердцем в борьбе за Истину составляли оппозицию отступившему от Церкви митрополиту Сергию. А тогдашний духовник кающихся обновленцев о. Сергий Тихомиров теперь служил в храме Воскресения-на-Крови и принимал покаяние возвращающихся в Православие отступивших сергиан. Даже самому епископу Мануилу ничего другого не оставалось, как с уважением воскликнуть: "Отошли, откололись наилучшие пастыри, которые своей непорочностью в борьбе с обновленчеством стояли намного выше всех!"

Однако уже много десятилетия спустя, его ученик, желая в ином свете представить результаты поездки своего наставника в Ленинград, об этих "наилучших пастыря" напишет, что они "вообще не отличались идейностью, терпимостью, примерностью, и православной чистотой", что "все они страдали духовной недальновидностью". Еще более неприглядно в его устах лукавое утверждение, будто епископ Димитрий никак не проявил себя во время возникновения и развития обновленческого раскола, хотя ему, на протяжении многих лет помогавшему своему учителю собирать исторические сведения о русских архиереях, прекрасно было известно, что за борьбу с "Живой Церковью" святитель был осужден и с сентября 1922 года отбывал ссылку в г. Уральске, а с декабря был выслан на три года в Туркестан.

Митрополит Иоанн лживо утверждает, что благодаря епископу Мануилу был нанесен "сокрушительный удар главным силам раскола", и "иосифляндское движение начало быстро падать". При этом он – доктор церковной истории Лениградской духовной академии, снискавший это звание как раз за исследование судеб Русской Церкви в ХХ веке, – прекрасно знал, что после "увещевания и разоблачения раскола" епископом Мануилом к владыке Димитрию присоединилось 25 новых храмов, и пик влияния "иосифлян" пришелся как раз на время после приезда епископа Мануила. Неслучайно митрополит Иоанн именует святителя Димитрия "человеком с купеческой расчетливостью".

Однако же, лукаво искажать историю по примеру своих хозяев большевиков-коммунистов принято у адептов сергианства. Как только власть переменилась, они ее переписали вновь – и опять же лукаво, не в Духе и Истине. Но даже в десятилетия сталинской тирании и брежневского "застоя" с их крайностями воинствующего атеизма, когда попиралось все, связанное с верой, когда уходили из жизни мир, любовь, совесть, стыд, когда отвечали дети за отцов, давно отошедшие в мир иной отцы за детей не отвечали. Считающий себя православным архиерей, при этом уничтожающий чудом Божиим сохранившуюся могилу святого праведника, не идет ни в какое сравнение с большевиками-коммунистами. Это самое настоящее оскорбление и памяти жителей Ораниенбаума (ныне Ломоносов), наименовавших одну из улиц своего город Любимовской в честь отца Гавриила.

Для чад Истинной Церкви Христовой поруганная могила отца Гавриила Любимова может быть тем святым местом, где душа православного христианина наполняется живой верой, крепкой надеждой и неиссякаемой любовью к Богу, местом проникновенных молитв и глубоких духовных переживаний.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования