Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Сурож остается соборным. "Интеллигентная" епархия, нашедшая компромисс с "сергианством" советским, не смогла ужиться с "сергианском" постсоветским


Психологически этот разрыв назревал давно. Можно сказать, что он изначально был заложен в зыбкую и компромиссную конструкцию епархии с экзотическим названием "Сурожская". Уже в названии этом слышалась какая-то искусственность и ненадежность прикрытой им канонической единицы. Однако на протяжении долгих 35 лет единица эта не только продержалась в поле компромисса, но и заняла в нем свое, можно сказать, выдающееся историческое место.

В отличие от других "загранучреждений" РПЦ МП Сурожская епархия стала символом некой церковной адекватности, островком соборности, богословской и литургической свободы, открытым к диалогу с христианством Запада, но и всячески подчеркивающим свою генетическую связь с христианством Востока. В Сурожской епархии формировался некий тип "интеллигентного православия", причем в то самое время, когда в целом РПЦ МП позиционировалась как "пережиток" (внутри страны) и как орудие "миролюбивой политики" советского государства (за рубежом).

Неудивительно, что те немногие интеллигенты, которые приходили в Церковь в условиях советского "застоя", группировались "вокруг Сурожа" как вокруг своего церковного идеала, а каждый приезд митрополита Антония (Блума) в Россию становился триумфом "сурожской духовности".

В начале 90-х годов - в период массового прихода в Русскую Церковь нового поколения активных неофитов - появилась даже некая мода на "Сурож". Впрочем, она стала уделом преимущественно либерального крыла неофитов эпохи "второго Крещения Руси", поскольку активный экуменизм был важной чертой "сурожской духовности". Своим духовным наставником - в большей или меньшей степени - владыку Антония (Блума) считали многие видные представители "православия новой волны", иные из которых уже служат в архиерейском сане, а иные, оставаясь мирянами или священниками, несут важные церковные послушания. Примечательно, что ни один из них не решился сейчас, "в момент истины", вслух выразить свое понимание (хотя бы понимание, а не поддержку) происходящего в Сурожской епархии. Если в начале 90-х годов они искренне надеялись, что опыт этой епархии постепенно преобразит и освежит жизнь всей Церкви, то теперь смиренно признали сложившийся "статус кво", при котором церковная структура, отказавшись обогащаться "сурожской духовностью", начала вытеснять ее, как явление инородное и "соблазнительное".

В советскую эпоху РПЦ МП, безусловно, была несвободна. И в силу этой вынужденной несвободы она допускала "островки свободы" за границей, где присутствие РПЦ МП, в любом виде и почти на любых условиях, было необходимо для решения пропагандистских (а порой и более деликатных) задач, поставленных перед нею властью. За это противоестественное служение Церкви Христовой безбожной власти обличала Московскую патриархию РПЦЗ, одновременно упрекая своих зарубежных собратьев, перешедших в РПЦ МП, в том, что, прельстившись призраком маленькой свободы для себя, они согласились прикрывать великую несвободу Церкви в целом. Повторим еще раз, что в этом был компромисс, на который пошла и Сурожская епархия, но необходимость компромисса она оправдывала тем, что самое присутствие в лоне РПЦ МП такого островка свободы и соборности несет надежду, что когда-то и вся Церковь сможет воспользоваться сокровищем, временном сохраненным на этом островке. "Вся Церковь" им не воспользовалась - руководство РПЦ МП решило, что теперь-то, став "господствующей конфессией", оно и вовсе не нуждается ни в каких свободе и соборности, - и компромисс потерял всякий смысл.

"Сергианство" упрекали в том, что, под страхом смерти, ради сохранения какой-то внешней организации, оно пошло на подчинение Церкви - власти антихриста. Теперь выясняется, что то были цветочки - настоящий, сочный и "привлекательный на вид", плод "сергианства" вызрел только теперь. "Сергианство" в постсоветских условиях - это жесткая "вертикаль" церковно-административной власти, сращенная с коррумпированной властью светской, эксплуатирующая "символический капитал" национальной духовной традиции с целью превращения его в капитал физический, используемый в личных земных целях. Любая соборность, даже самая жалкая, даже в виде каких-нибудь православных братств со статусом юридического лица, такую "вертикаль", монополию на "символический капитал", подрывает, и поэтому обречена на силовое искоренение. Нынешняя церковная власть действует более жестко, чем ее "сергианская" предшественница советского времени. Если, скажем, в 1965 году оо. Глеба Якунина и Николая Эшлимана только запретили в служении за открытое, распубликованное по всему миру, письмо о нарушении принципов свободы совести в СССР и о несвободе церковного руководства, то в 2006 году о. Сергия Таратухина без всякого церковного суда лишили сана за то, что он указал на статус зека Ходорковского как политзаключенного - статус, признанный почти во всем мире. Нынешнее "сергианство" более жесткое, и, если угодно, более "сергианское", чем советское, потому что оно лишает Церковь свободной соборной жизни "добровольно", в условиях отсутствия гонений на веру. Допустим, что советские иерархии сращивались с властью, потому что в противном случае им и Церкви грозило уничтожение. Почему же с преступной коррумпированной властью сращиваются иерархи сегодня? Или все-таки не животный страх смерти, а своеобразная животная же "жажда жизни" - главный нерв "сергианства"?

Но вернемся в Сурож. В состав комиссии, созданной Московской патриархией для расследования "дела епископа Василия", вошел архиепископ Берлинский и Германский Марк (Арндт) - иерарх РПЦЗ(Л), даже еще и не вступившей в каноническое общение с РПЦ МП. Помимо канонической, мягко говоря, пикантности ситуации, когда дело епископа РПЦ МП расследует епископ, который с этой Церковью даже не общается, тут есть еще одна проблема, более серьезная. Сегодня большинству православных по обе стороны границы (и, может быть, в России даже больше, чем за ее пределами) понятно, что критика, которой подвергала патриархию РПЦЗ, не сводится лишь к политической близорукости "бежавших белогвардейцев". По плодам, которые принесло "сергианство" в наши дни, ясно, что оно было прежде всего смертельным ударом по соборности Церкви, начавшей понемногу возрождаться в революционное лихолетье. И РПЦЗ в своих обличениях Московской патриархии выступала как сторонница соборного начала, что, помимо прочего, проявлялось и в более широкой автономии ее общин, участии клириков и мирян в решении общецерковных вопросов. Пафос соборности был еще больше присущ Сурожской епархии, которая именно им оправдывала свое компромиссное пребывание в РПЦ МП. И вот теперь, иерарх, воспитанный на традициях зарубежной соборности, церковной демократии, если угодно, охотно участвует в разгроме едва ли ни последнего очага такой соборности в лоне РПЦ МП. Не парадокс ли это?

Завершившийся только что IV Всезарубежный Собор еще сохранил некоторые черты былой соборности РПЦЗ. Но режим его работы и вопросы, которые были вынесены на его обсуждение ("если не соединимся с Москвой - вымрем как динозавры"), показали, что современная РПЦЗ(Л) тоже готова принести свои свободу и соборность в жертву физическому выживанию. Идеологически сдавшись Москве, РПЦЗ(Л), хоть до конца еще и не объединилась с нею, но перестала представлять собою альтернативу "сергианской вертикали" РПЦ МП. Но ниша этой альтернативы, столь важная для исторических судеб Русской Церкви, не оказалась пустой. Ее заполнили русские церковные общины, еще недавно слывшие крайне либеральными и склонными к компромиссу куда в большей степени, чем РПЦЗ. Оплотом русской соборности становятся парижская Архиепископия русских церквей Константинопольского патриархата и, да, Сурожская епархия. Она, в лице епископа Василия и его паствы, уходит из РПЦ МП, чтобы сохранить залог свободы и соборности, который она несла постсоветской России, но который оказался этой России не надобен.

Вот такие исторические метаморфозы иногда происходят за очень короткие отрезки исторического времени. "Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его" (Мф., 21:43).

Алексей Малютин,

для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования