Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
19 июня 12:51Распечатать

Михаил Ситников. ДЕЛИКАТНАЯ "СПЕЦОПЕРАЦИЯ". Почему российская пресса столь оживленно обсуждает вопрос о "наследнике" Патриарха Алексия?


Ко вступлению в право наследства и определению доли в нем наследников, кое-где, оказывается, принято готовиться заранее. Эта спорная традиция никак не зафиксирована документально, но соблюдается - чуть ли не свято - во многих слоях, в частности, и нашего общества. Доходит до того, что в некоторых, заключаемых между родственниками обязательствах, используются формулировки, вроде "В связи с ожидаемой кончиной имярек..." или, "В следующем году, когда будет осуществляться раздел наследства такого-то, мы обязуемся..." и т.д.. Надо сказать, что если бы мне не привелось читать подобных перлов собственными глазами, то никогда бы в такое не поверил. Хотя, невелика беда: не узнал бы об этом явлении несколько лет назад, так, столкнулся бы, по сути, с ним же на страницах российской прессы в текущем году.

После того, как с весны 2003 года Патриарх Алексий II несколько раз подряд оказывался в больнице, в администрации Московской патриархии начались заметные всем катаклизмы. Люди, имеющие прямое отношение к РПЦ МП, - священнослужители и некоторые миряне, разумеется, были информированы о происходящем в Чистом переулке лучше, чем миллионы "рядовых" верующих по стране. В результате, о том, что нынешний Патриарх Московский и всея Руси болен, стало известно всем - причем светскому обществу даже быстрее, чем благочестивой пастве. Но о том, что состояние его здоровья вызывает действительно серьезные опасения, знают немногие. Это лечащие врачи из ЦКБ, ближайшее окружение и, разумеется, "наследники". Причем, последние были, похоже, осведомлены гораздо лучше, что вполне понятно: их мысль устремлена вперед...

Несмотря на новый порядок избрания Патриарха, введенный в 2000 году с принятием последнего Устава РПЦ МП и предполагающий фактическое решение вопроса Священным Синодом в закрытом заседании с последующим утверждением кандидатуры Архиерейским Собором, "наследники" покоя не имеют. Некоторые из них пытаются сделать все, чтобы растолкав остальных, приблизить счастливый миг возложения патриаршего куколя. При этом, в качестве традиционной методики достижения желаемой цели используется устранение реальных и мнимых соперников.

Религиозные и светские СМИ подробно освещали сенсационные итоги заседания Священного Синода от 7 мая, в результате которого в РПЦ МП состоялись неожиданные перемещения наиболее авторитетных архиереев, занимавших высокие должности. Попытки анализировать происшедшее приводят к тому, что большинство сведущих в религиозной деятельности экспертов замечают связь этих изменений в церковной структуре с повышенной активностью отдельных "наследников" Патриаршего Престола.

Нельзя не упомянуть, что сам Патриарх Алексий II на прямые вопросы корреспондентов СМИ дает по этому поводу весьма уклончивые, либо формальные ответы. Так, в ответ на интерес, проявленный к ссылке энергичного митрополита Мефодия в Казахстан, а Управляющего делами МП митрополита Сергия - в Воронеж, Алексий II сослался на то, что "такое решение вызвано давней необходимостью разделить Воронежско-Липецкую епархию на две. Решение назрело безотносительно к личности главы епархии. Создание епархии в Липецкой области обусловлено ее огромным потенциалом, а также неоднократными обращениями ее жителей и властей, которые хотели бы иметь самостоятельного правящего епископа. С другой стороны, назрела необходимость изменения церковной структуры в Казахстане. Там живет многомиллионное православное население, которое нуждается в поддержке, в том, чтобы обеспечить должную роль Православной церкви в обществе и государстве.(...) Учитывая большой опыт митрополита Мефодия, Синод решил поручить это именно ему. Создание митрополичьего округа и руководство им - это, повторюсь, большое новое дело. Чтобы сосредоточиться на нем, митрополит Мефодий освобожден от других обязанностей. Иной подоплеки здесь нет" (Известия, 09.06.03).

Перемещения архиереев из одной епархии в другую - вещь в РПЦ МП обычная. Однако, они применяются, как правило, в отношении молодых, недавно рукоположенных епископов, да и то - чаще в связи с каким-либо повышением. Но митрополиты Мефодий (Немцов) и Сергий (Фомин) считаются в Московской патриархии своеобразными "тяжеловесами" во всех отношениях - в том числе, не так уж далеко отстоящими и от патриаршества. При этом, ни тот, ни другой не были когда-либо замечены в выказывании каких-то претензий на местоблюстительство, хотя в глазах церковного обывателя и могли казаться таковыми. Тем не менее, они были удалены с глаз долой кем-то более могущественным. Поэтому этих двух митрополитов трудно отнести к разряду закавыченных "наследников" ныне здравствующего святейшего.

Предположить, что инициатором интриги мог быть сам Патриарх, крайне трудно: во-первых, Его Святейшеству заниматься подобным при данных обстоятельствах ни к чему, а во-вторых, все указывает на то, что отлаженные церковно-административные механизмы работают под управлением некоего весьма энергичного начала. Тем более, что по мнению некоторых религиозных "литературоведов", даже авторство непосредственно Патриарха в отношении приведенного выше отрывка из его интервью, вызывает сомнения.

Тогда кто же мог бы быть столь мощным "наследником", тасующим первостепенных иерархов, как колоду карт?

Не так давно, уже после пресловутого заседания Синода, в газете "Стрингер" (№ 8/2003) неожиданно появилась в высшей мере странная публикация о Патриаршем Экзархе Беларуси митрополите Минском и Слуцком Филарете (Вахромееве).

С первых же строк, в качестве завязки темы, использована явно вымышленная ситуация, в которой повествуется, как группе российских парламентариев, пожелавших встретиться с митрополитом, было сообщено о том, что он чуть ли не при смерти, и как он был "взбешен", узнав об этом. Впоследствии удалось выяснить, что ничего подобного описываемому в статье с парламентариями, посещавшими Беларусь, не случалось.

Изложение биографии почтенного митрополита построено таким образом, что имевшие место факты пересыпаны мелкими вымышленными деталями, а иной раз и такого рода "свидетельствами", которые выдают авторскую ангажированность и, одновременно, слабое представление о церковной жизни. Например, отрекомендовав митрополита, автор материала приступает к исследованию с ироничным подзаголовком "церковный "вундеркинд", особо подчеркивая, что "к моменту окончания духовной семинарии иеродиакон Филарет уже имел степень кандидата богословия". Но ведь каждому, знакомому с системой религиозного образования в СССР, известно, что для получения ученой степени необходимо было поступить и отучиться в Духовной академии, как это сделал на самом деле в свое время и будущий митрополит, окончив вслед за семинарией в 1961 году полный курс МДА и получив после этого степень кандидата богословия.

Надо сказать, что в 50-е - 60-е годы подвергавшаяся серьезному давлению со стороны власти Церковь испытывала ощутимый недостаток верующих и талантливых людей в своих рядах. Поэтому нет ничего необычного в том, что на прекрасно воспитанного и образованного юношу руководство РПЦ МП сразу обратило внимание и предоставило ему возможность применять свои способности максимально эффективно. Однако, и неоспоримые успехи будущего митрополита на церковном поприще представлены в газетном материале как результат откровенного карьеризма - разумеется, "с дальним прицелом".

Задев попутно другого авторитетного иерарха - митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия (Пояркова) - и вспомнив об одном из уже "обезвреженных" митрополитов - Мефодии, автор публикации переходит к главному: все они - Филарет, Ювеналий, Мефодий - жаждущие власти претенденты на Патриаршее кресло. А Филарету, при всем при том, предстоит "на редкость жестокая" схватка с остальными. Затем, дабы закрепить вброшенное в аудиторию чувство неприязни к белорусскому Экзарху РПЦ МП, автор статьи заявляет, что его, Филарета, "как потенциального кандидата на пост патриарха ... изо всех сил поддерживает Александр Лукашенко". И, назвав это "неудивительным", делает соответствующий содержанию статьи вывод, что "если Филарет займет этот пост, то будьте уверены: Александр Лукашенко использует его на все 200 %". Иными словами: "О, ужас! К Патриаршему Престолу рвется лукашенковский прихвостень!"

Здесь пора вернуться к нашему неизвестному манипулятору – загадочному закавыченному "наследнику", которым, как ясно из факта откровенно заказной публикации в "Стрингере", ни доктор богословия Honoris Causa многих академий церковный "сверхтяжеловес" митрополит Филарет, ни митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий - тоже являться никак не могут. Поэтому снова повисает вопрос: кто?

Вероятно, пора открывать секрет Полишинеля, ибо единое мнение на этот счет сложилось в церковных кругах давно. На обоснованность главной версии указывает настолько много фактов, что у ознакомившихся с ними все былые сомнения пропадают мгновенно, хотя этому обычно и предшествует ощутимый шок.

Епископат Русской Православной Церкви представлен богатым разнообразием натур и характеров. Среди церковных иерархов есть и глубокие богословы, и рачительные хозяева, и проповедники, и просветители. Встречаются даже мошенники и мужеложцы. Но среди них, зачастую хорошо известных лишь непосредственно в епархиях, которые они возглавляют, нет ни одного, способного манипулировать остальными, включая, как видим, и членов Синода. Однако, в структуре РПЦ МП, где, казалось бы, должно было царить классическое единоначалие, существует департамент, который даже не то, что дублирует Московскую патриархию, но придерживается собственной, порой весьма оригинальной политики. Это Отдел внешних церковных связей (ОВЦС), в котором председательствует постоянный член Священного Синода митрополит Кирилл (Гундяев).

Владимир Михайлович - таково гражданское имя митрополита - личность широко известная в России и за рубежом. Выезжая за границу, митрополит Кирилл выступает, как правило, в роли эмиссара РПЦ МП на различных межцерковных форумах. Что же касается родины, то здесь он прославился, в основном, субботними телепередачами, где выступает с нравоучительными монологами, любовью к горным лыжам и импортным автомобилям, финансовыми авантюрами, снабжением российского рынка сигаретами, спиртным, торговлей куриными окорочками и прочим "наполнением" бесплатной гуманитарной помощи из-за рубежа.

Митрополит Кирилл - личность, несомненно, яркая. По церковным меркам он молод (1946 г.р.), энергичен и предприимчив, имеет прочные связи в государственных структурах и спецслужбах. Но известно, что для того, чтобы стать определенно позитивными, подобные качества требуют соответствующего применения.

Клирик Костромской епархии РПЦ МП священник-диссидент Георгий Эдельштейн в своем открытом обращении к президенту Путину весной этого года замечает, что митрополит "частый гость на центральном телевидении. Он прогрессист и экуменист, непревзойденный мастер церковной элоквенции. Особенно красиво и убедительно он рассуждает на публике о необходимости самоограничения во всем. Помню, как он подробно развивал эту тему на конференции в Кишиневе восемь лет назад... Все мысли отлично обкатанные и правильные. Но почему-то самые грязные и скандальные финансовые махинации последних лет, о которых писали российские и зарубежные газеты и журналы, неизменно были связаны с именем митрополита Кирилла и с его одиознейшим ведомством – ОВЦС".

Митрополит Кирилл не столько по статусу, сколько де-факто воспринимается в нецерковных – государственных, общественных, дипломатических и силовых - структурах, вторым лицом в РПЦ МП, после Патриарха Алексия II. В газетах и журналах, по ТВ и в радиопередачах представители далеких от Церкви организаций, открыто именуют его преемником святейшего. Взвешивая степень вероятности того, что Патриархом мог бы стать митрополит Кирилл, некоторые эксперты указывают в качестве единственного препятствия к этому на "либеральность" и "западничество" митрополита. Считая, что епископат РПЦ МП в основной массе легко управляем, они видят опасность для Кирилла лишь в том, что такая управляемость может потерять свою эффективность под воздействием общего "славянофильского" настроя архиереев на будущем Архиерейском Соборе.

Вероятно, это все же не так, потому что высокая степень настороженности иерархов по отношению к "министру иностранных дел РПЦ" продиктована не особенностями его политических пристрастий, а жесткими замашками, властолюбием и непредсказуемостью церковного бизнесмена. Ну и, разумеется, неприглядностью результатов его "коммерческого хобби".

Вывод, который напрашивается из этих и многих других, хорошо известных в церковных кругах, обстоятельств, у всех прогнозистов один: на наиболее активную деятельность с привлечением всевозможных ресурсов - кулуарных "мероприятий", "заступников" со стороны представителей светской власти, организации соответствующих публикаций в СМИ и т.п. - способен лишь один из членов Священного Синода РПЦ МП.

Однако, надо надеяться, что грядущий результат "внутренней спецоперации", начавшейся в церковной администрации, все равно остается только в руках Божиих.

Михаил Ситников, для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования