Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Русские правые в тени церковной бюрократии. У российской правой православной общественности есть честное политическое лицо, о котором не знает Россия


В современной России православная общественность (в отличие от некоторых других общественностей) обладает практически полной свободой для самовыражения, и тем удивительнее видеть практически полное отсутствие влиятельных общероссийских православных движений. Православие лишь изредка, в качестве виньетки, появлялось в заявлениях политиков из "Единой России" или "Родины", православная общественность мелькнула в лице двух-трех своих представителей в Общественной палате РФ и опять растворилась в официальных заявлениях руководства Московской патриархии. Церковные функционеры оттесняют самостоятельные независимые движения мирян, даже вполне лояльные к этим функционерам, на второй план, иногда сознательно, иногда интуитивно, ощущая опасность, исходящую от "не в меру активных" мирян.

Как и до революции 1917 года, гражданская активность православных консерваторов не всегда нравится церковному начальству, потому что провоцирует на откровенность и на конфликт с властью (не обязательно резкий и прямой, но и на такой, который называют "печалованием"), к которой Церковь остаётся привязанной. В постсоветской истории одним из ярких примеров того, как РПЦ МП относится к активности мирян, является история Союза православных братств, который просуществовал с 1990 по 1994 годы и был лишен статуса юридического лица, практически закрыт. Представители Союза делали заявления против экуменической политики священноначалия, которая рассматривалась как измена Православию, а также обвиняли Патриарха Алексия II в отречении от Христа после речи перед раввинами в США в 1990 году. В настоящее время антиглобалисты и противники ИНН во главе с бывшим руководителем Союза игуменом Кириллом (Сахаровым) также подвергаются давлению со стороны руководства РПЦ МП (с начала 2006 года предпринимаются попытки отобрать у прихожан игумена Кирилла храм св. Николы на Берсеневке).

С точки зрения общественной активности, консерваторы представляют для священноначалия РПЦ МП даже большую "головную боль", чем либералы в Церкви, так как либералы чаще смиряются со своим маргинальным положением (к примеру, прот. Александр Борисов, отец Георгий Чистяков или отец Георгий Кочетков уже не ведут столь энергичной работы, как раньше). Кроме того, либералы и не рассчитывают на массовую поддержку в православной и вообще народной среде, они элитарны, а консерваторы апеллируют именно к народу в целом.

Первым, если не единственным, действительно известным православным движением в последние годы стал Союз православных граждан (СПГ). Как это ни курьезно, но эта организации не имеет строго очерченного фиксированного членства, а имеет лишь небольшой актив да сопредседателей-"свадебных генералов". Актив, таким образом, получает возможность выступать и от имени "свадебных генералов" с громкими именами, и от имени "многомиллионной" массы собственно православных граждан России. Ситуация с местом и ролью СПГ характерна: нельзя сказать, что Союз не признан священноначалием РПЦ МП, но и нельзя сказать, что его кто-то официально поддерживает; вроде бы, многие идеи СПГ перекликаются с тем, что говорят о либерализме и правах человека прот. Всеволод Чаплин и митрополит Кирилл (Гундяев), но со стороны создаётся впечатление, что к лидерам СПГ иерархи относятся несколько снисходительно, свысока. С одной стороны, СПГ реально, хоть иногда и гротескно, отражает взгляды консервативной "правой" общественности, связанной с РПЦ МП, но сама Московская патриархия не делает ничего, чтобы СПГ или кто-то из лидеров этого Союза вышел на политическую арену, стал бы выразителем мнения церковной общественности, пусть даже имеющей опосредованную связь с официальным православием.

Рупором правой православной общественности в таких условиях стал, "методом самовыдвижения", глава московского отделения СПГ Кирилл Фролов, сотрудник Института стран СНГ, сторонник активной общественной деятельности Церкви в целом и отдельных верующих в частности. За массой политических оценок, которые Фролов давал разным событиям, происходящим в России и на постсоветском пространстве, прослеживается чёткая гражданская позиция. Будучи до неправдоподобия лояльным руководству РПЦ МП, Фролов, вместе с тем, критикует реальную церковную действительность: "Пленение Русской Церкви безбожниками породило "новый тип священника", деятельность которого сводится к требоисполнительству, а некоторые из таковых, вместо того, чтобы употребить свою энергию на миссионерство, обосновывают целое "богословие дезертирства", когда специально подбираются аргументы о том, почему священник не должен идти с проповедью в студенческую аудиторию, рок-концерт, элитный поселок или рабочую общагу. В итоге, все эти профанации вроде "крещения конвейером" или "общей формальной исповеди", через которые проходят миллионы, калечат души" (К. Фролов. Стратегия православного глобализма \\ Правая.Ру, 11 июля 2005 г.). В этой же статье Фролов отмечает, что православие может предложить свой проект национальной модернизации России - как в сфере общественной жизни, так и экономики. Фролов подчёркивает: "Глядя правде в глаза, скажем, что вряд ли мы когда-нибудь будем первенствовать в мировой экономике. Но мы не марксисты, мы знаем: экономика решает далеко не все. Православие — последний шанс, последняя возможность для России. Здесь, именно здесь и только здесь — Россия первична".

Одним из инструментов этого возрождения должна стать, по мнению Фролова, именно деятельность общественности, институтов гражданского общества: "Ведущую роль в процессе демаргинализации "политического Православия" должно играть Священноначалие РПЦ и авторитетные священники; любые попытки "государственного вмешательства", искусственного создания "контролируемых" групп не могут привести ни к чему иному, как к обострению проблемы. Демаргинализация православно-общественного движения в целом — задача, решение которой представляется принципиально важным не только для самой Церкви, но — в силу ее общенационального значения — для всей страны" (К. Фролов, И. Агафонов. Демаргинализация политического православия \\ Правая.Ру, 20 мая 2005 г.). Особенно ярко идея мобилизации мирян была заявлена в статье Кирилла Фролова "Воцерковить Дальний Восток!" (Правая.Ру, 27 апреля 2006 г.), посвящённой новому освоению Дальнего Востока, где православие проигрывает пока в борьбе с протестантизмом. Фролов уверен в том, что необходима новая колонизация этих земель через православное миссионерство, погружение корейцев и китайцев в русскую культуру и т.д.

Идея невмешательства Церкви в политическую и общественную деятельность вызывает у К. Фролова резкое неприятие. По его словам, "у антицерковных сил секулярного тоталитаризма появился новый союзник – это "суррогатный консерватизм" в Церкви. Речь идет о кругах, которые считают преображающее миссионерское действие Церкви в мире невозможным, предлагают Церкви уйти в добровольное гетто. Пример такой психологии — статья о. Олега Стеняева о том, что политическая и правозащитная деятельность являются неправославным делом, что Церковь должна действовать только молитвой и "духовными методами"… Из этой же серии нападки на миссионерскую деятельность игумена Сергия (Рыбко) и диакона Андрея Кураева за их работу с молодежью. Скажите, а как можно привести кого-то к Церкви, не входя в контакт с теми, кого ты хочешь привести? Не выступая в тех местах, где молодежь собирается, не работая с ее интеллектуальными и даже богемными кругами, с ищущими людьми? Если ждать, пока "кого надо Господь сам в Церковь приведет", то можно дождаться того, что произведенная руками молодежи "оранжевая революция" на Украине покажется детским лепетом" (К. Фролов. Суррогатный консерватизм \\ Правая.Ру, 1 марта 2006 г.).

Опасность для Церкви К. Фролов видит не только в идеях либеральной общественности, которая высказывается против притязаний РПЦ МП на определение общеобязательных нравственных приоритетов, но и в секулярной бюрократии. Выступая на заседании группы по правам человека Конференции Европейских Церквей, Кирилл Фролов обозначил следующие вызовы: "Попытка секулярных гуманистов "украсть" у христиан проблематику свободы личности и свести христианство к частной жизни, подчинить Церковь секулярной бюрократии, вытеснить ее из общественной жизни" (В Европе узнали о проблемах Русской Церкви \\ Правая.Ру, 19 декабря 2005 г.).

По существу, Кирилл Фролов как романтик-радикал часто выставляет себя (пусть и невольно) оппозиционером существующей кремлёвской власти, ценящей "умеренность и прагматизм". Это, естественно, не может устраивать священноначалие РПЦ МП. Фролов критикует высших чиновников за отсутствие должного внимания к церковным инициативам, таким как введение института военного духовенства и внедрение предмета "Основы православной культуры" в школах, обвиняя функционеров в том, что они саботируют "православное возрождение" страны. И, исходя из консервативной идеологии, для таких выводов есть все основания.

В силу того, что Московская патриархия тесно связана с государственной властью, её представители не готовы критиковать чиновников и политиков. В этой ситуации Кирилл Фролов переносит всю мощь критики с российской власти на "оранжевую" украинскую, обвиняет Виктора Ющенко в попытке разделить православие в Украине, оторвать Украину от России. Антизападный пафос выступлений Фролова находит поддержку у украинского православного политического блока во главе с Натальей Витренко, который однако не прошёл в Верховную Раду на последних выборах. Однако опять же официальное руководство УПЦ МП не желает ассоциироваться с маргинальными политическими силами. Митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан) не проклинает Ющенко и встречается с "православным харизматом", мэром Киева Леонидом Черновецким. Более того, в своих высказываниях митрополит Владимир открыто поддерживает сторонников европейского пути развития Украины. В интервью интернет-сайту Представительства Русской Православной Церкви в Страсбурге (www.strasbourg-reor.org, 16.04.2006) митрополит Владимир прямо заявил о намерении сотрудничать с западными Церквями, несмотря на существующие проблемы: "Объединенная Европа должна стать хранительницей и Восточной, и Западной христианских традиций, а слова "европеец" и "христианин" должны быть синонимами". По поводу роли международных институтов в развитии Украины митрополит Владимир заметил, что "Совет Европы, его рекомендации очень важны для стран с неокрепшими демократиями, которые стремятся стать правовыми государствами. Мы уже говорили, что нашему национальному законодательству в сфере церковно-государственных отношений, обеспечении свободы совести и защите прав верующих ещё далеко до общеевропейских стандартов". Несмотря на то, что слова и действия официального руководства УПЦ МП далеки от идеалов правового консервативного сообщества, в Украине правые всё-таки активно участвуют в выборах и гражданских акциях. В этом смысле идеал российского СПГ частично воплотился в Украине, и это произошло именно при Ющенко, а не при Кучме.

Проблема отношений активных мирян и РПЦ МП, безусловно, поверхностно поставленная на примере Союза православных граждан, заставляет задуматься о будущем российского консерватизма и того, каким может быть гражданское общество в России. Во-первых, священноначалие, ориентируясь, прежде всего, на богатейших бизнесменов и высших чиновников, само маргинализирует правое консервативное сообщество, не давая ему вырасти. Во-вторых, в результате этого, изначально националистическое, радикально настроенное правое движение не эволюционирует в сторону умеренности и кристаллизации тех идей, которые уже можно вынести на обсуждение широкой политической общественности. Такой эволюции может способствовать участие, к примеру, СПГ в выборах разных уровней, в подготовке (гипотетически) Всероссийского Поместного Собора РПЦ МП, в дебатах на общероссийских каналах и т.д. Однако такого развития правых в настоящее время не происходит, и по этой причине в мировоззрении маргинализованных консерваторов по-прежнему преобладают рассуждения о "теориях заговоров", а также обсуждения политтехнологий (этим объясняется и присутствие в рядах правых профессиональных православных "пиарщиков", таких как Михаил Леонтьев с Первого канала или Андрей Добров с Третьего канала).

В данной ситуации, даже при том, что православие остаётся высоким авторитетом для большинства населения России, сознательная православная общественная активность является слабой и незаметной, и одна из основных причин этого - нынешнее положение правой околоцерковной общественности, которая занимает ровно такое место, чтобы не быть помехой государственнической политике РПЦ МП. Парадоксально, но в стране, где православная культура провозглашается главной ценностью, православная общественность играет минимальную роль, и после 15 лет постсоветского развития в этом уже трудно винить только наследие атеистического советского режима.

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования