Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
24 июля 09:41Распечатать

Владимир Можегов. СТАЛИН VS ГИТЛЕР: ГОЛОСУЕМ СЕРДЦЕМ. В интервью архиепископа Илариона о Сталине больше чувства, чем умысла, больше подсознательного, чем конспирологии…


Тема сталинизма в России – безусловно, самая болезненная, как нераскаянный грех: только тронь – и взорвется. На этот раз непосредственным поводом для взрыва стало не слишком осторожное интервью архиепископа Илариона (Алфеева) журналу "Эксперт", опубликованное месяц назад. Слова иерарха о Сталине (много раз пережеванные, потому повторять их не будем) вызвали взрыв возмущения с одной стороны, и возгласы недоумения с противоположной. Спор, хоть немного ослаб с течением времени, но все еще продолжается, и конца ему пока не предвидится.

Что всё это значит? Неужели эти нападки на Сталина и правда можно расценить как демарш РПЦ МП, желание сказать "нет" власти, "обозначить собственную позицию ... которая значительно расходится с "правильной", о чем заговорили на либеральных сайтах?

Думаю, вряд ли стоит понимать выпад архиепископа Илариона, как и предшествующие ему слова Патриарха Кирилла о том, что трагедия войны была "наказанием за грех богоотступничества ... и издевательство над Церковью", как демарш против власти и делать выводы о "десоветизации РПЦ МП". Так же, как не стоит делать апологетом сталинизма Медведева с его пресловутым указом "О противодействии фальсификации истории".

Просто либералы, оказавшись в плену собственных мифов, несколько растерялись. Да и пресловутый указ, от которого они тянут свои логические цепочки, говорит не столько о "тоталитарной природе", сколько о растерянности власти, предстает не столько угрозой, сколько жестом отчаяния. (Правда, от одного до другого – не так уж и далеко). Ибо последнее твердое основание, на котором как-то ещё можно удержать пресловутое "единство народа", начинает уходить из-под ног, само "единство" – распадаться... Не из-за козней фальсификаторов, разумеется, а из-за бесконечных компромиссов, в которых всё окончательно запуталось.

И кажется, наиболее верно выпад архиепископа Илариона поняли возмутившиеся сердцем консерваторы. Поняли сердцем и – не ошиблись. Ибо против них, конечно, и был он направлен, прежде всего.

Конечно, Патриарху Кириллу надоели постоянные скандалы с прославляющими Сталина от лица Церкви отморозками, что никак не вяжется с создаваемым им образом солидной, респектабельной Церкви. Есть, наверное, здесь и желание отмыться от грехов "сергианства" (по возможности постаравшись избежать явного покаяния), и от постоянных упреков в сотрудничестве с чекистами, и от общего имиджа РПЦ МП как Церкви насквозь "сергианской" по духу. Но от всего этого деваться некуда – это карма, против которой, как говорил поэт, не попрешь. Это и будит раздражение, а оно выливается в соответствующие высказывания, достаточно, всё же, осторожные и компромиссные у Патриарха Кирилла, и слишком горячие у архиепископа Илариона, по молодости лет и неисправимому свойству души доводить всё до абсурда и скандала. Достаточно вспомнить предыдущие демарши Илариона в Сурожской епархии, закончившиеся её расколом, или на конференции в Равенне, закончившиеся выпадением РПЦ МП из православно-католического диалога. Наконец, прошлогоднее интервью "Комсомольской правде", в котором Иларион назвал епископа Диомида "иудой", "предателем", "попом Гапоном" и Бог знает кем ещё. Интервью это, кажется, и стало последней каплей, после которой последовал срыв и анафемы Диомида, которые ещё долго будут отдаваться в РПЦ МП.

И в нынешнем скандале гораздо больше чувства, чем умысла, больше подсознательного, чем конспирологии, Фрейда, чем Карпова-и-Каспарова.

Конечно, Патриарху Кириллу, кроме того, очень хочется подчеркнуть свою самостоятельность, независимость от власти (постоянное муссирование прессой связей с Медведевым не может не задевать его самолюбия). Что ж, и Патриарх Никон много чего высказывал "собинному другу" Алексею Михайловичу. Но в оценке истории Патриархом Кириллом важнее не то, что она, якобы, противоречит официальной, а то, что в ней высказана далеко не вся правда. И, может быть, если бы, набравшись духу, Патриарх Кирилл сказал, что богоотступничество совершилось перед революцией, прежде всего, в самой Церкви, что Церковь первая предала народ, оправдав расстрел крестного хода к царю 9 января 1905 года, а 12 лет спустя так же легко предала уже самого царя; что Церковь и есть главная виновница революции (ибо она – духовное сердце народа, на ней и лежит главная ответственность за его духовное здоровье), или хотя бы чуть-чуть намекнул на это...

Кстати, архиепископ Иларион всё это почти и выговаривает в своем интервью, на что внимания никто почему-то так и не обратил. А говорит он буквально следующее: "Если бы все было хорошо в дореволюционной церкви, не было бы массового отхода от нее в революционный и постреволюционный период. Может быть, не было бы и самой революции. Мне кажется, что причины духовного кризиса, приведшего к революции, очень хорошо вскрывает в своих мемуарах протопресвитер Георгий Шавельский. Он был главой военного духовенства, был близок к царской семье, лично общался с государем. И он прекрасно знал церковь на всех её уровнях. Его мемуары представляют собой, по сути, подборку фактов. Он показывает очень большую степень духовного разложения, которая существовала и в церкви, и в российском государстве. Он показывает ту огромную дистанцию, которая разделяла царский дом и народ.... Он показывает ту пропасть, которая существовала между церковью и её высшим руководством с одной стороны и реальным миром — с другой".

Но одно дело, что говорит архиепископ Иларион, другое – Патриарх Кирилл. Высказывания Илариона, как видим, в упор не заметили даже в эпицентре скандала... А если бы нечто подобное сказал Патриарх? На такой жест покаяния, несомненно, последовал бы и иной ответ Бога, и вся эта история получила бы иное направление. И вот в чем главная беда всех полуправд: они будят стихию, дразнят её, но не в состоянии оказываются её обуздать, и малодушно бегут, как только стихия начинает поднимать голову...

Так же мало верится в тщательную обдуманность сказанного архиепископом Иларионом, в прямые указания Патриарха Кирилла, в многоходовую комбинацию, задуманную "в подвалах патриархии". Владыка Иларион – человек, как известно, импульсивный, музыкант и все такое. Газетчики же народ ушлый – уж если что сорвалось с языка, своего не упустят. И если б архиепископ Иларион действительно чаще думал, перед тем как что-то делать и говорить, многих проблем РПЦ МП удалось бы избежать. Конечно, Иларион говорит именно то, что думает (конечно, строго следуя в фарватере мысли Патриарха Кирилла). Его просто несёт, несёт, и иногда заносит (а за каждым, как известно, не уследишь; а "других писателей у меня для вас нэт")...

Итак, амбиций, порывов и эмоций во всём этом деле гораздо больше, чем расчета. Так же как и греха, лжи и умолчаний. Как и всегда в России... Несколько иначе дела обстоят в Европе. Если у нас принято сначала делать, а потом думать и страдать, то в Европе принято тщательно рефлексировать и обдумывать свои решения. Не исключение, конечно, и решение Парламентской ассамблеи ОБСЕ приравнять сталинизм к нацизму. И наша власть, всерьёз на него обидевшись, всё поняла правильно. Поняла, что называется, сердцем: что ОБСЕ таким образом ответило ей и на "фальсификаторов", и на авторитаризм, и на Грузию. И справедливости ради, надо сказать, что после всего, что позволяла себе Россия в последнее время, ответила достаточно взвешенно и интеллигентно.

А в том, что сталинизм родственен фашизму сомнений не было уже у непосредственных свидетелей эпохи. Об этом, например, прямо говорит такой трезвый и ответственный человек как Георгий Федотов. Да и Иван Ильин, кажется, не слишком сомневался. То есть, Россия обиделась все же зря. А, обидевшись, тут же и попалась, продемонстрировав свою брутальную маргинальность в международном сообществе и латентную сталиноманию.

С другой стороны... Неужели пакт Молотова-Риббентропа, которым ОБСЕ тычет в лицо России, чем-то принципиально отличается от Мюнхенской сделки, которой демократическая Европа попыталась откупиться от Гитлера, отдав ему на съедение Чехословакию? Думается, что в моральном плане, обе сделки – достаточное оправдание разразившейся вскоре войны... То есть в самом, что ни на есть, том смысле, о котором говорит Патриарх Кирилл - в смысле наказания Божия, последовавшего за... Ну, скажем, за пренебрежением элементарной этикой. Так что чья бы корова не мычала - вот что следовало бы ответить России ОБСЕ, а не краснеть и не обижаться как девочке...

И, наконец, об апокалиптических пророчествах о. Петра (Мещёринова) (Россию ждет распад, а РПЦ МП – наказание), торжественно завершивших все эти коллизии. Как отнестись к ним? Лично мнеэти пророчества представляются наиболее адекватной и трезвой вещью из всего, что было в этой истории наговорено. О. Пётр, столь же эмоционально (а все это, кажется, был единый выброс, одна "вспышка на солнце") отреагировал на эту многоплановую истерику, продемонстрировавшую всеобщий духовный кризис и нравственную несостоятельность. А ведь разруха, как известно, свершается в головах, и лишь потом принимает, так сказать, эмпирический характер.

И всё же трезвые и адекватные - ещё не значит неизбежные. Ведь возможность одуматься всегда остается. Это, во-первых. Во-вторых, всё находится в гораздо более надежных руках, чем мы обычно себе представляем. В-третьих, способность выдерживать сверхперегрузки – есть особый талант нашей удивительной нации, как, впрочем, и умение их себе создавать. Что касается последнего, то эта история, кажется, показала, что мы уже снова готовы выйти на максимальные обороты. А значит, не за горами, по всей видимости, и тот час, когда нам снова придется демонстрировать первое...

И, наконец, последний вопрос (который задал кролик пригласившему его на обед дракону). Итак, а всё же: можно ли не приходить? Ну, что здесь скажешь? Да, наверное, можно. Но для этого кто-то из игроков должен рано или поздно совершить что-нибудь такое необычное, нетрадиционное, неконсервативное, выкинуть какой-нибудь неожиданный финт. Начать говорить правду, например.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования