Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Между властью и православием. Кто культивирует нетерпимость в российском обществе


Общественная атмосфера в России всегда накалялась до предела в кризисные годы – перед революцией 1917 года росло число антисемитских организаций, в 1930-е гг. шла борьба с "врагами народа", затем переросшая в травлю диссидентов в застойное брежневское время. Как дореволюционное, так и советское общество постоянно с кем-то боролось, стараясь справиться с самыми простыми социальными и экономическими проблемами. В постсоветское время инерция "вражеского присутствия", чуть затухнув, вспыхнула вновь после 2000 года. Помимо естественного противодействия международному терроризму, который всё-таки, слава Богу, не касается большинства граждан, должны были и появились другие враги – "сектанты", "ваххабиты", читающие богословские книги, "фальшивые либералы", а для некоторой части общества как всегда "сионисты". При таком обилии врагов государство, не имеющее под рукой советской машины пропаганды, нуждается в продуманной и авторитетной идеологии.

Всё чаще политики и чиновники обращаются к авторитету православия, даже не осознавая всей степени опасности вовлечения Церкви в межнациональные или межрелигиозные столкновения. Действия активистов партий ЛДПР, "Родина" или молодёжного движения "Наши", которые устраивали антисектантские акции против неправославных Церквей и движений, показывают, что политики с лёгкостью используют свою "православность" и без прямой санкции Церкви. О своей ориентации на православие заявляет уже как генеральный прокурор РФ Владимир Устинов, так и представители Госнаркоконтроля РФ, которые обещали не сотрудничать с "нетрадиционными конфессиями". В представление о государствообразующей роли православия вписываются и некоторые положения "Концепции государственной национальной политики РФ", которая подготовлена Минрегионразвития РФ. Её главная цель – "формирование единого многонационального общества при консолидирующей роли русского народа" - была раскритикована в начале марта Комиссией Общественной палаты РФ по толерантности и свободе совести, так как напомнила членам Палаты заявления о роли советского народа в Конституции СССР. О пропаганде национализма говорит и ситуация, сложившаяся вокруг "Письма 500" - среди подписавших это письмо были именно православные депутаты Госдумы РФ, такие как Александр Крутов, не отказавшиеся от своих слов и поныне.

Национализма и нетерпимости в российском обществе много, потому что нет в России пока такого признанного государством института, который бы воспитывал бы в обществе веротерпимость и вообще уважительное отношение к инакомыслящим. Православные иерархи, которые заявляют о том, что Церковь должна воспитывать в народе духовность, на деле идут на поводу сторонников ксенофобии. Во-первых, представители Московской патриархии сознательно ставят другие религии, существующие в России, на более низкую ступень. Как заявил по поводу создания в рамках Совета муфтиев России Комиссии по исламо-христианскому диалогу замглавы Отдела внешних церковных связей РПЦ МП епископ Егорьевский Марк (Головков), "нужно понимать, что христианские неправославные организации всегда были и остаются малочисленными общинами нашей страны, которые не имеют серьезного влияния на жизнь российского народа". Епископ Марк назвал появление такой комиссии "болезненной реакцией" мусульман и попыткой создать свой "параллельный" Межрелигиозный совет, где мусульмане напрямую будут общаться с католиками, пятидесятниками, лютеранами и баптистами. Во-вторых, и православные епархии, и руководство Московской патриархией, безусловно, поддерживают антисектантскую деятельность, которой по всей стране занимаются штатные и внештатные "сектоведы". С разной степени добросовестности православные апологеты стараются показать то, какой вред национальной культуре и государственной власти наносят не только адепты новых религиозных движений, но и вполне респектабельные Церкви, прежде всего, протестантские.

В нашем молодом гражданском обществе призывы православных националистов и "сектоведов" культивируют идею о том, что исповедовать неправославную христианскую веру публично – стыдно, а пытаться распространить эту веру широко – это нарушение общественного порядка. К примеру, 6 марта 2006 года пять студенток Славянского-на-Кубани государственного пединститута были вызваны в деканат и предупреждены, что будут наказаны, если будут продолжать рассказывать о своей церкви сокурсникам и продолжат посещать общину Евангельского христианского миссионерского союза (ЕХМС). В советском духе заместитель декана Сергей Шептий спрашивал у дочки пастора Нины Федотовой, зачем она рассказывала своим однокурсникам о своей вере и зачем приглашала их в гости. Для Краснодарского края ограничения социальной работы протестантских церквей является практически целенаправленной политикой краевой администрации и руководства епархии РПЦ МП. О необходимости поддерживать монополию православия регулярно заявляется в ходе земских съездов, которые устраиваются чиновниками и духовенством.

Самым необъяснимым явлением можно назвать противодействие социальному служению неправославных церквей в тех учреждениях, где лишней помощи не бывает. Идеологическая подоплёка очевидна, например, в случае с пятидесятнической церковью "Живая вера" в Пензе. В конце февраля этого года пятидесятникам было отказано в праве работать с бомжами в Пензенском доме ночного пребывания, а исполнительный директор церкви С.Г. Киреев получил официальное уведомление, в котором было написано: "сотрудники и подопечные нашего учреждения обратились ко мне с письменным обращением о согласии посещать Православную молебную комнату… и просят прекратить деятельность религиозной организации "Живая вера". Произошло это после того, как в ночлежке сменился директор, который не принял во внимание, что активисты церкви работали с бомжами в течение четырёх лет.

В том, что толерантность и веротерпимость в России последовательно не соблюдаются и даже считаются чисто "западным" феноменом, который нашей стране не нужен, "крайними" оказываются директора социальных учреждений и Домов культуры, руководители колоний и военных частей, сотрудники правоохранительных органов и чиновники. Вместе с тем, не эти люди являются главными проповедниками и носителями этой идеологии веронетерпимости. Они прислушиваются к православным политикам и к представителям духовенства и иерархам. Если даже отбросить самые одиозные ксенофобские высказывания православныхиерархов, то всё равно никто из них не предлагает следовать демократическому пути, не призывает строить многополярное и многоконфессиональное общества, быть честными гражданами в рамках рыночной экономики и свободных выборов. В лучшем случае митрополит Кирилл (Гундяев) обращается к политикам и верующим с призывом не следовать западноевропейскому пути, а выработать нормы своей "соборной демократии". Однако так как никто не знает, что такое "соборная православная демократия", то общественное сознание идёт по самому лёгкому, уже изведанному пути – утверждению гордости великороссов за счёт подавления альтернативных форм религиозности и культуры. Этот путь оказывается приемлемым и для политиков, потому что политики выбирают те идеи, которые моментально и легко схватываются населением и привлекают к себе внимание.

Складывается круг национальной безответственности, при том, что люди, входящие в этот круг, формально берут на себя ответственность за всю Россию. У "православных" политиков и иерархов нет смелости прямо заявить о том, чего они хотят на самом деле. Об этом за них, к примеру, говорит Союз православных граждан, призывающий осуществить масштабный национальный проект - восстановление исторического облика Московского Кремля, введение в школах "Основ православной культуры", полковых священников в армии, православных телепрограмм в СМИ, восстановление уничтоженных национальных святынь. Представители государства, оправдываемые Церковью, также бояться сделать любую нетерпимость маргинальным явлением, так как другого альтернативного "национального проекта", который бы встречал такой же большой отклик в массовом сознании, у власти нет.

Роман Лункин,
"Портал-
Credo.Ru".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования