Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



www.pack.ru
Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
21 октября 16:51Распечатать

Владимир Можегов. ОТ ВОЙНЫ К ВОЙНЕ. Вторая Мировая война стала результатом моральной несостоятельности всей европейской политики того времени Часть 2.


Часть 1 здесь.

1. Остается признать, что Вторая Мировая война стала результатом моральной несостоятельности всей европейской политики того времени. Среди малодушия, эгоистических вожделений и авантюризма её субъектов не оказалось того "удерживающего", способного сохранить мир на грани трезвого разума и этических оснований.

Но не только политики – "герои" великой войны. Не даром ведь "всякая власть от Бога", иначе говоря, власть всегда оказывается суммой народных устремлений. Страдала ли безвинно Польша? Или еврейский народ? Или русский народ? Или немецкий народ? Ответы на эти "последние" вопросы потребовали бы сотен страниц исторических штудий. Наша задача гораздо скромнее: показать конкретную вину участников великой бойни с точки рения золотого правила этики, выраженного в уже цитированных в предыдущей части строках Уистена Хью Одена: "Кому причиняют зло, зло причиняет сам"

Мы уже видели, как, надеясь избежать войны, европейские демократии кончили предательством Чехословакии. И даже осознав, что зашли в своём "разумном эгоизме" слишком далеко, ещё очень долго оставались в состоянии "странной войны" с Гитлером, не решаясь на реальные жертвы. (Чехословацкая ситуация по сути повторилась, когда ввод советских войск в Польшу не вызвал у бывшей "Антанты" никакой реакции).

Упоминали и о Польше, заискивавшей перед Гитлером и участвовавшей в его авантюрах до тех пор, пока сама не оказалась его жертвой.

Не за чужие только, вероятно, грехи страдал и русский народ, соблазнённый обещаниями скорого "Царства Божия", не требующего ни труда, ни жертвы. И вот, всего через двадцать лет, надломленный гражданской войной, надорванный модернизацией, русский народ под властью большевиков превратился в нацию предателей (доносы друг на друга к концу 30-х годов стали перводвигателем советского бытия)…

За свою иррациональную расовую теорию (впрочем, вполне респектабельную ещё в начале ХХ века, когда подобные идеи развивали многие видные европейские антропологи), по полному счёту платила Германия. И справедливо. Ибо расовая идея, бесчеловечная и языческая по духу, грозила окончательной гибелью христианского мира (что вскоре гекатомбами жертв и засвидетельствовала история).

Безвинно ли страдал еврейский народ? Пусть и сильно преувеличенная нацистской и монархической пропагандой, роль еврейского капитала в русской революции и послеверсальском разорении Германии была слишком очевидна для многих. Как и беспрецедентное засилье евреев в верхушке большевистской партии. Можно сказать, что еврейский народ, как и многие другие, страдал за деяния своих князей и властителей. Более того, судьбу богоизбранного народа (который сам Бог ведёт сквозь всечеловеческую историю и чреду бесконечных страданий), можно назвать промыслительной и символичной. В ней оказалась запечатлена судьба всякого народа, всего природного человечества, страдающего за свою исключительную гордыню богозбранности. Что же до еврейского национализма, то его методы и плоды могли быть не менее жестокии разрушительны, чем у нацистов (и об этом у нас ещё будет повод поговорить в следующей части).

Сделав эти предварительные замечания, ещё раз внимательно вглядимся в духовную историю ХХ века.

2. Духовная реальность, которая "накрыла" Европу 30-х годов прошлого века, была впервые явлена в революционной смуте в России. Сегодняшние крокодиловы слезы консерваторов о царе Николае и "всенародные чины покаяния" фундаменталистски настроенных батюшек не должны скрывать от нас истинную картину происходившего. Перед 1917-м годом не только "еврейские агенты", революционная интеллигенция и синодальная верхушка, но бóльшая часть русской Церкви и немалая часть народа (особенно после событий Кровавого воскресенья и Первой русской революции) были пронизаны революционными настроениями, с нетерпением ожидая краха царизма. И виной тому была не столько большевистская пропаганда, сколько бездарная иррациональная политика самого последнего русского царя. Безвольный аутист и мечтатель, мистически настроенный Николай, склонный укрыться от неразрешимых проблем варварской и непонятной страны в уютное лоно семьи – ярчайшая иллюстрация исчерпанности царизма (ещё более нагляден физиологический символ – неизлечимо больной наследник Николая цесаревич Алексей).

Но каким бы слабым правителем ни был Николай II, его окружение – синодалы, монархисты, высшее чиновничество, все эти представители традиционной России – являли собой, за редким исключением, ещё более грустное зрелище. Николай обладал воистину печальным талантом – аккумулировать вокруг себя совершенно амбивалентных ничтожеств (напрашивается сравнение предреволюционной России с её сегодняшним днём). Так что когда пришло время – режим рухнул, в сущности, сам собой, никто не встал на его защиту. Знаменитые строки Николая: "Кругом измена, трусость и обман" – точно отражают тогдашнюю русскую реальность. Другое дело, что и в самом Николае, малодушно бежавшем от ответственности в самый трудный для страны час, ничего героического, мягко говоря, не было. Хуже того, ни одной мало-мальски достойной фигуры не оказалось и среди демократов (вспомним здесь, кстати, и наши 90-е). Как ни бездарно было окружение Николая, знаменитое "Временное правительство" во главе с резонёром Керенским было уже откровенным балаганом.

Среди всей этой общественно-политической мути лишь большевики – откровенные бандиты – выделялись своей пассионарностью. (Бандиты и сегодня остаются нашими главными национальными героями, - не правда ли? Вспомним хотя бы недавние похороны Япончика и то внимание, которое было уделено им всеми СМИ.). Логическим итогом революционного кризиса (кризиса права, кризиса этики, прежде всего) и стал Ленин – действительный маяк всего ХХ века. Только в нём, беспринципном, озлобленном фанатике-экстремисте, съедаемом иррациональной ненавистью к монархии (повесившей любимого брата) и безумной горячечной мечтой о грядущем "царстве коммунизма" нашла Россия свое равновесие. (И в сегодняшнем нашем политическом пространстве среди разлагающейся кремлевской шушеры и убогой либеральной тусовки выделяются лишь подобные экстремистские фигуры: архимандрит Тихон (Шевкунов), Александр Дугин, Константин Душенов – с иным, правда, политическим знаком, но тем же зарядом самоуверенности, ненависти и фанатизма).

В Гражданскую войну белое офицерство, дворянство проиграло большевикам, прежде всего, духовно. Ибо Ленин и был порождением его, дворянства, болезненного духа. В Ленине будущие "великие освободители" могли вдоволь полюбоваться на самих себя, только что без лайковых перчаток. Человек как он есть, лишённый покрова культуры, под разлагающейся плотью мертвого бога в небесах – таким явилось откровение ХХ века в русской революции, и в полную силу "просияло" в годы Второй Мировой. Лучше всего это иллюстрирует генезис русской эмиграции, поклонившейся, в конце концов, Гитлеру (который и сам чувствовал свое родство с Лениным. "Национал-социализм это большевизм, очищенный от азиатчины и еврейства" – его слова). Интересно, что и знаменитые "Протоколы сионских мудрецов", положенные Гитлером в сердце национал-социалистической идеи – привет из снежной России. Состряпанные, по всей видимости, в Третьем отделении и опубликованные писателем-фундаменталистом Нилусом, "Протоколы" стали достойным ответным (на Ленина в пломбированном вагоне) подарком России Германии.

Русская эмиграция поклонилась Гитлеру именно потому, что почувствовала своё с ним духовное родство. Совпали, прежде всего, историософские выводы: во всем виноваты жиды… Об этом, самом распространенном типе белого эмигранта хорошо писал Николай Бердяев: "В нём была каменная нераскаянность, отсутствие сознания своей вины, и наоборот, гордое сознание своего пребывания в правде... Свобода мысли в эмигрантской среде признавалась не более чем в большевистской России. На меня мучительно действовала злобность настроений эмиграции. Было что-то маниакальное в этой неспособности типичного эмигранта говорить о чем-либо, кроме большевиков, в этой склонности повсюду видеть агентов большевиков. Это настоящий психопатологический комплекс, и от этого не излечились и поныне".

Точный диагноз ставил Бердяев и Зарубежной Церкви, насквозь пронизанной духом кесаризма: "Правые православные всё ждут "кесаря", который будет их защищать и будет им покровительствовать, истребляя мечём их врагов … Ждут "кесаря" не во имя царства Божьего, а во имя царства Кесаря, которому давно поклонились вместо Бога. Пусть успокоятся, желанный "кесарь" может явиться, если христианские духовные силы не будут этому противиться, но он будет предшественником антихриста. Тогда пожалеют о свободолюбивых демократиях. Ложное, рабье учение о грехе, ложное понимание смирения, послушанья и приведут к окончательному царству зла, торжеству антихристова духа в мире" ("Существует ли в Православии свобода мысли и совести?", "Путь", 1939, №59).

Ещё более определенно высказался Бердяев о книге Ивана Ильина (охотно в то время рассуждавшего о "белом фашизме") "О противлении злу силой": ЧК во имя Христа отвратительней ЧК, Христа распинающей, – таким был его последний вывод (с которым полностью согласился и Георгий Федотов). И это были, наверное, уже последние реплики перед начинающейся на подмостках Европы грандиозной кровавой мистерией.

3. Поход Германии против "масонского" Запада и "жидобольшевистской" России вызвал великое воодушевление широких кругов русской эмиграции и Зарубежной Церкви, уже обласканной к тому времени Гитлером. Руководство РПЦЗ, первоиерархи Германской и Западно-Европейской епархий возносили восторженные панегрики "христолюбивому вождю Адольфу Гитлеру", встречая начало войны с СССР. Крестовый поход Гитлера против большевизма благословили болгарский, румынский, финский патриархаты, высшие иерархи Элладской Церкви, включая её первоиерарха архиепископа Дамаскина. Восточным Патриархам (Александрийскому, Антиохийскому и Иерусалимскому), находившимся на территориях, контролируемых англичанами, приходилось, правда, помалкивать, однако служить молебны о победе над фашистской Германией они (как отмечала тогдашняя пресса), отказывались. Уже в 1943 году афонские отцы со Святой Горы в таких словах благословляли германскую армию: Всюду, куда входят немецкие войска, восстанавливается религиозная жизнь и церковные колокола начинают опять звонить. Германия и её союзники взяли на себя защиту христианства… священная община на святой горе Афонской с уверенностью ожидает победы защитника христианства – немецкого Райха и союзников. Она молится, да благословит Господь победоносное оружие Вождя Райха и шлёт верующим в Восточной области наисердечные поздравления и наискреннейшие пожелания добра".

И действительно, победоносная немецкая армия, продвигаясь вглубь большевистских территорий, открывала тысячи храмов, освобождала из тюрем священников. Всего за годы войны в областях, занятых немцами открылось до 10 тысяч приходов. Вновь возникали церковные школы и училища, начинали выходить церковные газеты и радиопередачи. Со слезами на глазах встречали освободителей от большевизма украинские, белорусские, прибалтийские епископаты (да по большей части и народы).

Такое положение дел не могло, конечно, нравится Сталину. И поскольку уничтожить всех, оказавшихся на оккупированных территориях и видевших реальное положение вещёй было физически невозможно, им было принято единственно возможное решение –открыть собственную Православную Церковь. Митрополит Сергий (Старогородский) и его окружение с радостью ухватились за предоставленный шанс. Стараясь перекричать своих соратников за линией фронта, вознося невиданные доселе хвалы "великому другу всех верующих", советские иерархи принялись вещать о "священной ненависти к врагу", которую "только и может источать сердце христианина", и "сатанинском лице немца" (именно так!)

Обо всем этом и предупреждали Федотов с Бердяевым. А ещё раньше – Достоевский и Соловьев в своих "Легенде о великом инквизиторе" и "Краткой повести об Антихристе".

4. Какой же можно сделать вывод? В начале ХХ века Святейший Синод и бóльшая часть Русской Церкви отреклись от своего монарха ради свободы. Николай II, конечно, сам отрекся от власти. Однако, он был Помазанник и отдавать его в руки Временного правительства было, во-первых святотатством, а во-вторых, выглядело как обычное предательство беззащитного человека. При этом, Синод столь откровенно жертвовал человеком ради своей духовной власти, что это не могло не напомнить "подвиг" ветхозаветных Первосвященников.

Через двадцать лет, в полной мере хлебнув свободы, русские иерархи оказались перед новым, не менее символическим выбором. И на этот раз, выбирая между духовной свободой ("стойте в свободе, которую даровалвам Христос") и Кесарем, выбрали Кесаря (далеко уже не Николая, а Сталина и Гитлера).

Спасти честь Русской Церкви был шанс у патриарха Тихона, провозгласившего анафему большевикам. Увы, то был лишь эмоциональный порыв. Отягощенная тысячелетним опытом сервелизма и духовных компромиссов, Русская Церковь в целом оказалась не способна к настоящей борьбе. Уже самому Патриарху Тихону пришлось вскоре каяться перед Советской властью. О его последователях не стоит и говорить. Прекрасно понимая всю инфернальную подноготную предложенного выбора, советские иерархи пошли на эту сделку с дьяволом с неизбежным финалом. И долгие годы сергианский балет в золоченых ризах на большой сталинской сцене прикрывал мясорубку ГУЛАГа, где в это время шло уничтожение тысяч мучеников.

Замечательно, что ещё в 1958 году (то есть через два года после ХХ съезда) советский Патриарх Алексий I(Симанский) в своей книге будет публично отрицать всякие гонения на Церковь и само существование мучеников. Только ли по инерции и вошедшего в плоть и кровь страха? Для советских иерархов мученики были живым напоминанием их греха. Потому они сами, возможно, втайне желали привалить камень к их Гробу, надеясь, что они никогда не воскреснут…

Но ещё интересней, что в ситуации совершенно иной, практически абсолютной свободы, другая часть русских архиереев добровольно поклонилась Гитлеру, чей антисемитизм, тоталитаризм и обожествление государства оказались гораздо ближе духовной свободы.

И выбор этот был закономерен. Сегодня многие оправдывают сергиан и зарубежников. У одних мол "не было другого выхода", другие "не разглядели" в Гитлере язычника. Но что значит – не было выхода? Выхода нет лишь у того, кто не верит в победу Христа над миром. "Не разглядеть" может лишь тот, кто внутренне свой выбор уже совершил. И о том, что выбор этот был закономерным и сознательным лучше всего говорит отсутствие покаяния и с той, и с другой стороны.

Происходившее было далеко не случайным. Но лишь громогласным возвещением давно случившегося. И именно так, через двадцать лет великих испытаний, большая часть мирового Православия по ту и другую сторону границы выдохнула свой символ веры: веруем во единого Кесаря Вседержителя. Это был итог не только ХХ века, но двух тысяч лет развития мирового христианства под эгидой мирской власти, логическое завершение пути Константиновой Церкви. Одна её часть остановилась на том же рубеже что и Гитлер, с его "окончательным решением еврейского вопроса"… Другая совершила прыжок в поистине невиданное ещё "новое царство", где тотальная ложь и поношение христианских заповедей становились делом вовсе рутинным, столь же привычным, как воскресный молебен.

Конечно, нравственный крах высших иерархов ещё не означает гибели всей Церкви. Бог всегда волен сохранить себе "десять тысяч, не поклонившихся Ваалу". Однако, правда и то, что всякая власть – "от Бога", в том числе и церковная, и являет верную результирующую состояния народного духа. "Врата ада" Церковь, конечно, не одолели. Но из всего мирового Христианства быть может лишь горстка парижан (таких как монахиня Мария (Скобцова), кончившая жизненный путь в немецких лагерях) и мученики сталинского ГУЛАГа (а с ними - малый остаток не поклонившихся Ваалу католиков и протестантов) сохранили Христа в своем сердце и ради будущего этого мира. Таким был духовный итог этой войны.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-16 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования