Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

От "Единой России" к "Единому Православию". Зачем РПЦЗ(Л) участвует в создании "Единой Церкви" для "вертикальной политической конструкции" Путина и его преемника?


Российское государство пытается решить чрезвычайно сложную задачу – объединить два церковных организма, которые значительно отличаются друг от друга. Официальные представители РПЦЗ(Л) пытаются убедить себя и окружающих, что Московская патриархия – это обновлённая Церковь новой "возрождающейся" России, хотя многие трезвые головы в самой РПЦ МП признают, что это некоторое, скажем так, преувеличение. Большинство "зарубежников", противостоящих процессу объединения, не верят в то, что РПЦ МП освободилась от советских традиций и уже неподконтрольна власти, которая, между прочим, сосредоточена в руках чекистов, как бы кто к ним ни относился. Однако неверными по сути являются и оценки, которые даются Московской патриархией Зарубежной Церкви. Идеологи РПЦ МП неправдоподобно вычурно возвышают РПЦЗ(Л), льстят ей, для того, чтобы объединение выглядело более солидно. Хотя все прекрасно помнят резкие высказывания об этой Церкви, которые звучали из уст Патриарха Алексия II еще каких-то четыре года назад.

После начала активного процесса сближения РПЦ МП и РПЦЗ(Л) в 2003-04 годах стало очевидным, что у среди "зарубежников" есть не только стремление войти в единую Русскую Церковь, чтобы сохранить церковное имущество и личное положение, но и желание остаться при этом негосударственным свободным православием (что выразилось практически в моментально возникшем расколе на сторонников и противников сближения с Москвой). Первое стремление является следствием рациональных расчетов, естественных патриотических чувств и ностальгии по дореволюционной России, которую"возрождает Путин". Второе желание – следствие исторического развития Зарубежной Церкви уже в условиях Запада, стремления воплотить на практике решения Всероссийского Собора 1917-18 годов, которые делали Церковь самостоятельной институцией демократического гражданского общества. Вместе с тем, для "зарубежников" важен накопленный ими опыт жизни в западном обществе, которое отнюдь не склоняло их к отказу от православной идентичности, а наоборот относилось к православию с большим интересом (в 1960-80-е гг. явление новообращенных-"конвертов", молившихся и проповедовавших православие на своих родных языках, стало массовым и значимым для развития РПЦЗ). В церковной среде, несмотря на преобладание неизменно патриотической риторики, были восприняты европейские нормы и ценности, а членами приходов РПЦЗ стали и американцы, и англичане, и французы...

Жизнь в Европе или в Соединённых Штатах позволила сохранить русскую православную культуру, российское патриотическое мировоззрение, в основе которого лежит образ России, в которую когда-либо надо будет вернуться. Монархизм в рамках РПЦЗ приобрёл черты далёкого исторического мифа, потерявшего на деле связь с реальностью. Образ России стал напоминать образ любой другой свободной цивилизованной европейской страны. Но пока только напоминать. Трансформация этого образа хорошо видна на примере тех "зарубежников", которые в начале 1990-х годов перешли из РПЦ МП в РПЦЗ. Вначале многих из них привлекала верность монархическим традициям, а к концу 1990-х годов они начали отстаивать принципы демократии, столкнувшись на деле с антидемократической репрессивной машиной власти и РПЦ МП (яркий пример – взгляды оо. Анатолия, Романа и Георгия Новаковских из Железноводска Ставропольского края, переходивших в 1992 году в тогда еще единую РПЦЗ).

Отличительные четы русского ностальгического мировоззрения РПЦЗ особенно заметны, если сравнить его с мироощущением православных в Сурожской епархии (Великобритания), окончательно ставшей после кончины митрополита Антония (Блума) оплотом европейского православия – преимущественно англо-французского. Давление со стороны РПЦ МП "сурожцы" восприняли как проявление неправомерных амбиций православного соседа, с которым надо уметь себя твердо держать, чтобы тебя не съели. Фактическое изгнание из Сурожской епархии ставленника Москвы епископа Илариона (Алфеева) и просьба епископа Василия (Осборна) отпустить епархию под омофор Вселенского Патриарха свидетельствуют о полной независимости и внутренней крепости англо-французского православия.

В отличие от континентальных европейских православных, в Лондоне русские патриоты из РПЦЗ оказались готовы пожертвовать своей европейскостью, то есть свободой. Сторонники Митрополита Лавра в ходе долгих переговоров согласились постепенно стать частью системы РПЦ МП – автономией, но такой, в которой будет происходить постепенная эволюция в сторону централизации и унификации церковной жизни - причем, без всяких твердых гарантий сохранения хотя бы имущественных прав. Даже из скудных сведений о дискуссиях, возникавших на заседаниях согласительных комиссий представителей РПЦЗ(Л) и РПЦ МП, понятно, что назначения архиереев будут согласовываться в Московской патриархии (то есть, по сути, производиться ее Синодом), а собственность будет переходить постепенно под контроль РПЦ МП. Всем этим процессом будет руководить церковный МИД - Отдел внешних церковных связей во главе с митрополитом Кириллом (Гундяевым), имеющим небезупречную репутацию, особенно на Западе.

В постсоветской истории РПЦ МП не было момента прощания, символического акта покаянного разрыва с коллаборационистским советским прошлым. Акт объединения с РПЦЗ(Л) призван стать эрзацем такого символического акта в глазах идеологов официального русского православия. Зарубежная Церковь, ставшая частью РПЦ МП, омоет все грехи "советской" Церкви, спишет со счетов истории все проблемы, связанные с "сергианством" – службу в КГБ, предательства, преступления иерархов, совершённые по наущению советских чиновников и "ради блага Церкви", "корректировку" православного вероучения, наконец. Обо всех этих проблемах советского периода говорят и сами "зарубежники", и представители РПЦ МП, потому что это действительно пятно на совести, от которого следует избавиться. Зарубежная Церковь – живой пример обличения "сталинской" Московской патриархии, а поэтому объединение с РПЦЗ(Л) является своего рода историческим перевалом. Как всегда в России, другого пути почему-то не предлагается, и на то есть причины.

Во-первых, РПЦ МП лишь частично нашла "общий язык" с российским гражданским обществом. Признавать свою работу на советскую власть в полном объёме сейчас, после того как на протяжении 15 лет РПЦ МП стремилась доказать, что иного выхода тогда не было "и на этом можно поставить точку", это значит серьезно уронить своё достоинство. Вообще такой акт, с рациональной точки зрения, бессмысленен, потому что в нынешних политических условиях положению РПЦ МП ничто не угрожает, а ее "сотрудничество" в былые годы власть даже одобряет и приветствует, потому что сама себя чувствует преемницей тех сил и органов, с которыми РПЦ МП "сотрудничала".

Во-вторых, русское православие, по проектам власти, должно стать в ближайшем будущем единственной и уникальной "Единой Церковью", символом российской государственности. И для этого публицисты часто призывают пожертвовать практически всем. Михаил Леонтьев и депутат Госдумы РФ Наталья Нарочницкая пугали колеблющихся "зарубежников" тем, что РПЦЗ уйдёт в небытие, если не объединиться с Московской патриархией. Имели место прямые шантаж и ультиматум. Нарочницкая обвиняла "зарубежников" в том, что они цепляются за разложившуюся в моральном отношении Европу, а Родину продолжают критиковать. Заведующая кафедрой религиоведения Российской академии госсужбы при президенте РФ Ольга Васильева в своей статье, посвящённой объединению РПЦЗ(Л) и РПЦ МП, отмечала, что все разногласия несущественны по сравнению с тем, какому врагу предстоит противостоять Единому Православию, а именно - "однополярному миру, в котором навязывается американское видение грядущего" ("Православие.ru", 6 мая 2006 года). Рассуждения лояльных власти журналистов и политиков говорят о том, что и в интеллектуальном сообществе, и в среде широкой общественности русское православие (и единое, и неединое) изначально рассматривается в качестве некоего идеологического инструмента, и не более того. И нельзя не видеть в этом советского алгоритма мышления.

В-третьих, единство двух Церквей необходимо власти, так как сам момент хотя бы внешней десоветизации такого мощного духовного института как Московская патриархия открывает большие возможности. Только на такой "чистый" обновлённый институт государство могло бы опереться в полной мере. Только такое "русское Православие", которое обретёт после объединения и некий общемировой статус, преемствуя не только сталинской, но и свободной Церкви, поможет легитимизировать, фактически оправдать любой властный режим. Отсюда – стремление президента РФ Владимира Путина поддержать процесс сближения двух Церквей, о чём глава государства заявил прямо во время встречи с Митрополитом Лавром в Москве. Отсюда – кампания в государственных СМИ по поводу процесса объединения Церквей, выступление Михаила Леонтьева в программе "Однако" накануне Всезарубежного Собора, сюжеты по Первому каналу и т.п.

Невзирая на все добрые устремления иерархов двух Церквей, "Единое Православие" будет более жёстко встроено в систему государственной идеологии России, чем даже РПЦ МП в настоящее время. Прежде всего потому, что лавры великого объединителя двух Церквей принадлежат президенту РФ В. Путину, по существу стоявшему у истоков процесса сближения. "Объединитель Русской Церкви" – это уже почти магическая, сакральная формула, которая одновременно является формулой идеи власти для президента Путина или его преемника, для которых православие будет не только "родной" верой, но и, в какой-то мере, "вотчиной", к обустройству которой они причастны. Инерция царской власти и советских руководителей, которые сами создавали Церковь в своём государстве, привела Россию и ее Церковь на новый круг развития.

Неверно предполагать, что о подобной роли и видах российской власти деятели РПЦ МП и РПЦЗ(Л) не догадывались. Они сознательно шли на жертвы, как шел в свое время и "мудрый старец" - митрополит Сергий. Однако теперь все намного меньше: "Единое Православие", как и "Единая Россия", бросает себя на алтарь политической карьеры и избирательной кампании лишь одного конкретного политика, отнюдь не заинтересованного в полном и безоговорочном разрыве с коммунистическим прошлым.

Роман Лункин,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования