Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
14 июля 14:00Распечатать

Димитрий Саввин. УНИОНАЛЬНЫЙ ТУПИК. Почему РПЦ МП не удалось распространить опыт поглощения РПЦЗ на старообрядцев, и что происходит после унии с самой РПЦЗ?


Как в свое время заметил один русский  публицист, пророков, более или  менее точно предсказывающих катастрофы, не любит никто. Вылезает потом эдакий аналитик на свет Божий, потрясает перед очами широкой общественности своей статьей или аналитическим отчетом многолетней давности – мол, я вас предупреждал – и широкая общественность посылает его подальше. Очень неприятно бывает. Но иногда вылезать на свет все-таки надо.

Вот и я сейчас решил выступить в роли такого "черного вестника". Нерадостно, конечно, но – пора.

В 2007 г., когда вместе с рядом единомышленников нами был создан сетевой ресурс "Церковный Диалог", на нем была опубликована моя статья "Угроза резервации под золотыми куполами, или Правда Владыки Диомида". В ней, в частности, говорилось: "К сожалению, тот соблазн, который вольно или невольно производится поспешным объединением, слишком многих из паствы Зарубежной Церкви (и, несомненно, большую часть "внутренних зарубежников") отвратит и от Московской Патриархии, и от Митрополита Лавра и его Синода. РПЦЗ, не имеющая с нами общения, сохранится; установление канонического общения части ее архиереев с Русской Церковью в Отечестве окажется лишь их личным выбором, и выбором части их последователей. Подобные примеры (как на это неоднократно указывали и сами зарубежники), пусть и не столь масштабные, бывали и раньше… Однако те успехи в сближении с Зарубежной Церковью, которые были достигнуты за несколько десятков лет, сойдут на нет. И вновь откроется эпоха взаимных обвинений, когда Московская Патриархия будет осуждать "безблагодатных" "раскольников", а те в ответ – клеймить "красную патриархию". К сожалению, именно такой итог может получиться вследствие поспешного единения, когда важнейшие вопросы оказываются нерешенными, или решаются лишь формально".

И вот прошло примерно два с половиной года, и можно уже подвести первые серьезные итоги тех "объединительных проектов", которые в 2006-07 гг. стала форсировать, вместе с Кремлем, Московская патриархия. Со стороны МП роль шефа-куратора этих проектов выполнял нынешний Патриарх, а тогда – глава всесильного ОВЦС митрополит Кирилл (Гундяев).

Проектов этих было два (по крайней мере, два основных), и имели они, мягко говоря, амбициозную цель: объединить под омофором РПЦ МП все основные русские юрисдикции, позиционирующие себя как православные. Соответственно, главный предмет интереса представляли (по убывающей): 1) Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ), 2) Русская Православная Старообрядческая Церковь (РПСЦ, Белокриницкая иерархия). При этом надо учитывать, что политический режим РФ принимал во всех "объединительных" делах участие, по крайней мере, не меньшее, чем Московская патриархия.

Униональный проект применительно к РПСЦ, вообще, имел вторичное значение, однако во второй половине 2007 года его также начали активно продвигать. Связано это было, очевидно, с тем, что после так называемого "объединения" с РПЦЗ, РПСЦ оказалась наиболее влиятельной и легитимной (как в глазах российских властей, так и Чистого переулка) альтернативой РПЦ МП. И если раньше консервативная оппозиция, в тех или иных случаях, перемещалась из РПЦ МП в РПЦЗ, то в 2007 г. наметилась новое направление исхода: отныне консерваторы Московской патриархии потянулись к белокриницким. Мне лично известны некоторые патриархийные священнослужители, которые подумывали над переходом к зарубежникам, но после того как стали ясны "объединительные" перспективы, предпочли уйти к старообрядцам. В этой ситуации РПСЦ становилась опасным аккумулятором протестных сил. Кроме того, вероятно, сказывалась и некоторая эйфория, охватившая функционеров РПЦ МП после "успешного" (как им казалось) поглощения РПЦЗ: мол, "на раз" объединились с этими, "на два" объединимся с теми…

Все эти "объединительные проекты" терминологически правильно именовать  униональными – по той причине, что здесь не идет речи об объединении на почве некого доктринального компромисса. Вчерашним "раскольникам" предлагается принять полностью, без всяких исключений, богословскую концепцию РПЦ МП, сохранив лишь некоторые свои культурные традиции и административную автономию. То есть объединение происходит на тех же принципах, на которых соединялись с Римско-Католической Церковью различные униаты, принимавшие латинскую догматику и верховенство папства, в обмен на сохранение культурных традиций и самоуправление.

Методологическая база обоих униональных проектов, в главном, такова:

1) Прежде всего, разворачивается  комплекс "имиджевых мероприятий", призванных показать, что, мол, время разделений прошло, все спорные вопросы изжиты, а государство у нас теперь возвращается к своим русским истокам. В официальной идеологической линии производится некая либерализация, прежний жесткий тон смягчается. В случае РПЦЗ это означало, в частности, окончательное исчезновение из патриархийного лексикона таких терминов как "раскольники" и "карловацкий раскол", которые заменялись на "братьев в рассеянии" и "Зарубежную Церковь". В этот период эмиссары РПЦ МП проявляют невиданную до того терпимость и смирение, даже в тех случаях, когда встречают от ворот поворот.

2) Следующий этап – вербовка, на волне "имиджевых мероприятий", агентов влияния в руководстве обрабатываемой церковной юрисдикции. Разумеется, под вербовкой в данном случае подразумевается не классическая для кинофильмов сцена: "давай работай на нас, а то расскажу Архиерейскому Синоду, что ты приходской дом пропил" (хотя, возможно, где-то было и не без этого). Речь идет о том, что некоторые лица, в первую очередь среди иерархов, в силу самых разных причин – иногда даже и идейных – соглашаются, так или иначе, работать на унию.

3) Третья стадия - одна из самых ответственных, ибо на этом этапе все может сорваться начисто. В этот период обрабатываемая юрисдикция, во многом благодаря  полученным ранее агентам влияния, должна быть очищена от непримиримой  церковной оппозиции грядущей унии, а самая эта оппозиция должна быть ослаблена. Выброс вовне радикалов-ревнителей должен произойти не в один раз  – ибо тогда весьма высока вероятность, что они сорганизуются в единую церковную структуру и все пойдет прахом. Тут нужна серия следующих друг за другом, с небольшим интервалом, расколов, в ходе которых от Церкви будут отходить более или менее небольшие группы фундаменталистов. Затем необходимо добиваться создания множества карликовых, мало на что влияющих юрисдикций, враждующих друг с другом. А после этого надо инициировать процесс дробления уже самих церковных осколков, с целью их дальнейшей маргинализации, а по максимуму – и полной духовной деградации (уклонения в ереси).

4) Четвертый, завершающий, этап унии является венцом совместного  делания РПЦ МП и Кремля. В этой ситуации, с одной стороны, нужно как можно шире раскрыть объятия, с другой – использовать какой-нибудь шантажный прием, например, поиграть  на разрешении спорных вопросов о церковной собственности, дабы  все недовольные, подталкиваемые агентами влияния, наконец, сдались. В этот момент важно проявить "большевицкие темпы": вместо ожидаемого длительного переговорного процесса и соборного рассмотрения всех спорных вопросов, объявить о завершении подготовки объединения и по возможности быстренько его провести, не подпуская к делу мирян и "рядовое" духовенство и решая все на келейно-архиерейском уровне.

Применительно к РПЦЗ, в период 2000-07 гг., эту схему удалось отработать на пять баллов. В итоге, к маю 2007 г. силы, стоящие в оппозиции унии, оказались распылены, и торжественное подписание соответствующего акта приобрело прямо-таки триумфальный облик. Одновременно началась работа по завершению аналогичной операции с РПСЦ. Пропатриархийное лобби к тому времени в РПСЦ уже было сформировано, и выразителем его интересов не без оснований считали Митрополита Корнилия – человека, очень неравнодушного к вниманию властей и склонного к тесному общению с архиереями РПЦ МП. Осенью 2007 г. был реализован третий пункт вышеописанной схемы: "слив" радикальной оппозиции в отколовшуюся от РПСЦ юрисдикцию – Древлеправославную Церковь Христову Белокриницкой иерархии (ДЦХ БИ).

Однако в этот ответственный момент униональная схема дала сбой. Хотя немалое число радикалов покинуло РПСЦ, консерваторов в ее лоне осталось еще слишком много. Слишком свеж был в их памяти пример РПЦЗ, а что важнее всего, отлично сработали соборные принципы церковного управления. Корнилий вынужден был каяться на Освященном Соборе за свою слишком тесную дружбу с никонианами. Тогда же был принят ряд решений, направленных на то, чтобы блокировать возможные униональные поползновения на всех уровнях – от официальных контактов до личного общения.

Для застрельщиков новой унии такой поворот оказался неприятным сюрпризом. А о том, что такая уния действительно всерьез планировалась, свидетельствуют многие факты. Тут и усиленное внимание со стороны Кремля к старообрядческой диаспоре (вызвавшее в тот период времени серьезную настороженность в белокриницких общинах, находящихся вне РФ), и "активизация контактов" РПЦ МП и РПСЦ, и то, что на ключевых постах на Рогожском кладбище оказались те, кого покойный Митрополит Алимпий прямо именовал "никонианствующими". Наконец, не могу не вспомнить о краткой беседе, состоявшейся в конце 2007 г. с одним из работников ОВЦС МП, который прямо сказал мне о белокриницких старообрядцах: "Они  испугались, что Корнилий последует по тому же пути, что и митрополит Лавр".

Униональный проект, направленный на присоединение РПСЦ к Московской патриархии, провалился. И хотя нет причин утверждать, что он свернут, но, тем не менее, также очевидно, что столь важный для вышеописанной униональной схемы эффект неожиданности (необходимый для окончательного оформления унии) теперь утерян. По большому счету, все эти "объединительные" инициативы привели к тому, что старообрядцы стали смотреть на РПЦ МП с еще большим недоверием (если не сказать хуже). И те очень немногие успехи в деле поиска компромисса и путей к гипотетически возможному примирению, которые были достигнуты отдельными представителями РПСЦ и РПЦ МП (как правило, единоверцами), оказались вследствие унионального наскока существенно смазаны. В итоге, попытки навязать унию старообрядцам обернулись еще большим взаимным отторжением. Казалось бы, можно было догадаться, что так будет – догадаться хотя бы исходя из истории римо-католичества – но сторонники "президентских объединений" продолжают повторять латинские ошибки за последние лет так триста-четыреста.

До недавнего времени, впрочем, кого-то могла обнадеживать уния с РПЦЗ. То есть, ничего особенно радостного (и не особенно) в ней не было, но до определенного момента кому-то казалось, что единая, историческая Русская Зарубежная Церковь ушла в прошлое. Осталась лишь РПЗЦ МП и множество так называемых "осколков".

Однако и эти, весьма специфические, надежды не оправдались. Митрополит Агафангел (Пашковский) – человек не вполне однозначный и в чем-то противоречивый – сделал два важных шага, которые почти полностью похоронили униональный проект. Первое: объявил о верности историческому наследию РПЦЗ, ничего не прибавляя к нему, и ничего не убавляя. Второе: отказался, в конце концов, от ранее занимаемой им позиции, что лишь его Синод представляет истинную Зарубежную Церковь, и начал искать пути примирения с прочими "осколками". Переход под его омофор двух епископов и ряда зарубежных приходов РИПЦ (в том числе, играющего весьма существенную роль в жизни Русского Зарубежья лионского Свято-Николаевского храма) наглядно продемонстрировали эффективность позиции, занятой РПЦЗ(А). Таким образом, вместо разгрома и распыления традиционной Русской Зарубежной Церкви, РПЦЗ сохранилась. Да, потери, понесенные ею, огромны. Однако такое состояние и такая позиция не являются уже чем-то беспрецедентным для Зарубежной Церкви. Появление советских войск в Восточной Европе и Манчжурии в свое время также имело очень тяжелые последствия для РПЦЗ. И также среди русских, живших в Китае, циркулировали слухи о том, что зарубежный Синод прекратил свое существование, а в Китае абсолютное большинство архиереев перешло в Московскую патриархию. Но, после всех бедствий, зарубежный Синод переместился в США. Русская Православная Церковь Заграницей оправилась от понесенных потерь, а надежды сергианских сил пошли прахом.

Нечто подобное мы наблюдаем и сейчас. После ухода всех (кроме одного) епископов в Московскую патриархию, РПЦЗ где-то на три года погрузилась в хаос. Однако сейчас уже становится очевидным, что уничтожить Зарубежную Церковь, отвергающую сергианство и экуменизм, не удалось. Более-менее определенно выявился церковный центр – Синод Митрополита Агафангела, вокруг которого постепенно начали консолидироваться консервативные зарубежники.

Скорее всего, сейчас будут предприняты попытки сорвать начатый РПЦЗ(А) процесс консолидации русского зарубежья. Будут эксплуатироваться личные амбиции лидеров различных "осколков", которые чаще всего гораздо менее, чем их паства, проявляют заинтересованности в объединении. Тем не менее, РПЦЗ(А) удалось сделать уже слишком много, чтобы процесс "собирания" Русского Зарубежья нельзя было так легко сорвать. И потому на вопрос "выжила ли традиционная РПЦЗ?" – ответом будет: скорее да, чем нет. Проходящая сейчас в Одессе встреча представителей различных "осколков", инициированная владыкой Агафангелом, тому подтверждение.

Задумаемся: а к чему же привели униональные потуги Кремля и Чистого переулка? Поглощение РПСЦ и РПЦЗ (как сейчас уже, фактически, очевидно) не состоялось. Да, массовый переход зарубежников имел место, но проблему разделения это не снимает – тому примеры мы видим и в 1945 г., и в наше время. Однако тот диалог, те контакты, которые на протяжении последних где-то пятнадцати лет были все-таки установлены между РПЦЗ и РПЦ МП, были униональными инициативами уничтожены. И то, о чем мне довелось писать два с половиной года назад – о возвращении ко временам непримиримого противостояния, взаимных обвинений (а иногда и угроз) – это, увы, совершилось. Совершенно очевидно, что масштабные униональные проекты Московской патриархии и нынешнего российского режима привели к результатам, прямо противоположным тем, к которым, вроде бы, стремились. Вместо единства – новые расколы, новая вражда и новые обиды, которые нескоро забудутся!

К сожалению, опыт Ферраро-Флорентийской и Брестской уний ничему не научил функционеров ОВЦС. Как следствие, они приобрели свой, собственный опыт, в очередной раз показавший: любой униональный проект – это тупик. Очередной тупик - один из многих тупиков патриархийной политики и дипломатии. Но искать выхода из него, похоже, пока что никто из обитателей Чистого переулка не желает. По крайней мере, пока.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования